На главную

Доллар = 63,68

Евро = 67,61

3 декабря 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Будни «болотного процесса»: беспредел конвоя, «страдания» ОМОНа, бесстрашие подсудимых

Олег САВИЦКИЙ,

обозреватель «Особой буквы»

Уголовный кодекс чести

Трагедия «болотного дела» в том, что к нему привыкли. Тем более что судят не «генералов» оппозиции, а случайно оказавшихся в плену «рядовых». Однако эти «рядовые» сейчас демонстрируют примеры настоящего героизма, которого от них мало кто ожидал.
Уголовный кодекс чести 4 октября 2013
Несоответствие «опасности» подсудимых тому наказанию, которое их ждет (в том, что вердикт будет жестким, мало кто сомневается), абсурдность, а подчас и фантастичность предъявленных обвинений — все это очевидно для думающей части россиян, однако уже не вызывает сильных эмоций. Наступила стадия привыкания. А это значит, что несправедливый приговор (справедливым было бы отпустить всех по домам за отсутствием состава преступления) вряд ли встретит в обществе противодействие — достаточно мощное, чтобы власти хотя бы призадумались…

Материал по теме: «Болотный процесс» глазами адвокатов подсудимых. Своими впечатлениями с читателями «Особой буквы» делятся адвокат Артема Савелова Фарит Муртазин и защитник Сергея Кривова Вячеслав Макаров. (ДАЛЕЕ)

Прогнозировать исход судебных процессов — занятие неблагодарное. Хорошо известно, что приговор суда в России в большинстве случаев зависит не от того, какая из сторон представит более убедительные доказательства, а от других факторов, не предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством. Обвинительный приговор «узникам Болота» — дело практически решенное, несмотря на то что большинство подсудимых фактически неповинны даже в административных правонарушениях. «Патриоты на зарплате» не устают повторять, что «государство должно защищаться», и без конца вспоминают Сирию, Ливию и другие экзотические страны, где власть не сумела вовремя пресечь крамольников, вдохновляемых «заокеанскими кукловодами».

Чтобы изобразить видимость объективности, суд назначит обвиняемым дифференцированное наказание. Дамская часть «погромщиков» — Мария Баронова и Александра Духанина — могут рассчитывать на условные сроки: к женщинам суд несколько более снисходителен, к тому же, когда осужденному надевают наручники в зале суда, это производит сильный психотравмирующий эффект. Как на самого осужденного, так и на окружающих. Возможно, кто-то из мужчин тоже вытащит такой «счастливый» билет, но большинство получит реальные сроки.

Примечательно, что те, кто надеется на более-менее благополучный исход для «болотников», апеллируют не к юридическим, а политическим категориям. «Стоит надеяться на здравый смысл нашей власти, — говорил Валерий Хомяков, директор Совета по национальной стратегии, в интервью «Свободной прессе». — У нас и так много резонансных дел: «Пусси Райт» (так в исходном тексте. — Ред.), «дело Ходорковского», «дело Гринписа». Перед Олимпиадой у власти появляется шанс немножко «отмыться». Можно ожидать, что Европейский суд примет решение в течение ближайших нескольких недель. И это нас не украсит, ведь на весь мир будет сказано, что у нас преследуют людей по политическим мотивам».

Господин Хомяков надеется, что угроза массового бойкота Олимпиады западными лидерами заставит Кремль образумиться и подыскать безболезненный выход из положения. Таким выходом могла бы стать амнистия, приуроченная к 20-летию Конституции. Однако тут есть несколько «но».

Лидеры «Восьмерки», «Двадцатки» и прочих джентльменских клубов гораздо меньше озабочены соблюдением прав человека в РФ, чем этого хотелось бы российской оппозиции. Напротив — некоторые консерваторы относятся к Владимиру Путину с нескрываемой симпатией: они видят в нем пусть жесткого и авторитарного, но, бесспорно, патриотичного лидера, отстаивающего интересы своей страны и традиционные ценности. Да, подобное представление несколько не соответствует действительности, но люди на Западе не в курсе всех тонкостей и нюансов внутрироссийской политики, и нельзя их за это осуждать.

Именно российское общество ответственно за то, что за рубежом у многих сложилось впечатление о Путине как «национальном лидере», которого единодушно поддерживает «молчаливое большинство», а противостоят ему лишь некоторые предприниматели, не вписавшиеся в путинский госкапитализм, да еще художники-акционисты…

Почитайте восторженный текст, который адресовал российскому президенту Патрик Бьюкенен, один из лидеров американских консерваторов, и перестаньте надеяться, что заграница нам поможет…

Еще одна «слабая» сторона «болотного дела» — это отсутствие среди обвиняемых сколько-либо известных персон. При всем уважении к тем, кто сейчас находится под следствием или судом по этому делу, о большинстве из них общество узнало уже после того, как они оказались привлечены к уголовной ответственности. Относительной известностью могут похвастаться разве что Мария Баронова да Алексей Гаскаров, однако дело последнего еще не дошло до суда, а потому интерес массмедиа к нему невелик.

Несомненно, если бы среди подсудимых присутствовали «звезды», внимание прессы и общества к делу было бы на порядок выше, да и сам процесс проходил по-другому.

Репортажи из зала судебных заседаний — с недавнего времени процесс перенесли из здания Мосгорсуда в Никулинский районный суд, расположенный неподалеку от главного здания МГУ, — производят впечатление комедии абсурда. Трудно всерьез воспринимать слова здоровых накачанных парней из ОМОНа, которые сбивчиво рассказывают о своих невероятных страданиях, понесенных 6 мая 2012 года.

Вот фрагмент из репортажа Газеты.Ru:

«Лебедев вместе со своим сослуживцем Антоном Деркачом (его также допросили во вторник, 24 сентября) после того, как со стороны манифестантов полетели «камни, палки, файеры», двинулся задерживать самых активных. На спуске к набережной Лебедев увидел двоих других полицейских, которых, по его словам, «окружили», хватали за бронежилеты и пытались повалить на землю, и решил помочь товарищам. Со слов Лебедева, омоновца Деркача кто-то ударил по спине, но он не запомнил, кто это сделал. Зато он хорошо запомнил высокого худого молодого человека в клетчатой рубашке, который, по свидетельству Лебедева, бросил в плечо омоновцу Владимиру Филиппову «желтый бильярдный шар», отчего тот «скривился».

На уточняющие вопросы защиты Лебедев ответил, что бильярдный шар — это его предположение, потому что он видел, что Филиппову было больно. На допросе 13 июня Лебедев опознал в «кинувшем бильярдный шар» обвиняемого Ярослава Белоусова».

Рискнем предположить, что доблестные защитники правопорядка несколько лукавят, повествуя о своих нечеловеческих страданиях. Омоновцы — не хипстеры: во время тренировок и плановых учений им достается так, что попадание загадочного желтого предмета, брошенного молодым человеком скромного телосложения, боец попросту не заметил бы. Тем более в условиях адреналинового шторма, когда болевые ощущения притупляются…

Примечательно, что суд, так сопереживающий страданиям бойцов ОМОНа, куда как хладнокровно встречает слова подсудимых о побоях со стороны конвоя. Так, 1 октября Владимира Акименкова ударил один из конвоиров, однако, как сообщает его защитник, адвокат Дмитрий Аграновский, суд не посчитал нужным заслушать жалобу подсудимого. На следующий день сотрудники конвоя избили Сергея Кривова. Как пишет Каспаров.Ru, это далеко не первый случай избиения подсудимых.

К сведению людей, не знакомых с ситуацией по ту сторону решетки: сотрудники судебного конвоя вообще не отличаются гуманизмом. В их глазах арестованный подсудимый — это однозначно преступник, повинный в самых гнусных злодеяниях, которого, к огромному сожалению, нельзя повесить без лишней волокиты. Поэтому словесные оскорбления в адрес арестанта не считаются в этой среде чем-то недопустимым. А «применение силы» в случае «неподчинения» — это само собой разумеется.

Добавим сюда такие «мелочи», как пытка голодом и бессонницей подсудимых, и стратегия суда по «болотному делу» станет ясна. Обвиняемым дают понять, что в их интересах не затягивать процесс, не играть в революционеров, а честно «признаться» в том, что написано в обвинительном заключении.

Тем более поразительны примеры героизма «болотников». И слово «героизм» здесь поставлено неслучайно. Так, Максим Лузянин, ранее осужденный на четыре с половиной года за сколотую зубную эмаль сотрудника полиции, отказался выступать свидетелем на процессе. Год назад, когда он согласился на разбирательство «особым порядком» (то есть согласился с обвинительным заключением), многие обвиняли его в трусости и прочих нехороших вещах. Нетрудно догадаться, что, если бы Лузянин дал «правильные» показания по новому делу, ему было бы проще претендовать на условно-досрочное освобождение. Однако он отказался «топить» ни в чем не повинных людей ради собственного спасения.

А 2 октября Михаил Косенко, дело которого выведено в отдельное производство и которому грозит бессрочное заключение в психиатрической клинике, выступил в Замоскворецком суде с по-настоящему исторической речью:

«Самая большая ценность в стране — это свобода. Именно этого большинство населения нашей страны в той или иной степени лишено... Наш народ привык страдать, в России строится восточная модель общества — несвобода в обмен на сытую жизнь... Наш народ привык жить бедно, и ему незначительный достаток кажется значительным достижением».

Косенко убежден, что в столкновениях 6 мая 2012 года виноваты не демонстранты, а полицейское руководство:

«Резко ограничив площадь проведения митинга в отличие от согласованной, незаконные свои требования власти считали законом. Потому что власть думает, что закон — это она и есть. Когда в давке несколько десятков человек прорвали оцепление, власть решила, что теперь она вправе разогнать несколько десятков тысяч человек, пришедших на митинг. Власть своей тактикой, действиями политически мотивированными, постоянно вызывала раздражение людей, которые давали отпор незаконным действиям. Власть нарушает закон, а когда получает отпор, строит из себя законника со своей 318-й статьей. Омоновцы воспринимали демонстрантов как своих врагов, значит, их предварительно так настроили…».

Не перестает также удивлять достойное поведение тех «болотников», которые до СИЗО и процесса не имели никакого отношения к политическим организациям. Понятно, что активист «Левого фронта» Акименков или антифашист Гаскаров были если не абсолютно готовы, то как минимум понимали, что их ждет в суде. Но Луцкевич или тот же Косенко оказались более мужественными, чем можно было бы предположить, зная их биографию.

Почему Константин Лебедев прагматично сдал своих товарищей, а Максим Лузянин, отбывающий срок в Тульской области, отказался свидетельствовать против случайных ему людей?

Ответить на этот вопрос трудно, если вообще возможно, тем более не будучи знакомым с ними лично. Но, судя по всему, столкнувшись с правовым беспределом, со всеми ужасами нашей судебной и пенитенциарной системы, «болотники», не привыкшие к компромиссам политиков и так называемой политоты, осознали свою правоту и просто не могут вести себя иначе.

Михаил Косенко, а также Владимир Акименков и Артем Савелов уже признаны Amnesty International узниками совести. Впрочем, не стоит переоценивать важность этого события. Потому что международные правозащитные организации не способны заставить российские власти изменить практику доставления арестантов из тюрем в суды, которая сама по себе является пыткой. И на приговор по «болотному делу», как и по другим политическим делам, позиция зарубежных правозащитников тоже не окажет существенного воздействия.

Главная, точнее, единственная сила, которая заставит власть вести себя чуть более цивилизованно, — это российская общественность. Это независимые СМИ, блогосфера и, наконец, неравнодушные люди. А таковых достаточно много, как показали июльские события, когда тысячи граждан вышли на улицы Москвы протестовать против приговора Алексею Навальному.

Хотя «болотное дело» тянется уже долго, общество не должно, не имеет право к нему «привыкнуть», точно это неприятное, но неизбежное явление природы. Нужно следить за процессом, предавать огласке все случаи произвола и несправедливости, а когда начнется стадия допроса свидетелей защиты, участники знаменитой демонстрации должны прийти в суд и рассказать правду.

 

Материал подготовили: Олег Савицкий, Мария Пономарева, Александр Газов

Комментарии
callos
Очень печально, когда невиновные — наказаны, а невиновные — гуляют на свободе!
Агент Смит
«Почему Константин Лебедев прагматично сдал своих товарищей, а Максим Лузянин, отбывающий срок в Тульской области, отказался свидетельствовать против случайных ему людей?»
Потому что он агент, у него работа такая.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости