На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

3 декабря 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Приговор активистке «Другой России» Таисии Осиповой — восемь лет лишения свободы за наркоторговлю

Виталий КОРЖ,

обозреватель «Особой буквы»

Осипову взяли в оборот наркотиков

Дело Осиповой все же не столь однозначно, как представляется многим СМИ. Есть в нем поводы для споров. Однако каждое преступление должно быть неопровержимо доказано, чтобы у общества не оставалось никаких сомнений. А тут этого нет.
Осипову взяли в оборот наркотиков 28 августа 2012
Во вторник Заднепровский районный суд Смоленска огласил приговор Таисии Осиповой: восемь лет колонии общего режима. В ходе прений государственный обвинитель просил четыре года, защита настаивала на невиновности подсудимой и требовала оправдать ее.

Таисия Осипова — супруга одного из лидеров «Другой России» Сергея Фомченкова и сама формально является активисткой этой партии, а в прошлом состояла в НБП и даже отметилась в некоторых «акциях прямого действия». Поэтому для большинства оппозиционеров нет сомнений, что дело Осиповой представляет собой политический заказ и сфабриковано от начала до конца. Защита уже заявила о намерении обжаловать вердикт.

Сергей Удальцов, лидер «Левого фронта», охарактеризовал последний приговор как «шизофренический и чудовищный». Правозащитница Людмила Алексеева тоже высказалась жестко: «Лютуют. Значит, такая жесткая линия определена сверху в отношении любого проявления инакомыслия. Стремятся запугать. К сожалению, все последние события об этом говорят — и приговор Осиповой, и приговор Pussy Riot, и следствие по делу о событиях на Болотной 6 мая».

А в «Другой России» дело Осиповой рассматривали исключительно как спецоперацию против Фомченкова.

Но, вероятно, в действительности все гораздо сложнее.

Таисия Осипова была арестована 25 ноября 2010 года в Смоленске по обвинению в торговле наркотиками. По официальной версии, на протяжении нескольких месяцев она якобы занималась незаконным сбытом наркотических средств в особо крупном размере.

Летом 2011 года, во время процесса над Осиповой, другороссы вместе с примкнувшими леволиберальными активистами провели серию акций в ее защиту. В то время ничто не предвещало бури, которая разыгралась после выборов, и кампания в поддержку обвиняемой стала весомым политическим событием. О деле Таисии Осиповой заговорила сперва леволиберальная, а затем и умеренная пресса. Свои «пять копеек» внесли даже пламенные охранители: разумеется, с позиций «Пусть гнусная наркоторговка гниет в тюрьме!».

29 декабря того же года Заднепровский районный суд приговорил Осипову к 10 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии общего режима. Приговор вызвал мощную негативную реакцию в обществе. Во время второй встречи Дмитрия Медведева со студентами журфака МГУ уходящему президенту в числе прочих задали и вопрос о приговоре Таисии. Медведев глубокомысленно заметил, что 10 лет — это, наверное, слишком много. Позже он поручил Генпрокуратуре проверить обоснованность и законность ряда скандальных уголовных дел. В большинстве случаев прокуроры, само собой, не нашли нарушений, однако дело Осиповой оказалось счастливым исключением. 15 февраля Смоленский городской суд отменил приговор нижестоящего суда и направил дело на новое рассмотрение.

После этого интерес к делу Осиповой несколько угас — на улицах бушевала «белоленточная революция», прессу и общественность интересовали другие события. Новый процесс проходил, что называется, в штатном режиме, и итогом его стал довольно жестокий приговор — пусть и чуть более мягкий, чем предыдущий.

Не имея возможности тщательно ознакомиться с материалами уголовного дела, мы не можем утверждать, является ли этот приговор в полной мере правосудным. Поэтому остановимся на вопросах, которые в нашей компетенции. Например, можно ли подвергать сомнению то, что дело Осиповой является политическим?

Однопартийцы Таисии Осиповой утверждают, что дело было инспирировано с целью оказать давление на ее мужа и помешать регистрации партии «Другая Россия». Если честно, аргумент слабый. Даже если признать, что «ДР» — крайне опасная для Кремля сила, есть множество других способов поставить ей палки в колеса. И совсем уж фантастической выглядит версия, будто арестом Осиповой правоохранители пытались выманить Фомченкова из Москвы в Смоленск, чтобы там арестовать. Если бы силовики поставили целью арестовать Фомченкова, они могли бы сделать это и в Москве.

Отстаивая политически-заказной характер преследования Осиповой, оппозиционеры также указывают на то, что в роли контрольных закупщиков наркотиков и понятых выступали активисты прокремлевских движений. Позволю себе предположить, что участие юных «патриотов» в этом уголовном деле не указывает на его особый политический смысл, потому что присутствие «нашистов» в деле Осиповой может быть в конце концов не более чем совпадением. Активисты «Румола» и «Наших» действительно сотрудничают с полицией по линии борьбы с наркоторговлей. Правда, от юных наркоборцов треску неизмеримо больше, чем пользы.

Если предположить, что преследование Осиповой изначально имело политический характер, учитывая присутствие в нем «нашистов», и было само по себе сфабриковано, все равно, могут оставаться определенные сомнения.

Некоторые эксперты, те, кто знаком с деятельностью левацких организаций не по статьям в Интернете, а по личному опыту, знают: наркотики в этой среде все же имеют место быть. Не то чтобы все леворадикалы поголовно и беспробудно «употребляют», но люди, балующиеся «веществами», там присутствуют, и воспринимаются окружением вполне толерантно. А где наркомания, там и наркоторговля.

Не минула чаша сия и последователей Эдуарда Лимонова, которые политически и ментально более тяготеют к левым, нежели к правым. Корреспонденту «Особой буквы» довелось общаться с нацболкой, фамилию которой, по понятным соображениям, мы не будем называть. Она рассказала, что руководитель одного из отделений партии приторговывал «дурью» и подсадил на наркотики многих «бойцов» подведомственного отделения. Кстати, в итоге он был арестован по известной статье 228 Уголовного кодекса РФ — «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов».

Некоторые материалы дела Осиповой стали достоянием общественности, и в них есть моменты, указывающие на то, что возможно обвинение строилось не только на оговорах. Юлия Латынина, например, комментируя еще первый приговор Таисии Осиповой, цитирует материалы прослушки:

«Помочь сегодня им за денежку что-то в количестве 4-х, 2 пузыречка желательно, они по 0,5».

Конечно, можно предположить, что речь идет о валерьянке: презумпцию невиновности еще никто не отменял. Но… как говорится, «осадок остается».

Есть еще один момент, говорящий не в пользу защитников Осиповой. Правоохранительная и судебная системы в России, в принципе, не стесняют себя рамками закона. Особенно ярко это проявляется, когда карательная машина работает против оппозиционеров. Но существует некоторая, если можно так выразиться, «разумная мера беспредела». Всякий следовательский креатив должен быть хотя бы похож на правду.

Например, неугодных предпринимателей можно обвинить в мошенничестве, в краже нефти у самого себя и в неуплате налогов с вышеуказанной кражи (случай Ходорковского и Лебедева), но им не приписывают экоцид и развязывание агрессивной войны против Монголии. Участников демонстрации 6 мая обвиняют в том, что они кидали куски асфальта в направлении полицейских. Но тех, кого в тот день физически не было на Болотной площади (Александра Каменского, Рихарда Соболева) пришлось освободить из-под стражи. В деле АБТО из двух независимых групп правых автономов сделали одну страшную и ужасную банду, но их не стали обвинять в торговле наркотиками. Кстати, в наркоторговле не обвиняют ни Немцова, ни Удальцова, хотя это куда более неприятные для власти фигуры, чем давно отошедшая от дел активистка малочисленной партии. А ведь, казалось бы, нет ничего проще, чем взять да подкинуть «2 пузыречка» в карман, и готово дело!

Как ни неприятно это признавать, но в деле Осиповой у стороны обвинения, судя по всему, имелись конкретные зацепки. Вот почему, невзирая на личное вмешательство Дмитрия Медведева, суд все же вынес обвинительный приговор. Является ли приговор необоснованно жестоким? Возможно. Суд мог бы принять во внимание и хронические заболевания Осиповой, и наличие у нее малолетней дочери. Тот факт, что срок по приговору в два раза превышает запрос прокурора, увеличивает шансы на снижение размера наказания.

И все же мы не можем однозначно утверждать, что дело Осиповой не было сфабриковано и ей тупо не подбросили наркоту. От наших правоохранителей сегодня можно ожидать всего, чего угодно. Известная фраза из фильма братьев Вайнеров «Вор должен сидеть в тюрьме» сегодня стала опасным пропагандистским лозунгом, продолжающим калечить нашу судебную систему.

Каждое преступление должно быть неопровержимо доказано, чтобы у общества не оставалось никаких сомнений. Но, к сожалению, качество работы российских следователей и судей оставляет желать лучшего, и с каждым подобным делом лишь снижает доверие людей к тем, кто держит в руках карающий меч.

А вообще, мы должны сделать выводы из дела Осиповой. Человек, занимающийся оппозиционной деятельностью в авторитарном государстве, должен быть чист, насколько возможно. Более того: оппозиционный политик должен тщательно фильтровать свое окружение, потому что свидетель-наркоман — мечта следователя. Нужно серьезно пересмотреть критерии «рукопожатности».

 

Материал подготовили: Виталий Корж

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости