На главную

Доллар = 63,39

Евро = 68,24

10 декабря 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Судебный процесс по делу лидера «Лиги обороны Москвы» подходит к концу

Илья КОНСТАНТИНОВ,

политик

«Дело Даниила Константинова несопоставимо по масштабу фальсификаций с другими политическими делами»

В протестном движении настолько мало энергичных и харизматичных лидеров, что «изъятие» из политического оборота при помощи уголовных преследований, посадок и выдавливания в эмиграцию 10—15 ключевых фигур парализует оппозицию полностью.
«Дело Даниила Константинова несопоставимо по масштабу фальсификаций с другими политическими делами» 16 декабря 2013
Лидер националистической организации «Лига обороны Москвы» Даниил Константинов был арестован в марте 2012 года. Оппозиционера обвиняют в убийстве 24-летнего Алексея Темникова. Следственные органы утверждают, что 3 декабря 2011 года около станции метро «Улица академика Янгеля» Константинов несколько раз ударил Темникова ножом. Однако Константинов имеет бесспорное алиби: в момент убийства он находился на другом конце Москвы, в ресторане, где праздновал день рождения матери. Обвинение против Константинова, по существу, строится на показаниях одного-единственного человека — Алексея Софронова, имеющего три судимости. Уже находясь под государственной защитой как свидетель по делу против оппозиционера, он успел получить два условных срока за кражи со взломом в составе группы, и есть основания полагать, что лояльность Софронова линии гособвинения обеспечена именно поблажками, которые он получил в ходе расследования своей криминальной деятельности. Даниил Константинов обвиняет в фабрикации дела против себя сотрудников Центра «Э» — полицейской спецслужбы, занимающейся политическим сыском. По данным оппозиционеров, Константинов, будучи задержанным в ходе одной из протестных акций, был доставлен на беседу с оперативниками Центра «Э», предложившими ему стать информатором. Константинов отказался от сотрудничества, за что и был наказан сфабрикованным уголовным преследованием. Следует отметить, что Даниил Константинов, являвшийся одним из самых перспективных лидеров националистической части оппозиции, последовательно выступал за координацию действий между националистами, либералами и левыми и также мог быть расценен спецслужбами как фигура, требующая срочных «оперативных мер». В настоящий момент в Чертановском районном суде процесс по делу Константинова вступил в завершающую фазу. Гособвинение запросило для политзаключенного десять лет лишения свободы, защита требует оправдать оппозиционера.

— Чем отличается процесс по делу вашего сына, Даниила Константинова, от других политических процессов: уже прошедших и идущих сейчас?

Он очень сильно отличается. Прежде всего тем, что власти предъявили своему политическому оппоненту обвинение в самом страшном уголовном преступлении — убийстве. Такого уровня фальсификаций в политических процессах последних лет, а может быть, даже и десятилетий история нашей страны, на мой взгляд, не знает.

В других процессах речь идет, во-первых, о гораздо менее тяжких преступлениях. Во-вторых, на других процессах в ходе судебных заседаний говорят о каких-то натяжках, подтяжках: бросал кто там лимон или не бросал лимон, прикоснулся кто-то рукой к амуниции омоновца или не делал этого, и как интерпретировать это прикосновение. Но здесь совершенно другая ситуация.

Здесь убийство. Здесь ситуация, когда человека заведомо не было на месте преступления, и всем это известно. Дело Даниила Константинова несопоставимо по масштабу фальсификаций с другими политическими делами.

— Одна из центральных версий уголовного преследования вашего сына — личная озлобленность сотрудников Центра «Э» на отказ Даниила сотрудничать с ними. Но не кажется ли вам, что власть могла бояться, что он сможет наладить сотрудничество националистов и других оппозиционеров в рамках единого протестного движения?

Я думаю, что первая версия нимало не противоречит второй. Конечно, власть боялась того, что действительно, Даниил был в хороших контактах, во-первых, со всеми группами националистов, не конфликтуя ни с кем из них. Во-вторых, он был в прекрасных отношениях с другими группами протестного движения: он находил общий язык и с либералами, и с левыми. Он был заточен на консолидацию протестного движения в целом.

Обращаю ваше внимание, что все усилия власти последнего года были направлены на то, чтобы расколоть протестное движение. И результат налицо — единого протестного движения нет. А как только прекратилось единое протестное движение, то фактически исчезло и какое бы то ни было протестное движение вообще. Потому что выяснилось, что ни отдельно взятые националисты, ни отдельно взятые левые, ни отдельно взятые либералы не способны вывести людей, не способны консолидировать массы, не способны организовать гражданских активистов. И все, протест был потушен.

Операция, которая была проведена против Даниила, была одной из первых операций в этом ряду, одной из первых комбинаций. Она была проведена очень решительно, быстро и грубо. Результат мы сейчас наблюдаем.

Материал по теме: если удастся безнаказанно обвинить невинного человека в убийстве без всяких доказательств и оснований, это может открыть ящик Пандоры, из которого посыплются десятки и сотни уголовных дел. (ДАЛЕЕ)

— Что вы можете сказать о ходе самого судебного процесса? Как вела себя судья?

Судья Тюркина — опытная и достаточно квалифицированная. Она прекрасно понимала, что ее задача — провести процесс так, чтобы свести к минимуму формальные нарушения. Поэтому она внешне первую часть судебного процесса вела корректно, она давала возможность работать защите, удовлетворяла часть ходатайств.

Только после того, как она получила четкие сигналы — таким сигналом, насколько мы можем судить, стал ее перевод в Мосгорсуд на повышение, — она резко форсировала процесс, перестала удовлетворять ходатайства защиты и быстро показала свои подлинные намерения.

— Как вы считаете, может ли система путем посадок ключевых для оппозиции фигур ослабить протестное движение? Вот Даниил сидит, Удальцов — под домашним арестом, Навальному дали условный срок. Насколько это эффективно для власти?

Это очень эффективно. У нас в протестном движении настолько мало энергичных и харизматичных лидеров, что «изъятие» из политического оборота 10—15 ключевых фигур парализует оппозицию полностью.

— Как вы полагаете, власть и дальше будет продолжать «закрывать» лидеров? Вы сказали — 10—15. Но пока, слава Богу, сидит все-таки меньше…

Учитывайте, что определенное количество людей было вытеснено в эмиграцию. Вы думаете, что Гарри Каспаров уехал от хорошей жизни? Я думаю, что нет.

С учетом того, что еще человек пять активных людей сейчас находятся за границей, и нужно смотреть на ситуацию.

«Левый фронт» разгромлен фактически полностью. Для этого оказалось достаточно нейтрализовать Сергея Удальцова, Леонида Развозжаева и выдавить в Швецию Алексея Сахнина.

Часть экологов очень быстро сообразила, что происходит.

Самые решительные лидеры либералов большую часть времени находятся за границей: Каспаров все время вне России, Илларионов большую часть времени там и сюда приезжает от случая к случаю.

Как в известной песне Высоцкого — «настоящих буйных мало». А остальные, а-ля Ксения Собчак, так называемая гламурная оппозиция — они вообще не представляют для власти никакой проблемы.

— По делу Даниила удалось прорвать информационную блокаду. О фальсификациях в этом деле писала даже «Новая газета», которая известна своим негативным отношением к националистическому движению. Получается уникальная ситуация — за человека националистических взглядов заступается все гражданское общество.

Я бы не сказал, что нам удалось вырваться из информационной блокады, потому что в телевидении тут полный провал. Даже если какие-то камеры приезжают в суд снимать процесс, то в эфир это потом не идет.

— Но Рунет же полон материалов…

Да, в Интернете пишут. И по радио говорят. Но на ТВ — полная тишина.

Уникальность ситуации с Даниилом в том, что его поддерживают представители самых разных политических и идеологических сил. Но я это отношу к личности моего сына — он человек очень широких взглядов. Он не упертый фанатик, он не отморозок, как иногда говорят. Это широко мыслящий, образованный, интеллигентный человек, способный найти общий язык с представителями любых политических сил. И, кстати говоря, любых национальностей, потому что в числе его друзей можно встретить кого угодно, представителей полсотни народов нашей, и не только нашей, страны. Это политик нового типа. Поэтому для меня неудивительно, что его поддерживают разные политические силы.

 

Материал подготовили: Мария Пономарева, Роман Попков

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости