На главную

Доллар = 63,39

Евро = 70,93

2 октября 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

В Мосгорсуде продолжается рассмотрение «болотного дела» по существу

Мария БАРОНОВА,

обвиняемая по «болотному делу»

«Кабинет Медведева освещается в прессе гораздо меньше, чем «болотное дело»

«У меня есть чувство несправедливости, оттого что десять человек сидят в аквариуме. Мне от этого тяжело. Я чувствую свою ответственность».
«Кабинет Медведева освещается в прессе гораздо меньше, чем «болотное дело» 9 июля 2013
Суд над обвиняемыми по делу 6 мая идет почти месяц. Многие фигуранты сидят уже около года. Адвокаты подают бесчисленные жалобы на условия проведения процесса — десять подсудимых находятся в духоте и тесноте стеклянного аквариума, общаться с защитниками им почти не дают. Но порой складывается впечатление, что даже оппозиционно настроенная часть российского общества устала от «болотного дела»: все меньше о нем пишут, все чаще мрачно прогнозируют, что «всех посадят».

— Идет «болотный процесс». Что для вас самое тяжелое именно в суде?

Для меня было тяжело, когда в суд не привезли Сергея Кривова. Его просто украли, потому что на следующий день выяснилось, что его вообще никуда не вывозили, а специально не привезли.

И, конечно, тяжело, когда подходит какая-то мразь и начинает говорить: «Саша Духанина, дайте нам свой комментарий». Это персонажи с НТВ и «Лайфньюс». И в этот момент, безусловно, тяжко, потому что знаешь, что эти упыри теряют какое-либо представление о человечности.

Что же касается самого процесса, то суд как суд.

Про «болотных узников» все-таки пишут, а про неизвестного милиционера, который пытался бороться за правду в своем отделении, и его ТВ итоге за это посадили, якобы за коррупцию — и любой оппозиционер верит, что человека посадили за коррупцию, — про него никто не напишет, кроме того, что он — подонок. Хотя он наверняка не подонок.

— Это вы майора Дымовского имеете в виду?

Нет. Я говорю про истории, которые не имеют фамилий. Они неизвестны в паблике, но они есть. И про них не пишут. Как заметил Бродский, про старика, который украл мешок зерна, чтобы не голодала его семья, — про него не расскажет BBC, ему не будут писать письма. И это гораздо страшнее.

— Многие из тех, кто следит за «болотным процессом», были уверены, что на него будут ходить большинство тех, кто был на Болотной площади. И вдруг оказалось, что не так уж много людей готовы прийти в суд.

Мне, например, некоторые в комментариях серьезно пишут: «Ну и что, я вот ходил на Болотную. Вы же там и правда били ОМОН». Хотя большинству обвиняемых даже не предъявляют, что мы кого-то били. Этого не было.

Например, Артему Савелову предъявляют лозунг «Один за всех и все за одного».

И все люди, которые говорят: «Не надо ходить в суд к этим бунтовщикам», могли быть вместо Артема Савелова на скамье подсудимых.

— Но они же сами ходили на акции протеста?

Общество такое. Но самое страшное, что люди, которые выходили на Болотную, почему-то думали, что они лучше, они говорили про месиво в дубленках и кепках на Поклонной. Но и на Поклонной были настоящие патриоты, те, которые совершенно все понимают про Путина, да и про все понимают. Они оппозиция, они реально оппозиционны к этой стране и к тому, что происходит.

Вы посмотрите на выборы в Координационный совет оппозиции. Чем дольше человек оставался на путинском ТВ, тем больше он набирал голосов просто по законам медиа и электоральным законам. Про кого больше телевидение рассказывает, за того больше и будут голосовать даже на выборах в КСО. И это нормально.

Материал по теме: условия, в которых идет «процесс двенадцати», являются пыточными для подсудимых и крайне тяжелыми для защиты. (ДАЛЕЕ

— Вы написали в «Твиттере», что вы безработная.

Я год уже безработная.

— И многие семьи «узников Болотной» остались без кормильцев. Оказывается ли вам или родным других обвиняемых какая-то поддержка?

Крохи. Есть Комитет «6 мая». Они собирают деньги, но у них очень большие проблемы — средств приходит мало. Люди перечисляют на адвокатов, но на этом помощь заканчивается.

Госдеп нам не платит.

— Ну это понятно.

Есть крохи, на которые вентиляторы покупаются. Мне, когда было тяжело, выдали очень небольшую сумму, когда уже стало совсем плохо в прошлом месяце, и все.

У нас нет никакой солидарности, нет никакой поддержки.

— Может быть, что-то можно сделать, чтобы помочь семьям обвиняемых? Подключить журналистов…

Конечно, нет. Это невозможно.

— Так безнадежно?

Да, все абсолютно безнадежно, но я к этому отношусь с философским спокойствием, потому что, когда я один раз сорвалась, мне рассказывают, что я психически ненормальная.

Но я не психически ненормальная. Просто у меня есть чувство несправедливости, оттого что десять человек сидят в этом аквариуме. Мне от этого тяжело. Я чувствую свою ответственность. Я вроде на свободе. Но ничего с этим делать не могу.

Материал по теме: в Мосгорсуде идет «болотный процесс». «Обвинения непонятны, слышно плохо, вину не признаем», — написал в «Твиттере» адвокат Дмитрий Аграновский, комментируя происходящее.  (ДАЛЕЕ

— Была фотография в «Новой газете», где вы спорите с судебными приставами. Как ведут себя по отношению к вам и другим обвиняемым приставы и работники суда? Адекватно?

Нет, они даже запрещают общаться с адвокатами. Мы месяц пытаемся добиться этого. Но какое там! Там полное беззаконие.

Но это просто их работа — они подкидывают дрова. Что их обсуждать.

— Как вы считаете, какие-то акции в поддержку обвиняемых могут чем-то им помочь?

Какие акции? Нужно уже прекратить это безумие… акции какие-то.

— Но тогда наступит полный информационный вакуум.

А он итак есть. Тысячи людей сидят незаконно. А у «болотного дела» гораздо больше поддержки. Кабинет Медведева освещается в прессе гораздо меньше, чем «болотное дело». Проверьте.

 

Материал подготовила Мария Пономарева

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости