На главную

Доллар = 77,36

Евро = 87,59

25 января 2022

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Вынос тела Ленина. Ради порядка народ готов пожертвовать свободой. Вечеринка в «доме миллионеров»

Валерий ЕГОЗАРЬЯН,

политолог, заместитель директора Института общественного проектирования

Перед желтыми штанами — два раза «ку»

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Лев Гулько.
Перед желтыми штанами — два раза «ку» 2 февраля 2011
Почему люди готовы пожертвовать свободой ради порядка? Потому что несвободным быть легче. Ты перекладываешь ответственность, тебе не нужно принимать никаких решений. А в свободном обществе человек отвечает за все сам. Основная масса людей боится с этим не справиться и не хочет такой нагрузки, возлагая свои надежды на сильное государство. Но сила государства есть производное от его способности стоять на страже закона, обеспечивать четкое функционирование всей правовой системы. Там, где нет свободы, не может быть сильного государства, а значит — и порядка.

Рождение мирового «суперкласса»

ЛГ: Третья наша часть посвящена людям, которых все не очень любят. Свои-то не любят, а чужие не любят совсем. У нас в России есть такая замечательная пословица: «Самая легкая болезнь — холера у соседа». Так вот, если на всех этих ребят найдет холера, то никто не будет плакать. Речь идет о вечеринке в новом «доме миллионеров», натолкнувшей британскую прессу на размышления о появлении мирового «суперкласса», к которому, собственно говоря, Sunday Times и относит наших совсем богатых, или, как их часто называют, олигархов. Не совсем, говорят, правильно — но олигархи. Фотографии российского миллиардера Романа Аркадьевича Абрамовича (вот уж притча во языцех), его подруги Даши Жуковой и его океанской яхты иллюстрируют материал Sunday Times о появление нового класса супербогатых. А новый «дом миллионеров» — это такой супердом в Лондоне, где метр стоит… даже не помню сколько. Там какие-то такие цифры, которые просто не укладываются в сознании.

ВЕ:  Причем в Лондоне цены очень дифференцированы в зависимости от района и собственности.

ЛГ: Да. Так что здесь такое, по мнению экономистов и экспертов? Точка зрения, которую приводят газеты, — это ведет к социальному неравенству. И вообще, такая ситуация, когда вдруг появляются «совсем-совсем богатые», когда происходит расслоение общества на богатых и всех остальных, не сулит миру ничего хорошего. Сулит только, понятное дело, обострение зависти. Поскольку я не могу быть таким, как Абрамович, я хочу выколоть ему глаз. Или поджечь его дом...

ВЕ:  Вы знаете, дело в том, что расслоение было всегда...

ЛГ: Да.

ВЕ: …На богатых, бедных, средних. Все зависит от процента перераспределяемых средств. И от психологии. Желание вырвать глаз у олигарха на самом деле свойственно большинству из нас. И мы не очень понимаем, что это пагубно. Дело не в том, что я люблю всех олигархов или беру на себя смелость утверждать, что они честно заработали свои деньги. Дело в том, что сегодня они со своими деньгами, со своими предприятиями так или иначе являются одним из элементов, и не самых простых, экономической конструкции. И просто все отобрать и разрушить эту систему невозможно. Нужно что-то предложить взамен. Люди не отдают себе отчета, что в обществе всегда были богатые. Всегда был работодатель. Но только у нас…

ЛГ: Справедливости нет.

ВЕ:  Справедливости нет и быть не может в этом случае. Более того, у социального структурирования общества есть своя функция, своя нагрузка — и в сфере госуправления, и идеологическая, и так далее. Однажды в истории попробовали убрать все эти социальные слои — я имею в виду советский период. Но даже тогда нам не удалось сделать это до конца. Мы знаем прекрасно, что выросла номенклатура. Свои чиновники.

ЛГ: Но согласитесь, что были некие правила игры, было понимание, что не надо будоражить сознание. Сознание будоражить не надо.

ВЕ:  Да. Это тоже та ситуация, в которой работают двойные стандарты. Есть у тебя любовница, есть у тебя «Волга» — это не значит, что ты должен разводиться или раскатывать на «Волге» днем и ночью. Все и так понимают и знают, что у тебя они есть.

ЛГ: А пыжиковую шапку покупай в секции ГУМа, где никто не видит, никто не слышит.

ВЕ:  В результате эта система рухнула. Рухнула, потому что основная масса людей (хотя были и такие, кто даже не слышал об этой пыжиковой шапке, не знал, откуда она берется, где все эти точки — Военторги, Воздвиженки и так далее) не была готова. Она не была согласна. Дело в том, что здесь происходит конфликт. На Западе никто никогда не утверждает, что все прямо так равны. Все прекрасно отдают себе отчет, что есть сенатор, что есть конгрессмен и что они не равны какому-то механику или слесарю с завода.

ЛГ: Но я его, гада, могу не выбрать, если что.

ВЕ:  Возникает тогда ситуация… Конечно, у конгрессмена больше шансов ускользнуть от закона, чем у механика. Но тем не менее это достаточно сложно. И прозрачная судебная система снижает шансы на выскальзывание из рук правосудия. Все понимают, что перед законом они равны и конгрессмену нужно будет что-то сделать, чтобы избежать наказания: спрятаться, уйти, замазать ситуацию и так далее. Но при этом они отдают себе отчет в том, что они не равны. Тем более в Великобритании или во Франции. Возьмем какую-нибудь графиню. Водитель из любой компании понимает, что он ей не ровня, потому что у нее за спиной 16 веков, потому что она знает своих предков, потому что земля ей принадлежит по праву и так далее. Но он знает, что если она даст взятку, то сразу же начнется расследование по делу мадам N о даче взятки, что все ответят перед законом. И нет никакого конфликта сознания.

У нас же всегда происходит конфликт сознания. Потому что нам постоянно говорят, что мы все равны, что мы все одинаковые, что у нас все правильно. Но на деле мы понимаем, что у нас абсолютно разные доходы, что перед законом мы отвечаем по-разному — а кто-то не отвечает никогда, и ему это можно, потому что так принято. Но вслух мы говорим, что у нас такого нет ни в коем случае. И из-за этого конфликта не работает система.

ЛГ: Что делать?

ВЕ:  Приводить реальную жизнь в соответствие с законодательством. Либо написать в законе: ребята, перед желтыми штанами — два раза «ку» (как на планете Плюк из фильма «Кин-дза-дза»); этим — только пешком, этим — только «Жигули Калина» желтого цвета. И все.

ЛГ: Честно все.

ВЕ:  Да. И тогда конфликта нет, все понимают свое место в социальной системе. Либо привести реальную жизнь в соответствие с законом, который принят в этом государстве.

ЛГ: Самые счастливые люди — в Дании. Или в Норвегии.

ВЕ:  В России.

ЛГ: Согласно последнему рейтингу счастья, в России не очень. В Дании и в Норвегии. Почему? Потому что они в принципе все равны перед законом, и к тому же там сильная социальная поддержка со стороны государства, которое оплачивает медицинские расходы и что-то там еще. У них есть богатые — но они ничем не отличаются от обычных людей, которые ходят по улицам. Сильная социальная поддержка.

ВЕ:  Конечно.

ЛГ: И налоги у них высокие. Вот на эти самые налоги и существует вся эта социалка.

ВЕ:  Дело в том, что имеется еще одна важная составляющая, которая у нас не выросла. Она не воспитана. Это благотворительность. В Штатах…

ЛГ: Если бы по рукам не давали за благотворительность...

ВЕ: …Это все модно, хорошо. И считается моветоном не участвовать ни в чем, не выделять каких-то денег. Но если вдуматься, за что платят богатые люди… А они делают это вполне осознанно, тратят десятки миллионов. Они создают вокруг себя благоприятную среду.

ЛГ: Естественно.

ВЕ: Пока наши олигархи не доросли до понимания того, что вокруг себя надо создавать благоприятную социальную среду, делиться частью заработанного. Сделать асфальт для всех, а не дорогу к своему дому. Купить не «Челси» для собственного удовольствия, а…

ЛГ: Если покупаешь «Челси», то одновременно надо открыть десять юношеских клубов.

ВЕ:  Пожалуй. Тогда понятно, что у тебя есть деньги. Понятна твоя мотивация. Дело в том, что отсутствие ясной и четкой мотивации влияет в том числе и на политическую систему. Все понимают, что наша бизнес-элита каким-то образом участвует в принятии властных решений. Именно поэтому ее представителей и называют олигархами. Но кто, как и какие интересы представляет — непонятно. А потом они удивляются, почему им куда-то не дают визу. Потому что они непонятны. Они — непрозрачные люди. Когда они перестанут передавать чемоданы с деньгами под столом, а будут делать это открыто и объяснять, почему они это делают, тогда будет понятно, какую позицию они занимают. Тогда они станут прозрачными.

ЛГ: Тогда последний вопрос. Сколько вы на это даете? На выращивание этой прозрачной системы? Или ее никогда не будет?

ВЕ:  Исторический процесс — это тяжело в России. Ментально тяжело.

ЛГ: Лет сто?

ВЕ:  Думаю, больше. И боюсь, что у нас может не оказаться столько времени. Великобритания, например… Если говорить о Великобритании, вы же помните, кто был первым английским писателем, который стал писать на английском языке? Чосер. То есть только к этому моменту, а «Кентерберийские рассказы» написаны в 1380 году, сформировался английский язык. 1380 год — и еще 200 с лишним лет они посвятили тому, что рубили друг другу головы. Только после «Славной революции» (это XVII век) там потихонечку все как-то начало укладываться. Хотя парламент существовал и раньше. То есть все это выросло приблизительно за 600 лет. При преемственности власти.

ЛГ: Ну ладно. Мы все-таки оптимисты. Жить можно и так — и без Великобритании.

ВЕ:  Но жить-то хочется хорошо.

ЛГ: Да. Но каждый сам кузнец своего счастья. На этой фразе и закончим. Или вы хотели что-то добавить?

ВЕ:  В том-то и беда, что каждый кузнец своего счастья. Потому что каждый начинает ковать его у себя в квартире. Если мы создаем нацию, которая, на мой взгляд, у нас все-таки еще не сложилась, то нужно ковать общее счастье.

ЛГ: Если не будут мешать ковать в своей квартире, если у всех в квартирах будет хорошо, то везде будет хорошо. Не мешали бы.

ВЕ:  Совершенно верно. Дальше это «хорошо» должно перекинуться на подъезд, на улицу и так далее.

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости