На главную

Доллар = 63,39

Евро = 70,93

1 октября 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

«Болотный процесс» глазами защиты и наблюдателей: что сейчас происходит в Мосгорсуде

Комментируют Дмитрий Аграновский, Лия Ахеджакова

Киномеханики из прокуратуры

Зал суда, где рассматривается «болотное дело», превратился в кинотеатр: обвинение раз за разом прокручивает видео с акции 6 мая, называя это «доказательствами». Хотя чего уже тут доказывать: видеоматериалы свидетельствуют в пользу подсудимых.
Киномеханики из прокуратуры 25 июля 2013
Видео с митинга на Болотной площади 6 мая 2012 года, по замыслу прокуратуры, должно раскрыть всем глаза на истинный облик 12 обвиняемых, позволивших себе поднять руку на доблестных правоохранителей, а может, даже и замысливших осуществить государственный переворот. Но пока эта тактика себя не оправдывает. Нет, судья, конечно, узрит то, что нужно. Однако сторонним наблюдателям, напротив, становится еще более очевидным отсутствие какой бы то ни было доказательной базы у обвинения. Ничего нового этот «кинопоказ» не открыл: людей вынудили к прорыву, спровоцировали на столкновения со стражами порядка. Примечательно другое — то, что прокуроры демонстрируют запись передачи «Минаев.Live», не удосужившись заглушить желчные комментарии писателя. А именно они вызвали гнев общественности, увидевшей в этом откровенное издевательство и яркое проявление чистой политики в «болотном деле».

Дмитрий Аграновский, адвокат Владимира Акименкова и Ярослава Белоусова

Сейчас по «болотному делу» сторона обвинения в суде представляет доказательства — видеозаписи с митинга 6 мая 2012 года. Сначала был оглашен протокол следователя об итогах просмотра этих записей. Хотя такого требования в Уголовно-процессуальном кодексе нет, но практика сложилась таким образом, что сначала оглашают протоколы, а потом уже изучают непосредственно доказательства. Зато сейчас мы видим, что протокол сильно отличается от видеозаписи, а она, в свою очередь, — от версии обвинения.

На мой взгляд, чем хорошо это дело — тут всем все видно. И люди верят не словам прокурора или адвоката, а собственным глазам и делают выводы. На видео, которое продемонстрировало обвинение, ясно, кто виноват, кто начал, кто все делал и какие действия совершили наши подзащитные.

Прокурор и судья неспроста интересовались у подсудимых, узнали ли они себя на записях. Дело в том, что по большей части видео не проводилось ни опознаний, ни портретных экспертиз. К сожалению, судья помогает прокурорам вытягивать процесс — именно она первой поинтересовалось у подсудимого Сергея Кривова, увидел ли он себя в просмотренном ролике.

Всего в деле около 60 гигабайт видеоматериалов. Сколько гособвинение решит представить суду — не знаю, как и не знаю, как долго продлится сам процесс. Нам в принципе увиденного уже достаточно.

Материал по теме: еще 6 мая 2012 года — до того как произошли первые аресты по «болотному делу» и до того как были оглашены первые приговоры — Сергей Минаев, комментируя в своей телестудии происходящее в центре Москвы, вынес свой вердикт: «Основная цель митинга была стояние на Каменном мосту и прорыв». Впрочем, это не более чем его личное оценочное мнение: писатель Минаев не связан никакими процессуальными обязанностями по этому уголовному делу, которое в то время еще не было возбуждено. (ДАЛЕЕ)

Хочу подчеркнуть, что на записях никто из тех, кто сидит на скамье подсудимых, не делает ничего предосудительного. А вот поведение сотрудников ОМОНа точь-в-точь повторяет поведение сотрудников на Манежной площади (я в том процессе участвовал, могу сравнивать). Они не то чтобы вытесняют толпу — они ее злят, специально подогревают: наступают, побьют-побьют, отступают и снова. Это делалось, чтобы люди были заведены. Их можно таким образом провоцировать на противозаконные действия.

В целом мы довольны ходом процесса, хотя нам очень жаль, что судья Наталья Никишина не дала сказать важную вещь. Мой доверитель Владимир Акименков плохо видит изображение. Судья в понедельник посоветовала ему очки надеть, но они не помогут. У него колобома радужки, из-за этого глаз видит плохо, с затемнением. Надень очки или не надень — лучше от этого не будет. Судья же не дает даже об этом сказать ни самому Акименкову, который пытался это сделать в начале заседания, ни мне чуть позже.

Именно этим своим поведением судья отличается от многих своих коллег. Всегда, в любом процессе судья перед началом заседания спрашивает, какие заявления, ходатайства есть у участников. Здесь же все заявления о здоровье жестко отсекаются — видимо, потому, что эта тема вызвала большое внимание у прессы. Но мы все равно сделаем это заявление — не в устном, так в письменном виде.

Сейчас заседания проходят не в старом, а в новом апелляционном корпусе Мосгорсуда (в Замоскворецком, который и ведет это разбирательство, просто не нашлось подходящего зала). Единственное улучшение, которое почувствовали ребята, по сравнению с тем, что было, это увеличение помещения, где они находятся в ожидании суда. Раньше их содержали в боксах-«стаканах». Они очень узкие, даже сесть нормально сложно. А тут более просторное помещение, столик.

Однако нам стало труднее разговаривать с нашими подзащитными — беседовать через микрофоны в зале практически не получается, ничего не слышно. В то же время по закону такое общение адвоката с подзащитным должно быть конфиденциальным, а звук с микрофона в общую систему звуковую транслируется. Кроме того, здесь практически нет возможности пообщаться, хотя она должна быть в любой момент заседания и без ограничения по времени. То, что государство не может это технически исполнить, — это не наши проблемы. В результате мы общаемся с подзащитными только в изоляторах.

***

 

Лия Ахеджакова, народная артистка России, посетитель «болотного процесса» 

Это надуманное обвинение. В том ролике, который показывали в суде, настолько все неясно, что... Я видела другие съемки, где было все ясно, как били, избивали людей, как вел себя ОМОН, провокаторов видела.

Единственное, что удалось, — я повидала ребят. Помахала им рукой, хотя тут же возник молодой человек. Перекрыл мне эту клетку, не дает мне помахать им, козью морду мне строит. За решеткой сидят одни люди, а тут в беретке и одетый в военную форму стоит совсем другой человек. И невольно думается, где берутся такие ребята, где эти резервы человеческие, откуда они берутся, откуда брались вертухаи в концлагерях? Кто бьет ни в чем не повинных людей на митингах?

Обязательно должны люди приходить на эти заседания. Тут вообще ничего не поймешь. Идет обвинение просто термоядерное. Просто надо прийти ради ребят, помахать им рукой. Надо приходить, если в тебе что-то человеческое есть.

Сейчас много христианства. Я смотрю, как вдоль реки стоят очереди по 10 километров, чтобы к кресту Андрея Первозванного прикоснуться. Идите лучше на «болотный процесс»! Вы будете большими христианами, если вы ребят пожалеете.

Больше всего меня пугает, что жители города равнодушны, а детей держат в «аквариуме».

 

Материал подготовили: Татьяна Рязанова, Александр Газов

Комментарии
salamandra
Половина населения черствы и зомбированы телевидением — гос каналами. Их интересует лишь своя утроба. Судьба страны их мало волнует. Аполитичность — главный диагноз россиян, да и вообще всех бывших советских граждан.
slovoIdelo
« ...где берутся такие ребята, где эти резервы человеческие, откуда они берутся, откуда брались вертухаи в концлагерях? Кто бьет ни в чем не повинных людей на митингах?...»

Л.А. — сама наивность — из 1993-го, визжащего голосом Лии Ахеджаковой: «Рраздавиить гадинуу!!!...».
Если можно было тех, почему нельзя этих? Первородный грех «либералов» смывается кровью (баррели — по обстоятельствам).
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости