На главную

Доллар = 63,39

Евро = 68,24

9 декабря 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

ФСИН предлагает, чтобы вопросы об УДО решал суд присяжных

Комментируют Леонид Никитинский, Игорь Трунов

Присяжных УДОстоили вниманием

Федеральная служба исполнения наказаний предлагает рассматривать ходатайства заключенных об условно-досрочном освобождении присяжными. На первый взгляд, идея не вызывает возражений, но можно ли стопроцентно гарантировать независимость присяжных?
Присяжных УДОстоили вниманием 1 октября 2012
В пятницу ФСИН на слушаниях в Общественной палате РФ выдвинула идею — ввести институт присяжных заседателей на процессы по рассмотрению ходатайств заключенных об УДО. Начальник отдела Управления социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными службы исполнения наказаний заявил, что около 9 тыс. осужденных с положительными характеристиками в этом году по непонятным причинам было отказано в условно-досрочном освобождении. При этом около 4 тыс. осужденных, имеющих отрицательные характеристики, были выпущены на свободу, отметил Филимонов. Предложенная тюремным ведомством мера на фоне приведенной убийственной статистики — свидетельство того, что вся пенитенциарная система неработоспособна и коррумпирована. Но сделают ли ее чище и прозрачнее присяжные, давление на которых в России не меньше, чем на профессиональных судей?

 

В интервью агентству РАПСИ адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант поддержал идею о привлечении присяжных при рассмотрении УДО: «Практика УДО крайне непрозрачна и неадекватна, что подтверждается цифрами ФСИН. В решении вопроса об условно-досрочном освобождении присутствует существенная коррупционная составляющая, свобода просто покупается». По его словам, суды руководствуются не нормами закона и Конституции, «а слепо следуют за позицией администраций колоний, зачастую нелогичной и непоследовательной».

Идея расширить компетенцию суда присяжных, чтобы коллегии рассматривали прошения об УДО, теоретически выглядит здравой. Особенно в свете отказа в условно-досрочном освобождении фигурантам «громких дел». Достаточно вспомнить эпопею с Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым, которых не выпустили по УДО по совершенно надуманным причинам.

И таких немотивированных отказов по резонансным делам можно вспомнить великое множество. В то время как не счесть примеров, когда суд отпускал за примерное поведение насильников и бандитов, совершавших преступления сразу же после освобождения.

И вот эти несоответствия — те, чьи дела общество считает политическими, продолжают сидеть, а преступники получают возможность и дальше грабить, насиловать и убивать, — породили устойчивое мнение, что решение вопроса об условно-досрочном освобождении порой просто покупается или спускается по каналам «телефонного права».

С непрозрачностью и неадекватностью вердиктов об УДО, безусловно, нужно что-то делать. Но является ли привлечение присяжных панацеей?

Конечно, присяжные  не судья, для которого позиция прокуратуры выше закона и, уж тем более положительной характеристики на заключенного. В России количество оправдательных приговоров, вынесенных присяжными, больше, чем таких же решений, выносимых судьями.

Однако кто может гарантировать, что на присяжных не будет оказываться давление? Причем пресс со стороны властей по делам с политической подоплекой может показаться цветочками, если криминальному миру захочется видеть на свободе какого-либо мафиози…

Леонид Никитинский, журналист

Я по гранту Общественной палаты РФ уже не первый год занимаюсь так называемым «Клубом присяжных», объединяющим тех граждан, кто когда-то успел побывать в подобном качестве. До сих пор наше объединение сосредотачивалось на проблемах собственно присяжных. К сожалению, сейчас властью, органами обвинения делается многое, чтобы сузить их компетенцию, отнять дела. Я же уверен, что все должно быть как раз наоборот. И с этой целью мы планируем обсуждать на площадке клуба совместно с судьями, представителями гражданского общества вопросы правосудия в широком смысле.

Как раз сейчас работаем над программой, согласно которой во всех процессах, где затрагиваются конституционные права гражданина, в какой-то форме обязана принимать участие общественность, гражданское общество. И предложение представителя ФСИН сюда аккуратно ложится.

Речь не идет о сборе по такому поводу как, к примеру, рассмотрение вопроса об условно-досрочном освобождении того или иного осужденного именно 12 присяжных. Достаточно было бы ограничиться несколькими: четверыми или шестерыми. Но это должны быть именно простые люди. Создание специальной комиссии из судей, которая занималась бы рассмотрением только вопросов УДО, считаю нецелесообразным. В случае же с присяжными главное, чтобы они отбирались гарантированно случайным образом, нельзя было бы подсадить специально кем-то наученных.

Проблема давления на присяжных со стороны заинтересованных сторон действительно существует. Есть два таких направления: прессинг «за кадром», о котором мы не знаем, если только присяжные сами не начинают о таких случаях рассказывать, и манипуляции присяжными со стороны судей.

Судьи действительно освоили инструменты такого влияния. Они намеренно показывают присяжным картину дела однобоко, выделяют нужные им моменты интонацией. Сами же граждане в свое абсолютном большинстве относятся к судьям с большим уважением, ориентируются на них. Но люди способны разобраться в проблеме. Главное, чтобы они изначально были абсолютно непредвзято настроены.

Игорь Трунов, адвокат

Предложения о возложении принятия решений по УДО на присяжных с моей точки зрения непрофессионально. Колонии у нас в стране находятся, как правило, в далеких, малонаселенных районах, в мелких поселках деревенского типа. Суды присяжных же, по действующему законодательству, это региональный уровень. Определенные категории преступлений рассматриваются в судах области, края, республики. Возможность собрать присяжных там есть. Сделать же это на более низком уровне очень сложно. Я даже представить саму процедуру с технической стороны не могу. Такого количества присяжных и настолько часто — а вопросы условно-досрочного освобождения рассматриваются регулярно — просто не наберешь.

УДО — быстрая и незначительная категория дел. Такая же, как, например, действие или бездействие должностных лиц в рамках уголовного процесса. Если формальные условия соблюдены, человек отбыл определенный срок, соответствует критериям, по которым его могут выпустить условно-досрочно, суд принимает данное решение.

Поэтому не так важна проблема УДО. Гораздо важнее — адаптация вышедших из колоний, в том числе условно-досрочно, к нормальной жизни. Встал или не встал человек на путь исправления.

Добропорядочные люди, покидающие колонии, не могут сегодня вновь влиться в общество, даже если хотят. На это нужно обратить внимание.

 

Материал подготовили: Мария Пономарева, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости