На главную

Доллар = 63,91

Евро = 68,50

8 декабря 2016

Коррупция

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Подоплека войны Следственного комитета и Генпрокуратуры

Александр ХИНШТЕЙН,

член комиссии Госдумы по законодательному обеспечению противодействия коррупции

Глава Следственного комитета должен стать подследственным

Российские прокуроры мало походят на ангелов в белых одеждах. Но еще меньше походят на них работники Следственного комитета. Поэтому сегодняшняя война между ГП и СК — это борьба плохого с чудовищным.
Глава Следственного комитета должен стать подследственным 9 июня 2011
И все же ведомство Юрия Чайки, даже с учетом кастрированных полномочий, — единственный оставшийся орган, способный вмешаться в очевидный беспредел и произвол, который творят подчиненные Александра Бастрыкина и другие силовики.

Александр Хинштейн, подоплека войны Следственного комитета и Генпрокуратуры, ч. 1

Безусловно, прокуратура далека от образа ангела в белых одеждах. Еще дальше от него Следственный комитет. И сегодняшняя борьба прокуратуры и Следственного комитета (а точнее, наоборот — Следственного комитета и прокуратуры) — это борьба плохого с еще более ужасным.

То, что сегодня действия прокуратуры и конкретных работников прокуратуры вызывают такое негодование общества, во многом объяснимо, во многом оправданно. Но к этому надо добавить, что все это происходит не просто так. Начиная с февраля текущего года мы наблюдаем грамотно организованную пропагандистско-информационную кампанию, инициаторами которой являются Следственный комитет России и другие силовые органы, теснейшим образом связанные с этим ведомством.

Задача этой кампании сводится к очень простой вещи. Необходимо максимально разогреть негативные настроения в обществе по отношению к прокуратуре и конкретно генеральному прокурору, представить обществу конкретные доказательства тотальной коррумпированности прокурорской системы и причастности к этой коррупции непосредственно генерального прокурора, у которого, как известно, в июне текущего года, то есть сейчас, истекает срок полномочий. И я могу с высокой долей уверенности предположить, что до тех пор, пока президент не определится с кандидатурой будущего генерального прокурора, которую он будет вносить, эта кампания будет только нарастать. А затем, после переутверждения генерального прокурора в должности или, если президент посчитает иначе, внесения и утверждения другой кандидатуры, эта кампания спадет.

Люди, которые эту кампанию организовали, на мой взгляд, добились очень плачевного результата. Результат в том, что наши граждане в подавляющем большинстве сегодня вообще не верят в прокуратуру. Хотя как человек, много лет работающий по этой тематике, знакомый с ее спецификой, взаимодействующий со всеми правоохранительными органами, могу с полным основанием утверждать, что на общем фоне прокуратура выглядит не самым худшим образом, а скорее даже наоборот.

Более того, у нас в стране сегодня образовалась единая поточная система. У нас сегодня предварительное следствие (Следственный комитет России, специальные службы) и суд (судебная система) образуют вертикаль, действующую по принципу единоначалия. Прокуратура из этой системы единоначалия выбивается.

На сегодняшний день прокуратура, пожалуй, единственный орган, сохранившийся в системе власти, который в состоянии занять по каким-то принципиальным вещам собственную позицию. И это происходило много раз. Можно вспомнить резонансные дела, которые возбуждал Следственный комитет и которые заканчивались ничем. Это и дело в отношении замминистра финансов Сторчака, и дело в отношении начальника департамента наркоконтроля Бульбова и его подчиненных, и многие другие дела, вызвавшие широкий общественный резонанс, по которым прокуратура заняла другую позицию. И это, собственно, и было началом и предметом их конфликта.

Когда сегодня говорят, что честный Следственный комитет воюет с бесчестной прокуратурой, у меня это вызывает только усмешку. То, что в Московской области творился беспредел в прокурорской системе, не вызывает сомнений. Прокурор Московской области освобожден от должности и переведен в другую прокуратуру с понижением. Первый зам уволен. Сегодня, как вы знаете, он объявлен в розыск. Освобождены от должности прокуроры ряда городов и районов. И будут освобождены еще, потому что сейчас, в эти самые часы, когда мы с вами беседуем, идет внеплановая аттестация. Переаттестацию проходят все работники прокуратуры Московской области, включая прокуроров городов и районов. И могу опять же с высокой долей уверенности предсказать, что значительная часть прокуроров городов и районов Московской области эту переаттестацию не пройдет.

А что в это время происходит в Следственном комитете? Казалось бы, происходит то, что называется рокировкой. Сняли прокурора области, который допустил весь этот развал. А что произошло с руководителем управления Следственного комитета Московской области господином Марковым? Причем, замечу, с Марковым развивается интересная история. Еще до всех скандалов с казино, еще до всех возбуждений дел и арестов, в январе текущего года Генеральная прокуратура направила в Следственный комитет материалы в отношении Маркова, из которых следует, что господин Марков подозревается в получении взятки в особо крупном размере от конкретного лица. Это не голословное обвинение — оно подтверждается конкретными материалами. Это связано с известной историей главы Серпуховского района Шестуна и сотрудника Генеральной прокуратуры Абросимова.

Кратко напомню фабулу. По версии следствия, Абросимов (сегодня он осужден, приговор вступил в законную силу) вымогал у Шестуна взятку за отказ от возбуждения уголовного дела по одному из муниципальных унитарных предприятий. При этом сам Абросимов как работник управления Генеральной прокуратуры Южного федерального округа в силу своих должностных полномочий повлиять на это решение, безусловно, не мог. И когда Абросимова задержали после передачи взятки, он с самого начала сказал, что это деньги не ему, что он является лишь посредником, и повторил это уже на суде.

При задержании у Абросимова был изъят телефон, по которому было видно, что предпоследний звонок перед тем, как на руках у него защелкнулись браслеты, был сделан им господину Маркову. Более того, в руках у господина Абросимова находилось постановление об отказе от возбуждения уголовного дела. Это постановление еще не было зарегистрировано в книге учета Следственного управления Московской области. И на тот момент в силу должностных обязанностей Абросимова этот документ просто не мог у него оказаться. Он никак не мог оказаться в прокуратуре в целом, потому что его туда еще не успели направить. К этому документу имели доступ только два, максимум три человека — следователь, который вынес это постановление, начальник отдела и начальник Главного следственного управления господин Марков.

После того как приговор вступил в законную силу, Абросимов дал показания, что эти деньги он получал для Маркова. Кстати говоря, еще раньше, когда Абросимова только взяли и в отношении его велось следствие, была получена информация (и в материалах дела это есть), что Абросимов планировал перейти на службу в Следственный комитет. Как раз в Московскую область, поскольку их с Марковым связывали тесные отношения.

С того момента, как эти материалы были направлены Генеральной прокуратурой в Следственный комитет, прошло уже пять месяцев. Ни ответа, ни привета. Хотя, повторю, там конкретные материалы. Конкретная детализация телефонных соединений, конкретный изъятый документ, который по определению никак не мог появиться у Абросимова, конкретная связь Абросимова с Марковым и прямые показания на него. А Марков продолжает работать и возбуждать уголовные дела в отношении прокуроров городов и районов. Они, наверное, не лучше его — но не ему их судить.

И вот эта половинчатость в подходах, этот изначально обвинительный уклон, эти публичные заявления (людей еще даже не арестовали, а устами представителей Следственного комитета им уже объявлен приговор), в моем понимании, ни в какие ворота, конечно, не лезут. Если мы говорим об очищении, если мы говорим о борьбе с коррупцией, то они не могут быть выборочными. Борьба с коррупцией не может вестись в одном кармане. В левом кармане коррупция, а в правом кармане все хорошо?!

Есть масса примеров того, что происходит в Следственном комитете. Я об этом много раз говорил, писал, требовал разбирательства. Чаще всего эти разбирательства ни к чему не приводят. Господин Бастрыкин покрывает своих подчиненных, несмотря на то что скандалы в Следственном комитете вспыхивают с регулярной частотой и эти скандалы ничуть не меньше, чем скандалы в прокуратуре.

Последний пример, который у всех на слуху. На прошлой неделе в суде были оглашены показания члена следственной группы (к этому моменту уже уволившегося из Следственного комитета), который занимался расследованием нашумевшего резонансного дела в отношении рейдерских захватов в городе Санкт-Петербурге. Письменные показания на 19 листах, где он четко говорит о том, что руководитель следственной бригады господин Пипченков оказывал давление, что с самого начала была поставлена задача любыми способами и путями сфальсифицировать обвинение, сфальсифицировать доказательства. И следователь прямо пишет: «В моей практике такого не было. Мы знали и понимали, что эти люди невиновны, тем не менее, у нас была задача их оговорить, их привязать». Какие последствия этого? Никаких.

Да, господин Пипченков отстранен, проводится проверка. Другой сотрудник следственной бригады, в отношении которого было твердо установлено (кстати, журналистами), что платную операцию ему почему-то оплатил подследственный по уголовному делу, который в тот момент находился под стражей, уволился по собственному желанию. Огромное количество людей, которые ранее были уволены из прокуратуры за злоупотребления, за действия, несовместимые с их статусом, оказались на службе в Следственном комитете.

Сейчас прокурор Московской области проводит проверку по моему обращению. Мне пришло письмо, где гражданин жалуется на то, что Следственный комитет, точнее, его отдел по Одинцовскому району Московской области очень предвзято расследует уголовное дело по факту убийства его сына, выводя из-под удара фактического виновника (в отношении которого есть прямые показания и другие подтверждения его виновности). Он мне прямо пишет, что всем этим верховодит замруководителя следственного отдела по Одинцовскому району господин Волтунов.

Когда я прочитал это письмо, на меня, как поется в старом романсе, нахлынули воспоминания. Потому что господин Волтунов хорошо мне знаком. В 2006 году, после моих выступлений, после моего обращения к генеральному прокурору, он был уволен из органов прокуратуры. На тот момент он занимал должность первого заместителя Преображенского межрайонного прокурора города Москвы.

Для понимания кратко расскажу, в чем было дело. Фабула очень простая. Господин Волтунов пришел в ресторан. Ему не понравился официант, который его обслуживал, гражданин Азербайджана. Он сказал ему нелицеприятные слова. Официанту хватило глупости ему ответить. Прокурор Волтунов вызвал оперативную группу из местного отдела внутренних дел. Она приехала. Официанта задержали. Потом у него нашли пистолет. На другой день в раздевалке кафе, где он работал, наши патроны. И он упакованный поехал в изолятор.

После того как я вмешался в это дело и во всем разобрался, официант был освобожден. Дело в отношении его было прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. В отношении начальника отдела уголовного розыска по району Преображенский Лесового было возбуждено уголовное дело сразу по четырем статьям, потому что Лесовой по прямому указания Волтунова сфальсифицировал доказательства, подбросил человеку ствол. Причем это было сделано на редкость топорно, на чем они, собственно, и попались. Они даже не удосужились по времени подогнать. По времени получалось, что пистолет был изъят у официанта через два часа после того, как он был задержан и доставлен в камеру. Предположить, что он прошел в камеру с пистолетом и через два часа этот пистолет у него нашли, нельзя даже при самой богатой фантазии.

Привлечь тогда Волтунова к уголовной ответственности не смогли, потому что начальник уголовного розыска Лесовой не был его прямым подчиненным. Он был вправе не выполнять противоправный приказ. Хотя по уму мы, конечно же, понимаем, что начальник розыска не станет ссориться с прокурором, за ним надзирающим, а будет делать так, как он ему скажет. Сегодня господин Волтунов — замначальника Одинцовского отдела Следственного комитета. Это как? И таких примеров у меня огромное количество.

Я, конечно, могу списать это на счет личной неприязни ко мне Александра Ивановича Бастрыкина. То, что он меня не любит, в общем, не большой секрет. Хотя я к Александру Ивановичу отношусь очень ровно. Уверяю вас, если я буду идти по улице и увижу, что Александра Ивановича убивают, я приду ему на помощь. Он вряд ли придет мне на помощь. Возможно, Александр Иванович сознательно отслеживает мое творчество, мои выступления и всех тех, кого я каленым железом выжигаю, берет к себе под флагом обиженных. Ну тогда это очень странный Следственный комитет.

Но надо отдать им должное. Они молодцы с точки зрения организации правильной и грамотной пиар-кампании. Сегодня они полностью сняли внимание к себе, переключив его на прокуратуру.

Еще раз: ничего хорошего в том, что творится в прокуратуре, нет. То, что произошло в прокуратуре Московской области, — это, конечно, вопиющий факт, требующий самых серьезных и жестких мер реагирования. Но лучшее враг хорошего. И делается это не для того, чтобы навести порядок в прокуратуре, а для того, чтобы над Следственным комитетом исчезла наконец та неудобная и неприятная им система, с которой у них не получается договариваться. Потому что прокуратура на сегодняшний день, даже с учетом кастрированных полномочий прокурора, — единственный оставшийся орган, способный вмешаться в очевидный беспредел и произвол и что-то сделать.

Я с ужасом представляю, что будет, если и прокуратура вольется в эту единую вертикаль, где приходит оперативная справка из одного всем хорошо известного здания и по этой оперативной справке сразу же возбуждается уголовное дело. Суд Басманный, который их обслуживает, точно так же, не глядя, сразу идет на аресты, потом на продление сроков и потом, опять же не глядя, осуждает людей. Это не голословно. У меня есть конкретные примеры. Сегодня есть возможность хоть как-то в это вмешаться. Сегодня у прокурора есть возможность, скажем, не утвердить обвинительное заключение и вернуть его обратно. И по делам, где я видел совершенно очевидный произвол, мне в результате моих обращений удавалось добиваться справедливости. Завтра ни мне, ни кому-либо другому это сделать не удастся.

Комментарии
guest
Есть вполне положительный и весьма эффективный мировой опыт борьбы с коррупцией, и нечего лжеборцам кормиться на этой лжеборьбе!!!
Юрий65
Согласен с guest.
Давайте посмотрим на «Правду» депутата Хинштейна.

Кто такой депутат –
Это избранник «народа», радеющий не за отдельные структуры, а за истину!?
Как мы воспринимаем истину – «по плодам», то есть по конкретным фактам!

Да, Хинштейн нам приводит факты, но какие выводы делает борец с коррупцией, депутат Хинштейн.

- Х.: «Российские прокуроры мало походят на ангелов в белых одеждах. Но еще меньше походят на них работники Следственного комитета. Поэтому сегодняшняя война между ГП и СК — это борьба плохого с чудовищным.»

Факты по СК – приводятся – начиная с Маркова и ниже.

Факты по Прокуратуре – покрывательства, начиная с Чайки (!) дела о казино – явного БЕСПРЕДЕЛА внутри (!) прокуратуры ( как и связь сына Чайки с этим делом)!
А Замы прокурора, например Гринь, последовательно снимали с обвинения «хороших» прокуроров, которые сеогодня сидят под следствием, а один из самых хороших – в бегах. А сегодня Грин снял обвинения с очередного «хорошего» сотрудника «К 2», замешанного во взятках по казино

И после этого Хинштейн непрядвзято вещает нам, «не понимающим» истину:

«Потому что прокуратура на сегодняшний день, даже с учетом кастрированных полномочий прокурора, — единственный оставшийся орган, способный вмешаться в очевидный беспредел и произвол и что-то сделать.»

- Заметим, что и у «борца» с коррупцией Хинштейна (как и у Путина: Лужков не договорился с Медведевым) не чистота перед законом(!) — главное, а умение ДОГОВАРИВАТЬСЯ – есть главный аргумент в разборе – кто правильнее и честнее!

- Х.: «То, что произошло в прокуратуре Московской области, — это, конечно, вопиющий факт, требующий самых серьезных и жестких мер реагирования. Но лучшее враг хорошего. И делается это не для того, чтобы навести порядок в прокуратуре, а для того, чтобы над Следственным комитетом исчезла наконец та неудобная и неприятная им система, с которой у них не получается договариваться.»

То есть «истина» депутата Хинштейна такова: — главное не Закон, не равенство и чистота перед ним в не зависимости от должностей, а умение договариваться между силовыми структурами!

Если СК виноват – нужно смотреть факты, если Прокуратура – то же факты, а не ГОЛОСЛОВНО оценивать: СК – «чудовищный», а Прокуратура – только «плохая».

И тот и другой «орган» состоит из людей, и именно не по умению «договариваться», а то как эти люди чисты перед законом — в этом и будет истина.
fond_antiment@mail.ru
Шарага господина Бастрыкина, где нет ни одного честного сотрудника и где 100% коррупция. Следователи СК РФ не хотят возбуждать уголовные дела в отношении своих коллег, которые совершили несколько преступлений, но быстро возбуждают уголовные дела в отношении невиновных по заказу. Я один из таких. Меня заказал малограмотный юрист, судья- коррупционер Ванька ЗАЗДРАВНЫХ. Быстро было сфабриковано уголовное дело по статье 319 УК РФ. Судили заочно три суда Белгородской области — Чернянский, Грайворонский, Губкинский. Почти год я провёл за решеткой. Два с половиной года добивался справедливости. Добился — меня реабилитировали. Сейчас не могу добиться возбуждения уголовных дел в отношении 12 человек, которые меня затолкали за решетку : мешает этому 100% коррупция в СК РФ. Бастрыкин А.И. сочинил такую инструкцию по которой, следователей, которые совершили несколько преступлений, нельзя привлекать к уголовной ответственности. Появилась каста неприкасаемых — это следователи СК РФ. Привожу конкретный пример : руководитель следственного управления СК РФ по Белгородской области СЕРГЕЕВ А. В. ( малограмотный юрист, оборотень в погонах, коррупционер ) совершил несколько преступлений, но добиться его отставки практически невозможно, а говорить о возбуждении уголовного дела в отношении его — всё равно что слетать на Марс. Я высылал на личный блог Председателя Следственного комитета РФ Бастрыкина А.И. список №3 — это список коррупционеров из СК РФ ,которые прислали мне отписки — всего 24 отписки, но почему-то они не появились на сайте Бастрыкина А.И. , но завтра они появятся здесь. Моё личное мнение : Бастрыкин А.И. давно должен сидеть за решеткой, отвечая за все преступления , которые совершили его подчинённые только в анклаве Белгородская область, который живёт по местным понятиям, которые ( понятия ) придумали следователи СУ СК РФ по Белгородской области и активно воплащают их в жизнь. Хочу пожелать Александру Евсеевичу Хинштейн добра, любви, здоровья...Это единственный человек, который сказал правду о Бастрыкине А.И. Альяных Михаил Васильевич — учредитель Новооскольского Общественного Правозащитного Фонда «АНТИМЕНТ», бывший политзаключённый ( 2006 год )...
fond_antiment@mail.ru
СПИСОК № 3
(письма-отписки из Следственного комитета РФ)

1. 5 декабря 2008 г. – Титов В.П., референт первого отдела управления процессуального контроля за следственными действиями;
2. 11 февраля 2009 г. – Титов В.П., референт первого отдела управления процессуального контроля за следственными действиями;
3. 7 июля 2009 г. – Кучин В.А., старший референт первого отдела управления процессуального контроля за следственными действиями;
4. 28 сентября 2009 г. – Шардаев А.А., референт первого отдела управления процессуального контроля за следственными действиями;
5. 6 октября 2009 г. – Агашин А.Б., заместитель руководителя первого зонального отдела управления процессуального контроля за следственными действиями;
6. 3 декабря 2009 – Яковлев Н.В., заместитель руководителя управления процессуального контроля за следственными органами – руководитель первого зонального отдела;
7. 18 февраля 2010 г. – Игнашин В.В., руководитель Главного управления процессуального контроля;
8. 24 мая 2010 г. – Хромушкин Д.М., старший референт отдела по контролю за расследованием уголовных дел в отношении лиц особого правового статуса;
9. 16 ноября 2010 г. – Белоусов М.В., референт отдела управления процессуального контроля в сфере противодействия коррупции;
10. 25 ноября 2010 г. – Кубляков А.А., заместитель руководителя отдела управления процессуального контроля в сфере противодействия коррупции;
11. 17 декабря 2010 г. — Белоусов М.В., референт отдела по контролю за расследованием уголовных дел в отношении лиц особого правового статуса;
12. 20 декабря 2010 г. – Филимонов В.В., референт первого зонального отдела управления процессуального контроля за следственными органами;
13. 21 декабря 2010 г. — Филимонов В.В., референт первого зонального отдела управления процессуального контроля за следственными органами;
14. 20 января 2011 г. — Филимонов В.В., инспектор первого зонального отдела управления процессуального контроля за следственными органами;
15. 25 января 2011 г. – Белоусов М.В., инспектор отдела управления процессуального контроля в сфере противодействия коррупции;
16. 26 января 2011 г. – Кубляков А.А., заместитель руководителя отдела управления процессуального контроля в сфере противодействия коррупции;
17. 28 декабря 2010 г. – Белоусов М.В., референт отдела по контролю за расследованием уголовных дел в отношении лиц особого правового статуса;
18. 28 декабря 2010 г. — Белоусов М.В., референт отдела по контролю за расследованием уголовных дел в отношении лиц особого правового статуса;
19. 5 апреля 2011 г. — Белоусов М.В., инспектор отдела по контролю за расследованием уголовных дел в отношении лиц особого правового статуса;
20. 8 апреля 2011 г. – Юдина О.С., старший инспектор отдела по контролю за расследованием уголовных дел в отношении лиц особого правового статуса;
21. 11 апреля 2011 г. — Юдина О.С., старший инспектор отдела по контролю за расследованием уголовных дел в отношении лиц особого правового статуса;
22. 13 мая 2011 г. — Юдина О.С., старший инспектор отдела по контролю за расследованием уголовных дел в отношении лиц особого правового статуса;
23. 15 мая 2011 г. — Юдина О.С., старший инспектор отдела по контролю за расследованием уголовных дел в отношении лиц особого правового статуса;
24. 29 мая 2011г.-Юдина О.С.,старший инспектор отдела по контролю за расследованием уголовных дел в отношении лиц особого правового статуса.



Это малограмотные юристы, оборотни в погонах, коррупционеры, которые занимаются укрывательством преступлений…

Сколько еще лет будет продолжаться игра в прятки со мной или все таки кто-то из центрального аппарата СК РФ приедет в Белгородскую область и остановит 100% коррупцию в СУ СК РФ по Белгородской области ? ? ? ? ?




8 июня 2011 г. ______________________ Альяных М.В.
(Учредитель Новооскольского Общественного Правозащитного Фонда «Антимент»)
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости