На главную

Доллар = 74,04

Евро = 89,44

2 марта 2021

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Особое видео: RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА

Марк УРНОВ,

научный руководитель факультета прикладной политологии Высшей школы экономики

НЕ НАДО ОБИЖАТЬ КАПИТАЛИЗМ, ПРИБАВЛЯЯ К НЕМУ СЛОВО «РОССИЙСКИЙ»

Ведут передачу Лев Гулько («Эхо Москвы») и Александр Газов («Особая буква»).
НЕ НАДО ОБИЖАТЬ КАПИТАЛИЗМ, ПРИБАВЛЯЯ К НЕМУ СЛОВО «РОССИЙСКИЙ» 6 октября 2010
То, что мы видим сегодня в России, трудно описать в привычных для всего мира категориях и понятиях. Мы имеем какую-то странную экономику — абсолютно неконкурентную, полностью сросшуюся с государством, которую нельзя назвать не то что капитализмом, но даже и олигархией. В политической сфере столпы режима, поссорившись с властью, все как один рядятся в одежды сторонников демократии, заявляя о намерении вступить в оппозиции. Даже в борьбе с коррупцией мы пытаемся идти своим путем — собираемся узаконить провокации чиновников на получение взяток, даже не задумываясь над тем, что первыми их жертвами станут те, кто как раз мешает заключению коррупционных сделок.

Чиновников будут провоцировать на получение взяток

ЛГ: Третья наша тема в какой-то мере продолжает две предыдущие. Руководитель департамента собственной безопасности МВД генерал-лейтенант Юрий Драгунцов предложил проверять чиновников на склонность брать взятки. Не выдержавших этой так называемой проверки на вшивость, этой провокации генерал предлагает не привлекать к уголовной ответственности, а просто увольнять с госслужбы. Вот так как-то с помощью теста определять, что человек не годен к госслужбе. Драгунцов считает, что пойманным с поличным нужно пожизненно запретить занимать любые государственные должности. Тем самым немножко побороться с коррупцией. Хотя юридически, насколько я понимаю...

АГ: Мы пытаемся возродить тему, которая уже неоднократно поднималась в европейских западных странах, в США. Там это обсуждалось широко, насколько я знаю. И все пришли к выводу, что это противоречит нормам права, конституциям и всему прочему. Идем по дороге, по которой уже давно никто не ходит и не пытается идти. Перспективы у этой идеи есть?

МУ: Что у нас может быть — я не знаю. И такая идея может пройти. Другое дело, что она просто отвратительна — не только по правовым соображениям. Она и по соображениям моральным гадкая.

ЛГ: Почему?

МУ: Потому что если в системе государственных, внутригосударственных отношений узаконивается провокация… Ну что это такое. Можно подумать, что нет нормальных способов борьбы с коррупцией.

АГ: Когда это говорят, всегда хочется спросить: а какие?

МУ: Элементарные. Просто элементарные. Свободная, не боящаяся пресса или, скажем так, СМИ, которые занимаются отловом… Это не государственная провокация…

ЛГ: А СМИ могут делать это?

МУ: СМИ могут делать все что угодно. СМИ не есть государственная структура. СМИ могут куражиться как хотят. И вот они в снайперском режиме отслеживают, вытаскивают на свет Божий коррупционные дела, публикуют их, устраивают бешеные скандалы. Это одна половина дела. Вторая половина дела — нормальная оппозиция. Не оппозиция Его Величества, а оппозиция, которая мечтает о том, что бы Его Величество или Ее Величество, в смысле президента или премьера, сковырнуть и встать на его место.

ЛГ: То есть английский теневой кабинет?

МУ: Тогда она берет те материалы, которые СМИ выносят на экраны, и устраивает политические скандалы. И тогда чиновники начинают трепетать. Причем чем больше скандалов и чем они мощнее, тем лучше. Вот это нормально. Это не излечивает, естественно, полностью коррупцию...

ЛГ: Ее невозможно излечить.

МУ: Конечно. Но по крайней мере это бы ее уменьшило существенно. Другое дело, что настоящая борьба с коррупцией, эффективная борьба с коррупцией, доведение уровня коррупции до приличных размеров, как в западных странах, — это, помимо всего прочего, гигантская проблема морального оздоровления общества в целом. Когда для обычного среднестатистического гражданина взятка, взяткодательство — в порядке вещей, когда это не вызывает протеста… А социологи показывают, что так оно и есть. Это некая норма. Мне так легче.

АГ: А вот как раз по поводу «легче». Это очень важный момент. Все говорят: давайте искореним коррупцию. Поборемся, победим ее окончательно — и все будет замечательно. Но те же социологи и исследователи приходят к выводу, что коррупция в нашей стране — это единственный эффективный способ добиться чего-то от органов государственной власти. Вот мы сейчас убираем коррупцию — и тогда все. Разрыв между мной, простым гражданином, и государством остается колоссальный.

МУ: Пока власть не зависит никоим образом от рядового гражданина, да, естественно, она будет…

ЛГ: Мне кажется, что оставаться честным должно быть выгодно. Никакая мораль, никакая совесть... Да фиг с ней, с совестью. Когда тебе выгодно быть честным, когда ты можешь потерять то, се, пятое-десятое. Я в отношении чиновников.

МУ: Я не со всем согласен. Да, это действительно важно. Но это вот «выгодно» или «невыгодно» все равно должно находиться в очень серьезной моральной подложке. Потому что если этого нет, то границы дозволенного расширяются до масштабов невероятных. И так выгодно может быть, и здесь выгодно. Мораль — она все-таки что делает? Она ограничивает возможности для выгодного выбора. Когда ее просто нет, мы получаем то, что получаем. А предлагаемая система провокаций — она еще больший удар по морали наносит. Невозможно так. Я живу в ситуации, когда меня будут провоцировать… Кто меня будет провоцировать?

ЛГ: Специально обученные люди.

МУ: Это понятно. Если вы хотите делать операцию, то сначала дезинфицируйте скальпель. Не надо так, что сначала поковыряли в трупе, а потом полезли в тело. Так нельзя. Понятно, кто кого будет провоцировать. Понятно, кто сядет на третий день после провокаций. Тот, кто мешает большие взяточные сделки совершать. Все очевидно. Нельзя в чумном в бараке так себя вести. Сначала давайте как-то оздоровим обстановку. Через свободную прессу. Через оппозицию нормальную. Попробуем потом все-таки поговорить о том, что прилично, а что неприлично. А тогда уже, может быть, если вообще это понадобится, в каких-то частных случаях, в московском стиле, точечной застройкой... Вот есть коррупционер. Все про него знают, но никак не могут подловить. Тогда это может быть специальной операцией. Но вводить провокацию в норму повседневного бытия — нам еще этого не хватало. Кошмар какой-то.

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости