На главную

Доллар = 63,30

Евро = 67,20

11 декабря 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Эксперт: вероятность «посадки» лидеров оппозиции составляет если не 100, то 90 процентов точно

У следствия исключительно деловой подход

Какова вероятность, что лидеры народного протеста — Удальцов, Навальный, Яшин — в обозримом будущем станут обвиняемыми по уголовным делам с политической подоплекой, а кое-кто, возможно, окажется за решеткой?
У следствия исключительно деловой подход 13 июня 2012
На подъем протестной активности в мае власть ответила усилением «мер безопасности». Сюда относится и беспрецедентное ужесточение санкций за нарушения в ходе демонстраций, и обыски с арестами. Число арестованных участников демонстрации 6 мая достигло «чертовой дюжины» и, скорее всего, возрастет. Последнее очевидно уже из того, что по делу о «беспорядках на Болотной площади» работает бригада то ли из 100, то ли из 160 следователей. Такую мобилизацию надо как-то оправдывать.

До недавнего времени арестованными за «беспорядки» оказывались рядовые активисты либо те демонстранты, которые не были вовлечены в деятельность политических групп. В отношении же лидеров власть предпочитала вымучивать уголовные дела, не связанные с политикой, — будь то незаметное «избиение» прокремлевской активистки Сергеем Удальцовым или кража несуществующего леса Алексеем Навальным.

Однако накануне июньского марша следственные органы пришли с обысками в квартиры практически всех крупных оппозиционеров, не защищенных депутатской неприкосновенностью. Обыску подверглись квартиры Алексея Навального, Ильи Яшина, Ксении Собчак, Бориса Немцова и Сергея Удальцова. Состоялся обыск и в офисе организации «РосПил», созданной Навальным для борьбы с системой коррупцией. На следующий день Навальный, Яшин, Собчак и Анастасия Удальцова были вызваны на допрос в Следственный комитет — пока в качестве свидетелей, — а Борис Немцов получил повестку прямо на митинге.

Какова вероятность, что лидеры народного протеста в обозримом будущем станут обвиняемыми по уголовным делам с политической подоплекой, а кое-кто, возможно, окажется за решеткой? Адвокат Игорь Трунов убежден: вероятность такого развития событий составляет если не 100, то 90 процентов точно:

«Правоприменительный опыт говорит об одном: если зацепились — в длительной перспективе не отпустят. Аналогий достаточно много: и дело Михаила Ходорковского, и дело Алексея Козлова. Зацепились, несмотря на процедурные нарушения и вердикты».

Сравнивая современную «правоприменительную практику» с ельцинскими временами, Трунов отмечает, что в 90-е годы, если позиции обвинения были слабы, весомых доказательств вины не имелось, а общественное мнение было на стороне защиты, уголовные дела нередко закрывались. Напротив, сейчас предъявление обвинения почти автоматически означает обвинительный приговор.

«Атмосфера будет нагнетаться, чтобы население психологически привыкло к преследованию политических лидеров, — считает адвокат. — Никаких резких движений не делают. Сперва незначительные шаги: вызовы на допрос, какие-то процессуальные действия. Тенденция достаточно печальна и с большой вероятностью закончится уголовными делами».

Наш собеседник отметил поразительный феномен: попытки либерализации имеют в России противоположный эффект. Например, после того как решение по мере пресечения стали принимать не прокуроры, а судьи, количество заключенных под стражу возросло. Несмотря на то что постановление по мере пресечения выносит судья, не занятый в уголовном деле, а по старой норме меру пресечения назначал прокурор, непосредственно заинтересованный в исходе дела.

«Уголовная юстиция влияет на политику, — говорит Трунов. — В цивилизованных странах этот инструмент более мягкий, более завуалированный, а где-то — простой и непритязательный, как дубина. У нас это политический инструмент достаточно примитивного типа со всеми причитающимися составляющими, такими как пытки, ужасные условия содержания, заключения под стражу невиновных. Я сам через это проходил, когда работал в Администрации президента. Из-за того, что один человек в кабинете нотариуса что-то не понял, я четыре года сидел в тюрьме — пока не сменилось поколение чиновников, пока не ушли те, кто хотел меня убрать. Только после этого передо мной извинились и меня реабилитировали».

Репрессивное давление на лидеров и рядовых активистов оппозиции будет нарастать, считает Игорь Трунов.

 

Материал подготовили: Владимир Титов, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости