На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

5 декабря 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Как судят Магнитского и Браудера и почему мы никогда не узнаем, куда делись 5,4 млрд рублей

Вера ЧЕЛИЩЕВА,

судебный репортер «Новой газеты» — специально для «Особой буквы»

Суд над пустой клеткой

В Тверском суде уже третий месяц продолжается процесс над пустой клеткой, в которую следователи «засадили» покойного Магнитского и «сбежавшего» Браудера. Сюр и инферно, перемешанные с неспешностью и монотонностью…
Суд над пустой клеткой 14 мая 2013
«Болотка» и ее фигуранты, Навальный и «распиленный им лес», «Оборнсервис» и лирическое творчество Евгении Васильевой, наезд на НКО, отказ в УДО «Пуссям»… Громких и резонансных разбирательств, к которым приковано внимание СМИ, блогеров и общественности, стало так много, что того и гляди все журналисты скоро переквалифицируются исключительно в судебных корров. И лишь один процесс — тоже, казалось бы, резонансный и громкий — как-то выпал из всеобщего поля зрения. За ним почему-то никто не следит, никто на него не «ломится», не аккредитовывается, не обсуждает, не комментирует, не возмущается… Хотя именно фигуранты этого дела стали причиной чуть ли не очередной холодной войны между Россией и США со всеми вытекающими отсюда последствиями: списки невъездных, замороженные счета со стороны Соединенных Штатов, в ответ — тоже списки, запрет усыновления и антиамериканская государственная пропаганда. Да, я о процессе против покойного Сергея Магнитского и, к счастью, живого, но «сбежавшего» в Великобританию главы Hermitage Capital Уильяма Браудера.

Процесс этот не спеша и вяло идет себе в Тверском районном суде Москвы уже третий месяц. Заседания раз-два в неделю. По полтора часа. В зале только назначенные адвокаты, пара корреспондентов, два прокурора, два представителя «потерпевшей» Федеральной налоговой службы, судья, секретарь и пустая клетка.

Пустую клетку судят за то самое дело, из-за которого сидел в тюрьме Сергей Магнитский — обвинения в адрес Hermitage Capital в уклонении от уплаты налогов в Калмыкии, где у фонда было несколько офшоров. Обвинения эти старые, 2004 года выпуска, и в свое время закончившиеся ничем — дело было закрыто за отсутствием состава преступления, но срочно реанимировано в феврале 2008 года следователем Следственного комитета МВД Карповым.

Почему вдруг реанимировано? Да потому что как раз в этот момент Магнитский и другие юристы Hermitage торпедировали следственные органы заявлениями о хищении сотрудниками 28-й налоговой инспекции, сотрудниками органов внутренних дел (в том числе Карповым) и откровенными уголовниками тех самых 5,4 млрд бюджетных рублей.

Как выяснил Hermitage Capital, через 28-ю налоговую мошенники провели возмещение якобы переплаченного налога на прибыль компаниям «Махаон» и «Парфенион», ранее управлявшихся Hermitage, а затем украденных у него (уставные печати этих ООО свистнули у фонда в ходе обыска).

И вот в рамках возобновленного налогового дела Уильяма Браудера объявляют в розыск, Сергея Магнитского сажают в СИЗО, где через год он погибает. И не надо быть чьим-то сторонником или противником, чтобы понимать: его посадили не за уход от налогов, а чтобы заткнулся, перестал писать жалобы, перечисляя имена, фамилии и номера банковских счетов настоящих преступников. Но именно это фейковое дело по налогам рассматривается сейчас в Тверском суде. А настоящее уголовное дело по факту кражи из бюджета 5,4 млрд рублей уже давно закрыто и сдано в архив.

Денег никто не нашел — они по-прежнему на чьих-то счетах и вложены в чью-то недвижимость. В тюрьме оказались лишь два уголовника, на чьи паспорта мошенники зарегистрировали свистнутые у Hermitage фирмы, участвовавшие затем в афере. Уголовников — наркомана и алкоголика — судили особым порядком: без изучения доказательств и без свидетелей, о судьбе пропавших миллиардов у них никто, естественно, не интересовался, а налоговые инспекции, подписавшие документы, на основании которых были украдены деньги, считались на том процессе потерпевшими…

В нынешнем посмертном суде над Магнитским налоговики, само собой, опять «потерпевшие». Это вообще очень странный в юридическом и в человеческом смысле процесс. И потому, что судят покойного человека, и потому, что процесс начался буквально сразу же после того, как СКР закрыл «за отсутствием состава преступления» уголовное дело о гибели самого Магнитского в СИЗО, и потому, наконец, что заместитель генерального прокурора Виктор Гринь возобновил это дело вопреки позиции Конституционного суда РФ, постановившего (как раз в случае с «делом Магнитского»), что возобновлять дело можно только по заявлению родственников умершего и только с целью его реабилитации.

Родственники никаких заявлений не писали, категорически отказались участвовать в процессе и отправлять туда своих представителей, потому что расценивают это «как сотрудничество с нарушителями закона». Гринь оправдывается, что возобновил дело с целью «реабилитации». Ну да, конечно. Для «реабилитации», которая окажется обвинительным приговором. Причем приговором этим российские власти будут козырять во всем мире, показывая: вот, смотрите, какими на самом деле жуликами были Браудер и Магнитский, а вы «списки Магнитского» принимаете...

Кроме того, этот обвинительный приговор очень нужен для обоснования своей позиции в Высоком суде Лондона тому самому бывшему следователю, а ныне коммерсанту Павлу Карпову. В британской столице экс-правоохранитель подал иск против Уильяма Браудера, обвинив его в клевете и «распространении порочащих сведений» о том, что он, Карпов, с сотрудником УБЭПа Кузнецовым и начальницей налоговой инспекции №28 Степановой якобы причастны к хищению из бюджета РФ 5,4 млрд рублей.

Ну, предположим, Карпов, Степанова и Ко к хищению не причастны (хотя кажется по меньшей мере странным, что у бывшего следователя Карпова есть столько денег на весьма недешевые судебные издержки). А кто причастен?

Смешно думать, что нынешний процесс в Тверском суде ответит на этот вопрос. Представители «потерпевшей» ФНС с прокуратурой выдвигают Магнитскому и Браудеру обвинения в «псевдоинвестициях» в экономику Калмыкии, во «введении в заблуждение пострадавших» налоговиков и в «фиктивном использовании труда инвалидов» в калмыцких офшорах Hermitage. Свидетелей обвинения прокуратура вызывает в суд прямо из Калмыкии — чиновников из якобы пострадавшей калмыцкой налоговой, инвалидов, номинально работавших в офшорах, и даже родственников этих инвалидов. Все они Магнитского с Браудером в жизни не видели, говорят, что узнали о них либо от следователей, либо «из телевизора» — «сюжеты смотрели» (ясное дело, знаменитые мегаразоблачительные фильмы Первого и второго каналов).

Все свидетели какие-то квелые. Как правило, ничего не помнят. Прокурор Резниченко активно пытается выудить у них хоть что-то негативное. Они невнятно ему поддакивают. Обвинитель напоминает свидетелям обстоятельства «преступления», но рассказать про то, как Hermitage уходил от налогов в Калмыкии или как фонд «издевался» над инвалидами, они не могут. Говорят про какую-то «минимизацию налогообложения» и про то, что инвалидам, хоть числились они в офшорах действительно номинально, платилась зарплата. После чего эти свидетели отмечают командировочные у секретаря и улетают обратно.

Но никто из назначенных адвокатов Браудера и Магнитского не анализирует их показания, не спешит рассказать СМИ, что на самом деле показания эти свидетельствуют в пользу их «клиентов»…

В этом процессе какое-то безразличие у всех. Нет эмоций. Нет нерва. Все словно мертвые.

Дико, как-то невыносимо мне сидеть на этом процессе. У меня почему-то всегда есть желание встать и убежать. Я наблюдаю за происходящим, слушаю монотонные допросы свидетелей, смотрю на адвоката Магнитского по назначению, который от скуки постоянно что-то рисует в блокноте. Я записываю что-то в свой лэптоп и одновременно не могу отделаться от мысли: а ведь этот сюр происходит в том же суде, где Магнитскому каких-то четыре года назад продлевали аресты, отказывали в удовлетворении ходатайств о медицинской помощи. И может быть, даже иногда арест продлевали ему в этом конкретном зале №17, в этой клетке... Я пытаюсь представить себе самого Магнитского, который взвешенно, как юрист, объяснял этим судьям несуразность обвинения и просил отпустить его до начала процесса, так как он неважно себя чувствует.

А теперь его опять судят здесь же, только уже мертвого…

В перерывах этого инфернального процесса я иногда вижу идущего по коридору судью Криворучко, который четыре года назад, продлевая Магнитскому арест, отказался дать ему кипяток. На просьбу обвиняемого он ответил, что это «не его забота»… Иногда в перерывах я также вижу спешащую в свой зал судью Сташину, которая за четыре дня до смерти Магнитского отказалась удовлетворять его жалобу о неоказании ему в СИЗО медицинской помощи…

Материал по теме: «Фигуранты «списка Магнитского» — вовсе не сошки и не мелочь. Это и есть становой хребет системы. Хребет в куда большей степени, чем Бастрыкин с Маркиным и Чайкой. Поверьте, я знаю, о ком говорю», — пишет обозреватель «Особой буквы» Роман Попков. (ДАЛЕЕ)

«Трагедия произошла. Что, в американских тюрьмах никто не умирает, что ли?» — вопрошает президент. «Продолжайте работать спокойно, никто никаких мер и взысканий к вам в связи с объявлением вас виновными иностранным государством принимать не собирается», — просят за рамками этого процесса главы МВД, Минюста и Мосгорсуда своих попавших в «список Магнитского» подчиненных Сташину, Криворучко, Карпова и прочих судей, следователей, уфсиновцев…

Понятно, что Колокольцева, Коновалова и зампреда Мосгорсуда Агафонову обязали провести эту публичную защиту «своих», специально под камеры, с патриотическими увещеваниями: «Пусть вас никоим образом подобного рода решения в какие-то волнения не вводят». А «свои» и не волнуются и в ответ также патриотично говорят, что включение их имен в санкционный перечень США никак не повлияет на их жизнь: загранпаспортов они и так не имеют, не путешествуют, и имущество за рубежом отсутствует.

«Поэтому «список Магнитского» считаю полной профанацией», — на голубом глазу заявляет фигурантка списка, бывший замначальника СК МВД Наталья Виноградова.

Не знаю, что думает про этот список еще не подвергшийся никаким санкциям судья Игорь Алисов, рассматривающий ныне дело против Магнитского. Но точно знаю, что этот процесс в Тверском суде для него чистая формальность. Хотя бы потому, что именно Алисов ранее вынес удивительно мягкий приговор одному из тех самых уголовников, с помощью которого из бюджета выводились 5,4 млрд рублей…

 

Материал подготовили: Вера Челищева, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости