На главную

Доллар = 63,15

Евро = 70,88

30 сентября 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

23 ноября Дума рассмотрит закон, который кардинально меняет права тех, кто попал под уголовный пресс

Вадим КЛЮВГАНТ,

адвокат

Унижение до ноля целых тринадцать сотых оправдательных приговоров

Любой активный, но кем-то назначенный жертвой человек может стать мишенью внесенных в Госдуму поправок, которые меняют российское уголовное и уголовно-процессуальное законодательство в ужасающе неблагоприятную сторону.
Унижение до ноля целых тринадцать сотых оправдательных приговоров 22 ноября 2012
В нижнюю палату парламента направлены три поправки, весьма важные для многих граждан. Одна из правительства, две — из Верховного суда. В случае принятия правительственной поправки россиянам, уже осужденным «самым гуманным судом в мире», рано успокаиваться: следственные органы легко смогут вернуться к, казалось бы, похороненному на полках архивов уголовному делу и придумать новые «правовые» трактовки тех деяний, по которым уже вынесен приговор. Главное, чтобы было желание удержать подольше человека в казенном доме. Если будет принята поправка ВС относительно суда присяжных, то практически все уголовные дела, не подпадающие под пожизненное заключение как меру наказания, уйдут из ведения судов субъектов Федерации в суды районные. То есть следственной группе будет уже не страшно возбуждать дело в отношении персонала какой-либо коммерческой структуры по статье «Организованное преступное сообщество»: раньше статья попадала под суд присяжных, который мог вынести оправдательный приговор, а теперь нет. И тем более соблазнительно будет следователям вернуться к уже рассмотренному судом уголовному делу и найти в нем «новые обстоятельства» — то самое «организованное преступное сообщество». Опять же, раньше не находили, так как опасались суда присяжных, а теперь в районных судах с их тишайшими судьями опасаться нечего. Ну и третья поправка, снова от ВС, — размножение уголовно наказуемого мошенничества путем деления на кучу сомнительных видов и подвидов, разнесенных в шесть новых статей Уголовного кодекса. Теперь «по вновь открывшимся обстоятельствам» можно возобновлять дела, руководствуясь теми самыми новыми подвидами «мошенничества», которые породил креатив законотворцев.

Вадим Клювгант, ч. 1

— Вот у нас есть три поправки в сфере законодательства, о которых, в частности, говорила ваш соавтор по статье в «Ведомостях» Яна Яковлева. Скажите людям, что это такое? Почему мы можем говорить о кумулятивном эффекте и чего нам стоит опасаться?

Опасаться здесь можно и нужно абсолютно всего — буквально каждой строчки каждой из этих поправок (и даже того, что между строк). Почему? Вот самое очевидное: у нас сегодня подавляющее число уголовных дел рассматривается судами районного уровня. То есть отличие порядковое между количеством дел в районных и областных судах.

А теперь это количество в районных судах еще больше возрастет. Значит, конвейер, который там и так есть, станет еще более быстрым. Соответственно, уменьшаются шансы на то, что в деле человека разберутся.

В районных судах нет большего количества судей (по сравнению с областными судами), которое соответствовало бы разнице в количестве дел. И дела, передаваемые из областных судов в районные, безусловно, сложнее, чем большинство дел в районных судах.

Вдобавок в районных судах на сегодняшний день практически нет оправданий. Ноль целых тринадцать сотых (с учетом отмены кассаций) — доля оправдательных приговоров в районных судах.

В областных и равных им, по делам, которые рассматривают присяжные, эта доля составляет от 15 до 20 процентов. За счет этого общая доля оправданий в этих судах выше (поскольку там не все дела рассматриваются присяжными).

Это настоящие барьеры на пути произвола. А для людей это гарантии на доступ к правосудию. Но теперь эти барьеры уничтожаются.

Уже давно подготовлена, представлена — и не кем-нибудь, а первоклассными экспертами — и одобрена Советом по правам человека при президенте поправка, которая гласит: хорошо, пусть будет так, пусть все дела будут рассматриваться в районных судах, но у человека, не признающего себя виновным, должно быть право получить суд присяжных.

Этот законопроект просто наглухо заблокирован — он даже не рассматривается. «Страна не готова, народ не готов, организационно сложно» — и все. Весь уровень аргументации.

Теперь погружаемся дальше и глубже, поскольку этим все далеко не исчерпывается. И на конкретном примере посмотрим, как будут работать три эти поправки — каждая в отдельности и три вместе взятые.

Давайте представим себе предпринимателя, который осужден, например, за мошенничество или за растрату. Он отбывает наказание… или уже отбыл его и досрочно освобожден в связи с недавним смягчением законодательства.

Этот человек радуется возвращению к свободной жизни, думает, как ему восстановить свой бизнес и так далее. И тут к нему приходят наши правоохранители в погонах и говорят: знаешь, мы тут еще поразбирались, и что оказывается? Ты был осужден за мошенничество в сфере страховой деятельности (или инвестиционной), а мы обнаружили еще вот такое и такое мошенничество.

Так что действия те же самые, но в них еще есть вот это, вот это и вот это. А еще мы выяснили, что твоя преступная деятельность носила организованный характер (то есть мошенничество — одно преступление, в составе организованной группы — как квалифицирующий признак).

А на самом деле, скажут ему, это организованное преступное сообщество. А организованное преступное сообщество, в отличие от организованной группы, это новая статья Уголовного кодекса — то есть самостоятельное обвинение. И срок наказания по нему — до 20 лет лишения свободы.

Мало того, это обвинение не может быть отнесено к категории экономических, а значит, нет никаких препятствий для досудебного ареста.

И получается: первая поправка, по которой много-много видов мошенничества. Вторая поправка, по которой могут обнаружиться некие новые обстоятельства (никому не понятно, что это такое, а значит, как хочешь, так и трактуй), которые дают основания для более тяжкого обвинения.

Ну и третья поправка. Сейчас по заказным коррупционным делам вот эту 210-ю статью об организованных преступных сообществах боятся вменять и не вменяют только по одной причине — потому что человек попросит суд присяжных. А в суде присяжных полного контроля нет.

Но сейчас этот барьер убирается, и человек получает обвинение еще с 210-й статьей. Его арестовывают уже на досудебной стадии. Он не получает возможности суда присяжных. И в целом это способно сломать человеку жизнь.

Я на самом деле не фантазирую, поскольку своими глазами видел обвинение предпринимателя, в котором было написано, что весь персонал компании, которую он возглавлял, был вовлечен в преступную деятельность. Но по тому делу 210-ю статью не вменили — вероятно, из опасения суда присяжных.

А поскольку предпринимательская деятельность всегда совершается в организованных формах, остается просто поменять вывеску: вместо «компания» написать «преступное сообщество». Вот и все. Ничего даже придумывать не надо. На уже искаженных фактах изобретай сколько угодно тяжких обвинений.

В первую очередь, конечно, это касается предпринимателей как наиболее активной, продвинутой и находящейся под наибольшим коррупционным, рейдерским гнетом категории лиц. Но одними лишь предпринимателями риски не исчерпываются.

Любой активный человек, назначенный жертвой, — а мы говорим сейчас о репрессиях и произволе, а не о правосудии, — может стать мишенью подобных технологий.

Вот в действительности потенциальный масштаб угроз и рисков от этих трех поправок — особенно если рассмотреть их в системе. А их так и надо рассматривать, потому что они отражают систему того, что происходит сегодня и в законотворческой, и в правоприменительной сферах.

Комментарии
man from Khakasia
Путин обещает совсем скоро вывести Россию в число первых в мире стран с самыми благоприятными условиями для бизнеса... Очевидно, что он этого обязательно добьётся. Правда, все российские бизнесмены будут, по совместительству, полиционерами, прокурорами и гэбэшниками.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости