На главную

Доллар = 63,95

Евро = 71,57

29 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Что означает для нашей страны «пятерочка», которую суд влепил Алексею Навальному

Комментируют Константин Крылов, Дарья Митина, Денис Билунов, Павел Пряников и другие

«Революций в России было не так много, а вот вариантов с табакерками и подушками — гораздо больше»

«Особая буква» обратилась к нескольким российским политикам с предложением прокомментировать будущее Алексея Навального, оппозиции и «жабы на нефтяной трубе».
«Революций в России было не так много, а вот вариантов с табакерками и подушками — гораздо больше» 18 июля 2013
В том, что приговор Алексею Навальному является политической местью Кремля, не сомневаются даже завистники и ненавистники популярного оппозиционера. Скорее всего, если бы он правильно понял «мессидж» и «уловил сигнал», если бы он даже не бежал из страны, а хотя бы просто отошел от активной борьбы — тихо и деликатно — сейчас он был бы на свободе. Может быть, ему бы дали условный срок, со штрафом или без такового. Но Навальный предпочел бороться до последней минуты. «Вы тут не скучайте без меня, — написал он в предпоследнем твите, уже в статусе осужденного. — А главное — не бездельничайте, жаба сама себя с нефтяной трубы не скинет». Очевидно, что обвинительный приговор и арест одного из самых перспективных лидеров оппозиции будет иметь серьезные последствия. Даже биржа отреагировала на новости из Кирова снижением котировок российских компаний. И всем ясно, что это только начало…

Константин Крылов, лидер Национально-демократической партии, публицист

На мой взгляд, ситуация в России сейчас очень сильно меняется. Россия превращается в государство, в котором, во-первых, есть главный оппозиционер, такой Нельсон Мандела, и, во-вторых, этот главный оппозиционер сидит. Такого рода превращение России ничего хорошего нам не несет. И не только в репутационном смысле. Общество — во всяком случае, значительная часть общества — становится непримиримым врагом существующего строя.

Эта ситуация не аналогична ситуации с Ходорковским, поскольку Ходорковского было трудно воспринимать в массовом сознании как невинную жертву. Кроме того, его не воспринимали как политического деятеля. Он не успел в этом качестве выступить. Его по большому счету посадили по подозрению в том, что он собирается совершить некие политически окрашенные действия. Но его в первую очередь воспринимали как олигарха.

Так вот. У Навального такой репутации (олигарха. — Ред.) нет. Его воспринимают именно как несистемного политика в первую очередь. Так что ситуация, повторяю, в этом отношении совершенно иная.

При этом власть, видимо, вдохновившись примером того, как хорошо все получилось с посадкой Ходорковского — посадили, и никто не пикнул, и многие проблемы решились, удалось многих запугать, — посчитала, что и сейчас можно вести себя совершенно так же.

Что будет дальше? Координационный совет оппозиции, скорее всего, продолжит свою деятельность, вряд ли что-нибудь изменится в этом отношении. Сторонники Навального сейчас вряд ли разбегутся, скорее они консолидируются. Хотя бы потому, что сейчас появился очень серьезный мотив заявить, что все, что говорили про Навального, неправда (что соответствует действительности). Навального «закрыли» за правду, и в этом трудно сомневаться. То, что дело политическое, ясно всем. Так что тут все довольно однозначно.

Материал по теме: «История Навального уникальна для России. Я не про харизму и не про новаторские методы борьбы. Я о Решении. Решении не уезжать. Алексей показал нам, что борьба — это штука, во имя которой нужно жертвовать чем-то, иначе не будет никакой победы», — пишет обозреватель «Особой буквы» Роман Попков. (ДАЛЕЕ)

Скорее всего, Навальный станет неким символом протестного движения. Вне зависимости даже от его реальной роли, что он там сможет делать в тюрьме, символом он сейчас, можно сказать, стал. Теперь будут говорить: «Вы держите в тюрьме Навального!»

Да, нынешние законы формально ставят крест на официальном политическом будущем Навального, как осужденного по тяжкой статье. Но нужно понимать, что нынешние законы и прочие вещи, они очень тесно связаны с существующим режимом, который на самом деле не столь уж прочен. При нынешнем режиме даже в отсутствие таких законов он бы имел огромные проблемы с попаданием в политику. Но допустим, этот режим существует, продолжает поворачивать свои гайки, принимать всякого рода законы свои замечательные. Допустим, Навальный не сможет участвовать в выборах. Но это не значит, что не смогут участвовать в выборах люди, которых, допустим, Навальный одобрит.

То есть Навальный останется достаточно авторитетной фигурой. Знаете, Махатма Ганди тоже, по-моему, не участвовал в легальной индийской политике. Чем это закончилось для Индии, мы все помним. Сейчас не хотелось бы проводить прямых аналогий, но сам по себе факт того, что у нас власть придумала новый закон, согласно которому ее противники не имеют права выдвигаться на выборы, ни от чего ее не страхует.

***

 

Дарья Митина, член совета и исполкома «Левого фронта»

Я расцениваю этот приговор прежде всего как великую глупость власти. Я, честно говоря, слегка удивлена. Потому что я нашу власть, естественно, не подозревала в благородстве, но думала что она гораздо умнее.

Оптимальный вариант для нее был бы признать Навального виновным (неважно, по каким статьям), дать ему условный срок, выпустить на выборы — он бы набрал там немного, в пределах 10 процентов, — и соответственно забыть. Оставить его, как говорится, в статусе популярного блогера. Но власть почему-то решила сделать из него большую политическую фигуру.

Можно сказать, что политическое будущее у Навального сегодня какое-то появилось.

Про правовые основания здесь вообще говорить странно, потому что на самом деле понятно, что процесс чисто политический, это даже и не юристу понятно. Но это-то как раз неудивительно, потому что политических процессов у нас сейчас много. «Болотное дело» идет тоже по совершенно надуманным обвинениям. Впереди еще дела по фейковой картинке «Анатомия протеста — 2», там тоже будет много интересного. Поэтому на какой-то там справедливый суд, соблюдение законности здесь никто не рассчитывал, идеалистов нет.

Но я рассчитывала чисто на здравый смысл власти в интересах ее же самой. Потому что, если бы Навального допустили до выборов и в Москве бы выборы прошли нормально, спокойно, у власти было бы основание говорить, что Навальный проиграл в конкурентной борьбе. А вот сейчас появляется нестабильность.

Понятно, что никакие стотысячные толпы на Кремль не пойдут. Но самое важное — то, что власть серьезно сократила собственный ресурс, ресурс поддержки внутри ее самой. Потому что, безусловно, она опирается на некий консенсус элит. Революций было в российской истории не так много, не так часто получается, а вот вариантов со всякими табакерками, подушками, переворотами было гораздо больше. Когда консенсус элит заканчивается, то обычно для правящего класса наступают достаточно тяжелые времена.

Не секрет, что очень широкий слой людей поддерживает власть только потому, что им не нравится оппозиция. Они не видят там лидеров, они считают, что оппозиционные лидеры еще хуже, чем власть предержащие. Такие люди есть. Сегодня их стало еще намного меньше. Потому что они видят, как глупо, топорно, неправедно, совершенно необоснованно действует власть. И даже искренние симпатизанты «сильной руки» сейчас пишут в соцсетях: «Мне не нужна власть глупая, мне не нужна власть слепая, мне не нужна власть, которая не умеет просчитывать на три хода вперед».

Для нас-то ничего не изменилось. Режим как был неправеден, незаконен и кровав, он таким с 1991 года и остается. Для нас ничего нового. Приговор Навальному в моем мировоззрении ничего не поменял. Но для власти это серьезный сигнал того, что у нее скоро наступят сложные времена. И источником этой опасности будут, может быть, и не революционные массы, а те люди, которых еще сегодня, еще вчера она считала своим ресурсом поддержки.

***

Денис Билунов, член постоянного комитета «Партии 5 декабря»

Что касается ожиданий, то реальный срок изначально мне представлялся основным сценарием.

Гадать на кофейной гуще, сравнивать силы «двух башен» (считается, что якобы за реальный срок ратовали силовики, а против — те круги, которые вокруг Собянина) — ну это все кремлинология, которая не оставляет возможности серьезно о чем-то рассуждать. Потому что у нас слишком мало данных для этого. Поэтому по умолчанию мне казалось, что надо исходить из реального срока.

К сожалению, эти ожидания оказались подтвержденными. Сейчас единственный шанс — это борьба за освобождение Алексея и сплочение вокруг его фигуры. Мне кажется, он сегодня стал бесспорным лидером российской оппозиции, и это необходимо признать всем тем, кто до сих пор в этом сомневался. И, соответственно, действовать, концентрируя усилия вокруг его структур.

***

 

Павел Святенков, политолог

Приговор достаточно печальный, потому что все воспринимают это решение как политическое. Убедить в том, что это не политика, вряд ли кого-нибудь удастся. Это, конечно, удар по имиджу страны и по тем людям, которые говорили в последние месяцы, что у нас начинается либерализация, что власть будет допускать к выборам оппозиционных кандидатов… Выяснилось, что такой условный мягкий сценарий совершенно не работает.

Очевидно, что даже если Навальный останется кандидатом в мэры Москвы, вести полноценную избирательную кампанию из тюремной камеры совершенно невозможно. И сейчас штаб Навального говорит о том, что он снимет свою кандидатуру с выборов.

Это значит, что избирательная кампания и в Москве, и в регионах будет идти под тотальным контролем, с заранее назначенными кандидатами-победителями. Это значит, что представители несистемной оппозиции не допускаются до этих выборов.

Это значит, что ситуация в России развивается по жесткому варианту, по варианту закручивания гаек. С учетом того, что никакие проблемы, которые стоят перед страной, у нас сейчас не решаются, данное решение достаточно печально. Оно означает стагнацию, консервацию режима в том виде, в каком он существует сейчас. А это, в свою очередь, в стратегической перспективе означает повышенную его уязвимость и ломкость.

Потому что все демократические институты и процедуры, которые существовали в нашем обществе в очень ограниченном масштабе, за последние 15 лет свернуты. И с учетом сырьевой ориентации нашей экономики это делает политический режим достаточно ломким и нестойким.

***

Павел Пряников, политолог

У меня ощущение, что это не окончательный приговор. Будут еще два дела, и срок не ограничится пятью годами. Мне кажется, что будет больше.

Оппозиция будет в состоянии фрустрации. Это раз. Второе — это возвращение опять демшизы к управлению несистемной оппозицией. Одна из заслуг Навального была в том, что он хотя бы отстранил демшизу от управления, от этих процессов.

Оппозиция фрагментируется, маргинализируется, опять все попадет в руки демшизы, и все это будет длиться до 2016 года, когда будут выборы в Госдуму. Вот у меня такой прогноз.

Что касается Навального, то я думаю, его постепенно забудут. У Нельсона Манделы, с которым его сравнивают, не надо забывать, был Африканский национальный конгресс, мощнейшая левая организация, в которой были десятки тысяч активистов. А Навальный будет на уровне Ходорковского. Его не то что забудут — будут раз в полгода письма присылать, что-то сообщать, говорить. Как с Ходорковским.

 

Материал подготовили: Владимир Титов, Александр Газов

Комментарии
zhaborovskiy
Забыть его оппозиции нельзя., Других то, более менее нормальных лидеров нет. А здесь молодость, внешность, харизма, раскрученность.Так что будут и дальше обвинять власть и добиваться освобождения якобы невинной жертвы.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости