На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

3 декабря 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Правозащитники указывают омбудсмену Владимиру Лукину на нарушение прав фигурантов «болотного дела»

«Особая буква»

«Стакан» чрезмерно полон

Условия, в которых идет «процесс двенадцати», являются пыточными для подсудимых и крайне тяжелыми для защиты. Ни соображениями безопасности, ни гуманизма — стеклянный «стакан», мол, в отличие от клетки, не унижает человека — оправдать их нельзя.
«Стакан» чрезмерно полон 26 июня 2013
Помимо обычных тягот, которым подвергаются российские заключенные при поездках в суд (ранний подъем, долгое ожидание машины на сборном отделении, битком набитый людьми кузов автозака, тесное конвойное помещение в суде), фигуранты «болотного дела» столкнулись с еще одним испытанием: в зале суда они находятся фактически в полной звуковой изоляции, сгрудившись в маленьком «стакане».

Условия, в которых в Мосгорсуде проходит рассмотрение «болотного дела», являются крайне тяжелыми для подсудимых и их защиты — сообщают в письме на имя уполномоченного по правам человека Владимира Лукина известные правозащитники, в том числе глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева и лидер движения «За права человека» Лев Пономарев.

«Как сообщают адвокаты обвиняемых, конвой препятствует общению адвокатов с их подзащитными. Подсудимых поместили в стеклянный двухсекционный «стакан», в котором плохо слышно происходящее в зале и плохо слышно самих подсудимых», — цитирует Интерфакс письмо правозащитников омбудсмену.

Материал по теме: позиция стороны защиты в «болотном деле», по которому проходят 12 человек, наилучшим образом выражена в микроблоге адвоката Дмитрия Аграновского: «Обвинения непонятны, слышно плохо, вину не признаем». (ДАЛЕЕ)

Действительно, многие наблюдающие за организацией данного судебного процесса люди указывают, что подсудимые содержатся в зале суда в пыточных условиях. Так как из 12 фигурантов уголовного дела 10 содержатся в СИЗО, их при доставлении в зал заседания заключают в стеклянный «аквариум», не предназначенный для такого количества обвиняемых. Люди вынуждены часами сидеть, сгрудившись в тесном отсеке, в духоте. При этом они плохо слышат, что происходит в зале, а остальным участникам процесса плохо слышно, что говорят подсудимые.

К тому же затруднено общение фигурантов «болотного дела» с адвокатами, что является нарушением их процессуальных прав.

В письме Лукину правозащитники уточняют, что в «стакане» есть четыре отверстия — два очень узких спереди и два широких по бокам. «Как правило, на всех процессах коммуникация шла через боковые отверстия. Однако на этом процессе конвой запретил общение адвокатов с подзащитными через боковые отверстия. Вся коммуникация ведется через узкие отверстия спереди, и, из-за того что на скамье подсудимых 10 человек, из адвокатов выстроилась очередь, чтобы хоть что-то успеть сказать в узкую щель своим подзащитным», — отмечают правозащитники.

Следуем сказать, что установление стеклянных «стаканов» в залах московских судов (в первую очередь Московского городского суда) вместо металлических клеток власти объясняют соображениями «гуманности»: якобы «аквариум», в отличие от клетки, не унижает человеческое достоинство подсудимого, не создает ореол зверя человеку, еще даже не признанному виновным.

Действительно, правозащитники годами критиковали практику помещения подсудимых в клетки как издевательскую, не обусловленную реальными соображениями безопасности. Однако вряд ли замена клеток «аквариумами» является хорошим выходом из положения. Скорее наоборот — как и в случае с клеткой, заключенный все равно излишне изолирован, подобно пойманному зверю, но в «аквариуме» для него еще и затруднено общение с защитником через узкое окно, в то время как, находясь в клетке, он может общаться через прутья решетки.

Еще раз подчеркнем, что и «стаканы», и клетки в равной степени являются абсолютно излишней и издевательской мерой, тем более что их существование никак не прописано законодательно. Даже в СССР обвиняемых чаще всего не сажали в клетку — они были отделены от зала барьером, а за их спиной стояли конвоиры.

Не используются клетки и «стаканы» и в современных развитых странах — подсудимые, в том числе обвиняемые в тяжких преступлениях и находящиеся под арестом, в суде сидят за одним столом со своими адвокатами.

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости