На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

3 декабря 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Дело Лотковой заставляет вновь задуматься о юридическом казусе «необходимой самообороны»

Виталий КОРЖ,

обозреватель «Особой буквы»

Стрельба на поражение в правах

Общество взбудоражено приговором Александре Лотковой, получившей по делу о драке со стрельбой три года колонии. Но приговор, возможно, мог быть и другим, если бы в России существовали четкие критерии того, что такое необходимая самооборона.
Стрельба на поражение в правах 26 марта 2013
Иногда единственным способом предотвратить преступное нападение является активная оборона. И часто бывает, что люди, которым не свойственно криминальное мышление, колеблются перед тем, стоит ли отвечать насилием на насилие. Не столько по причине слабости, сколько из страха перед уголовной ответственностью за «превышение необходимой самообороны».

 

В законах ряда штатов США есть такое понятие, как trespass, то есть нарушение права владение собственностью. Таким нарушением является даже простое проникновение на чужой участок, если только вы не получили приглашения от хозяина. Trespass сам по себе является преступлением, и, если trespasser после предупреждения отказывается покинуть частную территорию, владелец собственности имеет право применить оружие и стрелять на поражение. Право убить треспассера появилось в 1765 году на процессе «Энтик против Каррингтона». Но стрельба по нарушителям обоснована лишь в тот момент времени, когда они незаконно находятся на частной земле. Известны казусы, когда хозяин участка стрелял по грабителям, хулиганам или просто бродяжкам, и труп незваного гостя, оставшийся на частной территории, не вызывал лишних вопросов у полиции, а вот труп, упавший с забора на улицу, образовывал состав преступления — нарушения права на защиту собственности.

Приговор Александре Лотковой расколол общество. Многие считают его неоправданно жестким. Не меньше и тех, кто уверен в обоснованности решение суда, а защитников осужденной студентки называет жертвами манипуляций в Рунете. Кроме того, люди спорят о том, что же должна представлять собой необходимая самооборона.

Инцидент, давший начало громкому процессу и подогревший общественную дискуссию, произошел 26 мая 2012 года. На станции метро «Цветной бульвар» случился конфликт между двумя группами молодых людей. В ходе конфликта один из друзей Александры Лотковой получил от одного из будущих потерпевших колото-резаные раны в районе шеи. Лоткова, увидев, что ее друзей бьют, одного из них порезали, а единственный полицейский не торопится вмешиваться в схватку, достала травматический пистолет и несколько раз выстрелила по «противникам». В результате ранения получили Иван Белоусов и Ибрагим Курбанов.

Некоторые скептически относятся к «травматам»: практика показывает, что их «останавливающее действие» в большинстве случаев не может никого остановить, если только не стрелять в упор и в голову. А тогда «оппонент» действительно будет остановлен, причем раз и навсегда. Что уже сулит серьезные проблемы оборонявшемуся. Однако стрельба Лотковой оказалась достаточно эффективной: Курбанов и Белоусов были госпитализированы.

По итогам следствия и судебного разбирательства — оцененных, повторим, одними как нечестные, а другими как совершенно законные — Александра Лоткова получила три года за «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Правда, сторонники студентки надеются, что в вышестоящей инстанции приговор будет отменен.

Однако громкое дело Лотковой интересует нас не своими криминальными загадками — о них сказано и написано много, — а тем, что дает повод очередной раз задуматься о таком скользком правовом вопросе, как «пределы необходимой самообороны».

Есть мнение, что правоохранительные органы и законодатели применяют к необходимой самообороне сверхжесткие требования: гражданин должен наверняка знать, что его жизни и здоровью угрожает реальная опасность.

Например, в темной подворотне (но под видеокамерами и на глазах десятка свидетелей!) к нему подошли три неприятные личности и нагло потребовали расстаться со своей собственностью. Услышав вежливый отказ, неприятные личности для профилактики ударили гражданина пару раз и начали выворачивать карманы. А одна из личностей достала нож. Только увидев этот нож, гражданин имеет право достать, скажем, травматический пистолет или вспомнить навыки боевого самбо, ну и, соответственно, начать все это применять.

Тут важно помнить: при оказании необходимой самообороны желательно не причинять бандитам лишнего вреда.

Разумеется, гражданин или гражданка должны быть стопроцентно позитивными. Среднего возраста, среднего класса, несудимые, официально работающие. А их оппоненты — желательно недавно выпущенные по УДО рецидивисты.

Судебная практика такова, что только при соблюдении всех этих условий следствие и суд согласятся с тем, что было реализовано законное право на самооборону.

Между тем действующее законодательство РФ официально разрешает россиянам защищаться от преступного посягательства всеми доступными способами. И в случае если налицо была угроза жизни или причинения тяжкого вреда здоровью, допускается нанесение повреждений нападающему или даже его убийство. Это не является преступлением согласно статье 37 УК РФ. Причем закон разрешает защищать не только себя, но и других людей, и в целом «интересы общества и государства».

Проще говоря: допускается убийство не только преступника с ножом, напавшего на вас лично, но и его же, напавшего на постороннего гражданина. Можно убить террориста или шпиона — закон этого не запрещает.

Однако, отмечают правоведы, нередко имеет место быть «эксцесс обороны», когда действия обороняющегося не адекватны противоправным действиям, которые он пресекает. То есть если действия преступника не представляли угрозы жизни оборонявшегося или другого лица, а его все же убили или покалечили, это является превышением необходимой самообороны. Но ответственность за превышение пределов необходимой самообороны несопоставима с наказанием за умышленные насильственные преступления.

И здесь начинается самое непонятное. Как оценить степень опасности преступного посягательства? Не секрет, что обычная драка может кончиться оборванными пуговицами и парой синяков, а может иметь в итоге труп. Притом что никто из ее участников не намеревался доводить конфликт до «окончательного решения вопроса». Неудачное падение, слабое сердце — существуют тысячи причин, по которым человек может внезапно погибнуть там, где ситуация не предполагала летального исхода.

С другой стороны, как быть в случаях стычек, когда в конфликте виноваты обе стороны? Или в случаях, когда преднамеренное нападение пытаются замаскировать под вынужденную самооборону — якобы потерпевший первый напал на трех амбалов, и несчастные охотники за чужим добром, опасаясь за свое благополучие, просто вынуждены были его зарезать…

По мнению адвоката Игоря Трунова, попытки представить умышленные насильственные преступления («из хулиганских побуждений или из меркантильных интересов») как необходимую самооборону имеют место быть. Однако в большинстве случаев разбиваются комплексом доказательств.

В то же время, констатирует Трунов, «палочная система», господствующая в нашей правоохранительно-судебной практике, приводит к тому, что нередко состав необходимой самообороны игнорируется и человека осуждают за умышленное убийство или причинение тяжкого вреда здоровью.

«Посадить невинного выгоднее: это дает зарплаты, премии, звания и увеличение штатной численности, — говорит он. — Этот момент надо учитывать. Он называется «обвинительный уклон».

Адвокат Сергей Беляк вспомнил противоположный пример — когда один из государственных деятелей постперестроечной России призывал население даже не к необходимой, а к избыточной самообороне. Речь идет о Джохаре Дудаеве, который, будучи президентом Ичкерии, давал интервью петербургскому телеканалу.

«Он говорил: да, мы чеченцы, и у нас свои правила. То, что по улицам Грозного ходят с автоматами, — это норма. И то, что на перекрестках палят в воздух от радости, что встретился с другом или сын родился, — это тоже норма. И если чеченец едет в автобусе и кто-то в его адрес скажет что-то нехорошее, отругает его — то чеченец имеет право ударить рукой. Если же (я цитирую почти дословно) человек в автобусе, в транспорте нанесет чеченцу удар рукой, ногой, причинит ему какое-то повреждение величиной с зернышко, чеченец имеет право на удар рукой ответить ножом. Если же нападавший на чеченца ударит его ножом — чеченец имеет право ответить выстрелом. Конец цитаты».

«Когда я все это услышал, — продолжает Беляк, — я с ужасом посмотрел на лежащего в кроватке своего ребенка и содрогнулся. Я подумал: вот это говорит президент республики, бывший генерал Советской армии. Он закладывает основы беспредела. Я понял, что не желаю жить своему ребенку в такой стране».

По мнению нашего собеседника, инциденты, подобные событиям на станции метро «Цветной бульвар», — плоды «насаждения беспредела», которым занимались как покойные, так и ныне здравствующие политики.

«В моей практике бывали дела, когда, казалось бы, нельзя признать это деяние самообороной, поскольку явно то, что совершил человек, преданный суду, превосходило ту опасность, которой он подвергался, — рассказывает, в свою очередь, адвокат Андрей Тарасов. — Пример: идет человек с дубиной, а в него стреляют из дробовика. Казалось бы, налицо явное превышение самообороны. Но при исследовании обстоятельств начинает выясняться, что тот, который с дробовиком, — щупленький, маленький, метр с кепкой, пожилой, глуховат и подслеповат. А шел на него мужичина с дубиной, и тот, кто выстрелил, думал, что на него идут мало не с пулеметом. Если за моей спиной будет ребенок — мне все равно, я хоть из пулемета, но выстрелю, пусть даже на меня идет человек с пустыми руками. Тут же надо учитывать индивидуальные особенности каждого конкретного человека!»

Тарасов отмечает, что в России плохо регламентирован порядок наличия оружия у того или иного субъекта и порядок его применения. А это уже нужно требовать от законодателя.

 

Материал подготовили: Виталий Корж, Владимир Титов, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости