На главную

Доллар = 63,39

Евро = 70,93

2 октября 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

В 2012 году Следственный комитет — один из главных ньюсмейкеров страны

Комментирует Юрий Скуратов, бывший генеральный прокурор РФ, президент фонда «Правовые технологии»

Безнадзорное ведомство

СКР, избавленный от контроля прокуратуры, превратился в безотказную дубинку в руках Кремля. Масса политически ангажированных дел, расследуемых, как правило, с многочисленными нарушениями, — примета последнего времени.
Безнадзорное ведомство 28 декабря 2012
В 2012 году Следственный комитет то и дело находился в центре внимания. В его ведомстве оказались такие громкие дела, как дело «амазонок Сердюкова», дело «о беспорядках 6 мая на Болотной площади», дело «грузинских агентов» из «Левого фронта», а также бесчисленные уголовные дела в отношении Алексея Навального.

 

Несмотря на то что формально точку в уголовном деле ставит суд, роль следствия и, соответственно, следователя не стоит недооценивать. Именно следователь работает с исходным материалом и комбинирует доказательства. В его власти прекратить уголовное дело или составить обвинительное заключение. А обвинительное заключение в большинстве случаев поддерживается прокуратурой и ложится в основу обвинительного приговора. Иные приговоры в России выносятся редко. Следственный комитет в его нынешнем виде — могущественная и влиятельная спецслужба, не контролируемая никем, кроме главы государства. Она уступает ФСБ только потому, что при СКР нет своей оперативной службы. Во всяком случае пока.

С начала 2011 года Следственный комитет обрел полный суверенитет. Главу ведомства утверждает в должности Совет Федерации по представлению президента, а заместители председателя СКР назначаются президентом по представлению председателя Следственного комитета. То есть, учитывая специфику российской власти, Следственный комитет не подчиняется никому, кроме главы государства.

Между тем глава Следственного комитета Александр Бастрыкин — личность, мягко говоря, сомнительная. И даже факт совместного обучения с «национальным лидером» не добавляет ему благообразности. «Еще в 2008 году депутат-единоросс Хинштейн опубликовал сведения о том, что высокопоставленный госслужащий Бастрыкин является собственником недвижимости в Чехии и учредил там компанию. Бастрыкин тогда вяло все опроверг, Хинштейн по каким-то причинам тему бросил, дело заглохло и обсуждалось дальше только в весьма злорадном формате на прокурорских и ментовских форумах», — писал в мае 2012 года Алексей Навальный.

Блогер решил эту тему развить и накопал документальные сведения, подтверждающие информацию, которую ранее обнародовал Хинштейн. Выяснилось, что Александр Бастрыкин владеет недвижимостью в Чехии, а свою долю в компании LAW Bohemia поспешил продать за 50 тысяч чешских крон.

«…Заплатил ли генерал-полковник Бастрыкин подоходный налог с этих 50 000 чешских крон в 2008 году, и указал ли он эту сделку в нашей родной налоговой инспекции? Могу спорить, что нет. Ведь шустрый генерал-полковник именно что заметал следы, а не отказывался от своей недвижимости в Чехии. Отчуждение долей в фирме — формальная процедура, совершаемая с нотариальными действиями. Не мог же жуликоватый Бастрыкин сделать все законно и тем самым подтвердить обвинения Хинштейна. Поэтому он использовал поддельную доверенность и провел фиктивные сделки», — пишет Навальный в той же заметке и приводит сканы документов, подтверждающие фиктивный характер сделки по продаже доли в компании.

Кроме того, как удалось выяснить Навальному, главный следователь России имеет вид на жительство в Чехии — стране, являющейся членом НАТО. А если верить официальной пропаганде, отношения России с Североатлантическим альянсом нельзя назвать дружескими.

Впрочем, сам Бастрыкин отрицает наличие у себя вида на жительство в Чешской Республике.

В начале лета «чешский агент» Бастрыкин прославился и как любитель разборок на природе. Главе СКР не понравился тон, в котором шеф-редактор «Новой газеты» Сергей Соколов отозвался о «деле Цапков». Напомним: один из обвиняемых, Сергей Цеповяз, пошел на сделку со следствием и за пособничество в убийстве двенадцати человек отделался штрафом в 150 тыс. рублей. Возможно, господину Бастрыкину не понравилась фраза из статьи о том, что он «раздувал щеки». Может быть, ему пришлось не по душе, что автор статьи зачислил его в когорту «обслуги бессчетного количества российских цапков».

Как бы то ни было, 4 июня Бастрыкин пригласил Соколова на совещание в Нальчик, где публично грубо отчитал и выставил из зала. Простые люди говорят об этом — «отвел душу». Но душа главного следователя, судя по всему, не успокоилась. Поэтому вечером того же дня, как утверждают коллеги Соколова, уже по возвращении в Москву Бастрыкин отвез журналиста в пригородный лес, где объяснил, что в случае дальнейших недоразумений он же, глава СКР, будет расследовать дело об убийстве несговорчивого работника пера.

Инцидент с «поездкой в лесок» наделал много шума, но в итоге довольно изящно завершился «крепким мужским рукопожатием» Бастрыкина и главного редактора «Новой газеты» Муратова, который сперва написал Александру Ивановичу гневное открытое письмо, а потом пошел на попятную. Его, безусловно, можно понять. Когда живешь в стране, где нетитулованные граждане разоружены и беззащитны перед бандитами, где расследования политических убийств откровенно саботируются, жизнь коллег дороже принципов.

В 2012 году Следственный комитет то и дело находился в центре внимания. В его ведомстве оказались такие громкие дела, как дело «амазонок Сердюкова», дело «о беспорядках 6 мая на Болотной площади», дело «грузинских агентов» из «Левого фронта», а также бесчисленные уголовные дела в отношении Алексея Навального.

Не будем упрекать следователей в «политической ангажированности», но обращает на себя внимание, что действия СКР соответствуют «генеральной линии» Кремля. Нельзя не отметить и отменное усердие, которое проявляют следователи в отношении некоторых дел. Так, дело о грузино-левацком заговоре было возбуждено спустя несколько дней после демонстрации по НТВ фильма «Анатомия протеста — 2», над которым в первые дни после показа откровенно смеялись.

В «болотном деле» заняты то ли полторы, то ли две сотни следователей, кропотливо отсматривающие гигабайты любительских видеозаписей и оперативной съемки столкновения 6 мая. С мая 2012-го задерживают одного за другим участников разогнанной демонстрации.

Зато дело о хищениях в Минобороны расследуется аккуратно, с соблюдением официальной и неофициальной субординации. Если участниц «женского батальона Сердюкова» привлекают к ответственности по полной программе, то сам экс-министр имеет все шансы остаться свидетелем. Власти выгоднее изобразить бывшего члена правительства растяпой, который не понимал, какие делишки «мутят» его ведьмы-подчиненные, чем согласиться с тем, что федеральный министр пойдет по этапу.

Комментирует Юрий Скуратов, бывший генеральный прокурор РФ, президент фонда «Правовые технологии»:

— Сегодня есть мнение, что уровень профессионализма следователей из ведомства Бастрыкина достаточно низкий. Связывают это и с резким уменьшением среднего возраста сотрудников Следственного комитета, ухода предыдущего, высокопрофессионального поколения. Я считаю, что в целом мы так говорить не можем. Процесс обновления закономерен и естественен. К тому же многих сотрудников СКР я сам помню еще по 90-м и знаю, насколько они профессиональны. Эти люди до сих пор работают.

Но нужно понимать, что общество настораживает политическая ангажированность некоторых дел, расследуемых Следственным комитетом. В целом качество следствия по подавляющему большинству дел, уровень работы следователей СКР высоки, я бы именно так их оценил.

Но к делам, связанным с преследованием оппозиции, нужно подходить крайне осторожно. Ясно, что со всем незаконным нужно бороться, но делать это очень грамотно, аккуратно, чтобы не расколоть общество. Чтобы на почве злоупотребления уголовной юстицией не привести страну к новым конфликтам. Важно и в такой ситуации следакам не скомпроментировать самих себя. Такое мое им пожелание.

В уходящем году действия Следственного комитета в отличие от результатов работы Генеральной прокуратуры были на виду и широко обсуждались в СМИ. В этом есть и объективные, и субъективные причины.

Следственный комитет в его нынешнем виде существует с 15 января 2011 года. Хотя процесс обособления следствия от надзорного ведомства начался давно. Так, согласно федеральным законам «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и «О прокуратуре Российской Федерации» от 5 июня 2007 года и «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 6 июня 2007 года из компетенции прокурора были исключены полномочия по процессуальному руководству следствием. Однако несколько лет следователи формально входили в состав прокуратуры, а глава СКР был первым заместителем генпрокурора.

Среди первых то, что Генпрокуратура потеряла следствие как часть своей системы, поэтому и упоминаться стала реже. В настоящее время у прокуратуры остается крайне усеченный надзор за следствием, поддержание обвинения в суде и общий надзор, который системой надзора педалируется, чтобы как-то держаться на плаву. Что касается качества самого надзора, то возможности прокурора здесь серьезно ограничены, он начинается с момента завершения следствия. И только тогда становится более-менее реальным. Это объективные факторы, повлиявшие на снижение резонансности действий прокуратуры.

Но и существующие малые возможности в недостаточном объеме используются прокурорскими работниками, чтобы пресекать и устранять нарушения законности в ходе проведения следствия сотрудниками СКР. Реагирует надзорное ведомство не всегда адекватно. Например, о недавно вышедшем фильме про Бориса Березовского сказали, что будут разбираться по изложенным в нем фактам. Где же была Генпрокуратура, когда Березовский судился с Абрамовичем? Ведь в ходе того процесса было выявлено намного больше интересной информации о нашей российской действительности, чем в фильме. Однако прокуратура сделала вид, что не заметила происходящего.

Прокуратура объективно нужна, она проделывает на местах большую работу. Хотелось бы, чтобы ее слово по-прежнему звучало авторитетно. Мнение Александра Бастрыкина, который намеревался ослабление контроля за следствием со стороны прокуратуры компенсировать усилением внутреннего контроля за ним со стороны собственных служб, было ошибочным. Никогда, как показывает опыт функционирования любой системы, внутренний контроль не обеспечит ее работу в режиме законности. Всегда есть возможность договориться со своими контролирующими структурами, остановить их, если не туда полезли. Наличие только внутреннего контроля — признак деградации системы. Он никогда не сдержит ее от загнивания.

Очень рад, что позиция Александра Ивановича по этому поводу изменилась. Глава Следственного комитета постепенно осознает значимость внешнего контроля и говорит, что нужно усиливать здесь роль прокуратуры. Я такому изменению очень рад, как и тому, что вражда уступает место государственному подходу. Ему самому будет проще работать, если его людей будет контролировать прокуратура. Так что позиция Бастрыкина трансформируется в правильном направлении.

В Госдуме сейчас разрабатывается законопроект, в соответствии с которым планируется влить следователей МВД в СКР, объединив в одном ведомстве все следственные функции. Мое отношение к этому неоднозначное. Есть здесь и свои плюсы, и свои минусы. Несколько смущает отсутствие в научных кругах, среди практиков дискуссии по данному вопросу. Опять решение принимается без обсуждения. Сейчас в плане уголовной политики глубоко ошибочные шаги предпринимаются часто спонтанно. У нас нет четкого понимания, что делать с уголовным законодательством. Я, например, убежден, что нынешний подход к борьбе с коррупцией, взяточничеством, экономическими преступлениями тоже во многом ошибочен и непоследователен. Если мы реальные меры наказания будем заменять крупными штрафами, это приведет лишь к увеличению размера взятки.

В вопросе единого СК нужно было бы изучить опыт, например Казахстана, который на такой шаг — слияние всех следователей под крышей одной структуры — пошел еще 15 лет назад, а потом решил вернуться к предыдущей системе. Нужно понять, почему у них не получилось, почему не сработала идея. Нет такого единого органа и в США. Учесть нужно и другие факторы. Конечно, следователи при слиянии будут получать одну на всех зарплату. Сейчас в МВД следователи получают меньше их коллег из СКР. Будет лучше идти обмен опытом. Так что методом тыка здесь действовать нельзя, нужно все тщательно проработать.

 

Материал подготовили: Владимир Титов, Мария Пономарева, Роман Попков

Комментарии
МеЛАНЬя
Хорошо написано, с юмором, читать статью специалиста всегда интересно. Спасибо!
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости