На главную

Доллар = 63,86

Евро = 71,58

27 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Политзаключенные в России. «Русская весна» в минус 30. О лидерах поклонного митинга на Поклонной

Дмитрий АГРАНОВСКИЙ,

адвокат, политик

Если «болотные» раскачают народ, многие удивятся тому, куда народ пойдет

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель «Особой буквы» Роман Попков
Если «болотные» раскачают народ, многие удивятся тому, куда народ пойдет 15 февраля 2012
В нашей стране не будет революции. Ведь что такое революция? Это когда одни прогнали других и установили свою власть. Этого пока не будет. А вот хаос и общая дезорганизация системы управления и всех систем жизнеобеспечения вполне возможны. За последние годы выстроена такая система, на которую чуть чихни, и она рухнет. То, к чему мы пришли в результате 20 лет реформ, не имеет ничего общего ни с развитием, ни с модернизацией, ни со «вставанием с колен». Система на грани и нуждается в кардинальных реформах. В противном случае она обвалится, кто бы ни стоял у руля. Потому что нельзя долго жить с раздвоенным сознанием — с «левой» риторикой и абсолютно дикой «правой» практикой.

Политзаключенные, которых «в России нет»

Роман Попков: Здравствуйте. Сегодня так уж получилось, что Лев Гулько, наш старый добрый ведущий, в студии отсутствует. Поэтому заменяю его я, Роман Попков. И в гостях у нас известный адвокат, публицист, можно сказать, политик Дмитрий Аграновский. Здравствуйте, Дмитрий.

Дмитрий Аграновский: Здравствуйте. Ну почему же можно сказать? Даже Багиров назвал себя политиком. А уж я-то могу называть себя с большим правом, чем, например, он.

РП: Еще бы. Я просто напомню зрителям, что Дмитрий — адвокат необыкновенный. Он защищал людей, которые по тем или иным мотивам преследовались властями, начиная, по-моему, с 2002 года.

ДА: В свое время в «Новых Известиях» написали: «политически несдержанных граждан». Мне очень понравилось.

РП: С 2002 года? Дело Леши Голубовича...

ДА: Даже раньше. Такие дела в моем производстве присутствуют с 2000 года, когда я защищал Андрея Соколова, известного левого активиста. Сам я состою в Коммунистической партии с 1994 года. А коммунистических взглядов придерживаюсь, наверное, сколько себя помню. Как начал говорить, так сразу начал говорить об этом.

РП: Давайте в первой части нашей программы (их, как всегда, будет три) поговорим по профилю — о политзаключенных. Сейчас и площади бурлят требованиями об освобождении политзаключенных, и петиции в Кремль несут.

ДА: Тут сразу ремарка: у нас нет политзаключенных. Так было сказано сверху. Поэтому, собственно, о чем разговаривать?

РП: Да. Наш «верховный» сказал: «Хотя бы одного покажите. Буду рад. Нет таких людей». А давайте об этом и поговорим. На самом деле, ведь в сегодняшнем УК нет таких жестко политически мотивированных статей, какие были в советском Уголовном кодексе — например, о подрыве советского строя и так далее. И нет Нюрнбергских расовых законов, за которые можно получить. То есть человек попался по 213-й статье («Хулиганство»). И вот, пожалуйста, состав преступления. Казалось бы, вроде и не политзэки. Хулиганство, наркоторговля. Что еще есть?

ДА: Попытка насильственного захвата власти (378-я статья).

РП: Это же уголовщина. Вот давайте сейчас разберемся с понятиями. Что такое политзаключенные? Почему они все-таки есть в России?

ДА: Вообще, конечно, в России политзаключенные есть. Но, не в обиду нашей власти, они есть практически везде. Например, в Соединенных Штатах. Леонард Пелтер, он сидит уже сколько времени? Лет двадцать точно. Это классический политзаключенный.

Для того чтобы были политзаключенные, совсем не обязательно, чтобы были так называемые политические статьи. Я вообще, честно говоря, не знаю, что такое политические статьи. Скажем, в 30-е годы на территории Советского Союза (это сейчас можно найти в открытой печати) действовало более 40 только польских диверсионных организаций. Я уже не говорю про все остальные. И вот эти так называемые политические статьи были направлены в первую очередь на борьбу с ними. То есть это были статьи, защищавшие нашу безопасность. Как раз в те годы, на мой взгляд, политзаключенных не было. А вот сейчас…

Есть критерии… Вернее, четких критериев нет. Но я знаю и из своей практики, и из различной литературы, с которой мне приходилось знакомиться. Если политический деятель осужден в порядке, заставляющем предполагать несправедливость правосудия, его можно назвать политзаключенным. Если приговор в отношении человека был вынесен по процедуре, заставляющей предположить политическую мотивированность... Возьмем, к примеру, моего подзащитного Сергея Аракчеева, который безо всякого нашего участия (и моего, и своего) умудрился попасть на первое место и в список Болотной площади, и в список националистов. Я думаю, что если бы мы, левые, составили такой список, там тоже на первом месте оказался бы Аракчеев.

Является ли Аракчеев политзаключенным? Он не политик. Он никогда не занимался политикой. Но ситуация, сложившаяся вокруг его дела, такова, что ее вполне можно назвать политической. И решение по его делу было политически ангажировано. Кто не знает, я напомню: он был два раза оправдан судом присяжных, после этого представители Чеченской Республики обратились в Конституционный суд. Вышло постановление Конституционного суда, которое было применено только два раза — в отношении дела Ульмана и в отношении дела Аракчеева. Приговоры были отменены, и уже в третий раз эти военные были осуждены судом без присяжных. (Кстати, о деле Ульмана немножко подзабыли. Может, потому что Ульман неизвестно где, а Аракчеев сидит.)

Как они были осуждены — это вообще отдельная песня. Я в этом процессе участвовал. Длился он целый год. Я считаю его абсолютно несправедливым. Их вина не доказана. Они были как бы принесены в жертву. То есть приговоры были вынесены для того, чтобы кого-то как-то успокоить. Для меня это в принципе странно, потому что я беседовал с теми же чеченцами и они все прекрасно понимают, что такие ритуальные жертвы никому не нужны. Но в принципе да, его можно назвать политзаключенным. Хотя эти списки, которые сейчас составляются, настолько спорные, и можно оказаться в такой компании, что меня это просто приводит в ужас. Но сам Сергей Аракчеев — он не оппозиционер. Он просто молодой человек, который попал в тяжелейшие жизненные обстоятельства, попал, можно сказать, под жернова истории. Мы очень надеемся, что он выйдет. И мы очень надеемся, что власти проявят интерес к уникальным обстоятельствам этого дела. Вот такой может быть пример.

А есть, например, другой мой подзащитный — Павел Жеребин. Он везде рассказывал, и на следствии, и в суде, и в своей речи, что представители силовых структур ему просто говорили открытым текстом: если ты не уймешься, если ты не перестанешь заниматься легальной, абсолютно легальной политической деятельностью, мы тебя посадим. И его посадили.

И обвинения, выдвинутые в отношении него, они… Там действительно была некая драка, но потерпевшие в суде заявляли, что не считают себя потерпевшими. У нас один был действительно потерпевший. Ему возместили ущерб. Он сразу перешел на нашу сторону. И говорил: я хочу, чтобы дело прекратили, я хочу, чтобы дело прекратили. Дело не прекратили. И молодому человеку, ранее не судимому, у которого, пока он находился под стражей, родился ребенок, судья дала четыре года лишения свободы. Здесь все абсолютно очевидно: политический деятель, характер содеянного им и примененный к нему приговор. И мы продолжаем жаловаться, совершенно не делая упора на политическую составляющую, а делая упор именно на юридические обстоятельства. Например, в приговоре не было отражено, что возмещен ущерб. Не было отражено, что потерпевший просил о снисхождении. Вот это как раз ближе к классическим политзаключенным.

Я не буду сейчас рассказывать о других делах. Возьмем, например, дело Ходорковского и Лебедева. Спроси у любого человека на улице — все знают обстоятельства этого дела, и каждый готов сказать, виновны они или не виновны. Я работаю вместе с адвокатами Ходорковского и Лебедева. Поэтому я никогда не возьму на себя ответственность однозначно что-то утверждать, не зная детально материалов дела.

РП: То есть получается, что был бы человек, был бы неугодный активист и политик, а статью мы найдем?

ДА: К сожалению, да. И государство применяет к политическим деятелям слишком серьезные — неадекватные, как говорит Европейский суд, — меры государственного принуждения. Помните процессы по делу НБП — о так называемом захвате Минздрава, об акции в приемной Администрации президента? Во-первых, этим людям в принципе отказывают в праве… Отказывали, сейчас не знаю. Сейчас времена меняются. Все смешалось в доме Облонских. Тогда им отказывали даже в самом праве называться политическими деятелями. А потом и партию запретили.

А акции наказывали совершенно неадекватно. Тогда для нас это был шок. Ведь такие акции в общем-то проводились на протяжении всех 90-х годов. Кто постарше, помнит, как мы, коммунисты, ходили на митинги в 90-х годах и кричали: «Банду Ельцина под суд!» Попробуй покричи сейчас такое (с другими персоналиями). Времена изменились. И тогда этим ребятам стали давать реальные сроки лишения свободы. На мой взгляд, их можно считать политзаключенными.

Но, еще раз хочу сказать, наличие политзаключенных еще не характеризует государство как какую-то сатрапию. Потому что практически во всех странах — и в Англии, и в той же Америке — есть политзаключенные. Я готов их назвать, в том числе и Владимиру Владимировичу. Да, у нас есть политзаключенные. Но они есть не только у нас, но и в тех странах, которые постоянно учат нас демократии и демократическим процедурам.

РП: Хорошо. Точнее, хорошего мало, конечно. Люди сидят, и мы обязаны что-то делать.

ДА: С другой стороны, проблема дошла до самого веха. Во всяком случае, проблема замечена. И я думаю, что через некоторое время и сам факт наличия политзаключенных будет замечен. По крайней мере будет замечено, что в отношении конкретных граждан Российской Федерации были вынесены несправедливые приговоры. Мне, например, по большому счету все равно, являются ли мои подзащитные политзаключенными или не являются, признала их какая-нибудь Amnesty International или нет. Мне важно, чтобы наши суды или Европейский суд как часть правовой системы разобрались с обстоятельствами их дел, чтобы наказание было справедливым или чтобы они были оправданны. А уж как их там называть с точки зрения политики… Политику оставим политикам.

РП: Хорошо. На этом мы заканчиваем первую часть. А во второй части поговорим о том, что происходит на улицах Москвы. Происходят очень интересные вещи, о которых еще совсем недавно нельзя было и помыслить.

Комментарии
orel
Россия многонациональная страна, живущая за счет эксплуатации основной национальности, спаивания русских и ограбления их резерваций (областей). Население России состоит из 79,8% русских. Только 0,9 % чеченцев. Общая численность народов Кавказа составляет 3% от общей численности населения России. Я РУССКИЙ! Мои предки русские. Дети мои Русские. Товарищи мои мордвины, татары, чуваши и т. д. Мы живем в нашем городе. Никто нас не уговаривает дружить. Мы сами. Но никто из нас не будет терпеть возвышение одним над другим даже на словах. Так есть и будет. Это менталитет РУССКОГО человека хранить покой в своем доме. Какой менталитет Кавказа? У себя все изгадили, у нас гадят. Живут на наши подаяния, футболисты никудышные, и еще что-то требуют. О «дружбе народов» я узнал в 1973г. Цыгане хотели купить дом в нашем селе. Собрались мужчины и врезали немерено и покупателям и продавцу. В 1979г. Я прибыл служить в СА. Сначала было все неплохо. Армян несколько, таджиков и иных национальностей. Ингуш служил, призванный из Рязани. И вот появились жители Кавказа. В первый день начались драки. Ингуш сразу стал «дружить против нас». И так все два года. В учебке в Виннице против нас дружили украинцы. А в г. Стрый еще тогда Львовской области нас за забор уже не выпускали. А знакомые татары не-нет да и вспомнят с гордостью про ИГО. Такая вот дружба народов получается. Хватит терпеть. Первый урок в школе должен быть посвящен любви и уважению к своей национальности, к национальности дедов наших, а не какой-то вонючей толерантности. Ежедневно с экрана телевизора нас оскорбляют, используя название нашей национальности . «Развод по-русски», «обман по-русски» и т.д. и т. п. В общем если о чем-то плохом, то обязательно с использованием слова «русский». А что власть? А ничего, т. к. их это не касается. А почему бы не применить название национальностей как то еврейской (жидовской) или чеченской? Вот шуму-то будет. А нашу можно. В паспортах наших нет записи о национальности. А вот в паспорте собаки есть обозначение породы. А ведь мы ЛЮДИ. Мы живем в резервациях с названиями областных городов. Правят нами НАМЕСТНИКИ, именуемые губернаторами, у которых работа здесь, а жилье в Москве. У кого из них нет квартир в Москве? У всех. Где наместник Рязанский Шпак, при котором началось и не закончилось строительство объездной дороги в г.Сасово Рязанской области? НЕТУ. Пропал как сгинул. ИДИОТИЗМ. Тогда необходимо переименовать республики в губернии. Ан нет. «Великие» их народы будут против. Поэтому РУССКИЙ МАРШ до того момента, когда власти сделают в паспорта нам запись о национальности, переименуют республики в губернии или наоборот, когда Россия перестанет платить Кавказу, Чечне в-первую очередь, контрибуции. Когда власти признают 1994г. началом геноцида русского народа Чечне. В Рязани, Пензе, Ульяновске и других городах русских не было войны. И города не лежали в руинах. Так почему же Грозный, лежавший в руинах. За короткое время стал таким, какими указанные города никогда не были и не будут. Почему матери и отцы тех, кто воевал на Кавказе, живут хуже тех, против которых воевали их дети? Политика власти ЕР однозначно АНТИРУССКАЯ. Они знают. Что создание национального образования русских поднимет уровень самосознания и гордости. Ведь в какие регионы поставляются китайские продукты гадкого качества и пойло с Кавказа? В регионы с преимущественным населением русских. Нас спаивают. Наркоконтроль проводит карательную акцию против собственного народа. Нас называют националистами по каждому поводу. ФСБ создано с десяток якобы националистических русских организаций. В свое время было создано РНЕ. Цель-препятствовать русским в создании национального образования, когда суверенитет раздавался охапками. Это надо было для того, чтобы показать якобы гнилость русских. Пример тому Славянский Союз. Коротко «СС» (внуки и сами ветераны ВОВ сразу вздрагивают). Поездка его лидеров в Чечню в черных майках и с надписями «я русский». Они должны были прибыть официально к пригласившему их лицу, в костюмах и галстуках. Выбритые и трезвые. А это хулиганство и оскорбление чеченского народа. А если бы в г. Сасово приехал чеченец с надписью «я боевик»? И до сих пор не пойму почему их не порезали на ремни. Сегодня между русскими и кавказцами пропасть, которую если и удастся преодолеть, то очень не скоро. И чем больше им дает власть денег, тем пропасть становится шире. Почему? Потому, что смотрим мы на города свои и понимать начинаем насколько грязно и нищенски живем. Чем больше работаем, тем хуже живем. Парадокс. И какие бы решения власть не приняла бы по поводу разрешения или запрещения все равно РУССКИЙ МАРШ начался в душах наших. Мы будем жить дружно со всеми, но с теми, кто не может это делать, мы в разводе. РУССКИЕ,ВПЕРЕД!СОЗДАДИМ СИБИРСКУЮ РУССКУЮ РЕСПУБЛИКУ!ЗА НАШУ СОВЕТСКУЮ РОДИНУ! С НАМИ НАШ БОГ! Все под знамена Русского марша 4.11.2012г.!



Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости