На главную

Доллар = 63,87

Евро = 68,69

7 декабря 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Как расправляются в Центре «Э» с неугодными оппозиционерами — пример Даниила Константинова

Роман ПОПКОВ,

обозреватель «Особой буквы»

«Э»-кологически чистая Россия

Отсутствие политических статей в УК РФ компенсируется фальсификациями уголовных дел против оппозиционеров по чисто криминальным статьям.
«Э»-кологически чистая Россия 26 апреля 2012
Абсолютно непонятно, как с точки зрения закона, процессуальных норм и оперативной целесообразности можно объяснить то, что поножовщина между двумя группами русской молодежи, которую расследует южномосковский отдел Следственного комитета, оперативно сопровождается Центром по противодействию экстремизму, причем федерального уровня.

 

Давно сложилась преступная практика: если в оппозиционной московской тусовке появляется молодой перспективный политик, то репрессивные институции государства сперва некоторое время к нему приглядываются, а потом начинают пытаться этого политика либо дискредитировать, либо склонить к сотрудничеству, либо посадить, либо убить.

Дело Даниила Константинова является для современной России вполне типичным. В Уголовном кодексе отсутствуют статьи, карающие за политическую нелояльность или за приверженность какой-либо идеологии. В классических авторитарных системах минувшего века такие нормативы были: «антисоветская деятельность» в СССР, расовые и антикоммунистические законы в Третьем рейхе. А в России XXI века ничего подобного не имеется — все-таки революционная эпоха начала 90-х серьезно повлияла на уголовное законодательство. То есть для властей ситуация крайне неудобная: какой-никакой авторитаризм есть, а статей УК, напрямую его защищающих и борющихся с инакомыслием, — нет. И как прикажете окоротить зарвавшихся смутьянов? Власти как могут из этой ситуации выпутываются.

Самое простое — использование 282-й статьи УК РФ — разжигание всяческих розней и членство в запрещенных организациях. Но вот надолго по этой статье не посадишь (к категории тяжких она не относится) — суд выписывает всего-то пару лет, да и то, как правило, не реального срока, а условного. В общем, 282-я статья — слабый инструмент для «перековки».

Но есть другой путь, по которому чаще всего и идут оперативные, следственные, а вслед за ними и судебные органы, — фабрикация уголовных дел против оппозиционеров по внешне вполне криминальным эпизодам.

Как правило, надежными инструментами «правоохранителей» являются статья 213 УК РФ («Хулиганство»), статья 228 УК РФ («Наркотики»), статья 318 УК РФ («Применение насилие по отношению к представителю власти»). По каждой из этих статей легко получить пять лет колонии общего режима. Наркотики можно подбросить, а обвинения по «хулиганке» элементарно фабрикуются «на базе» проведения несанкционированной акции протеста или драки, спровоцированной прокремлевскими провокаторами. В последнем случае нападавшие в следственных документах просто-напросто меняются местами с жертвами нападения, становятся «потерпевшими», а оборонявшиеся — злодеями.

318-я статья — вообще самое простое. В сутолоке при разгоне митинга достаточно неаккуратно ткнуть полицейского локтем или уронить ему на мундир искру от зажженного файера — вот и готов состав преступления. А можно даже и не делать ничего этого — сотрудник сам напишет заявление на того, в кого ткнет пальцем начальство. Именно 318-я статья применялась к Сергею Мохнаткину, Григорию Торбееву и многим другим участникам протестных акций.

Вот только использование «хулиганской» 213-й или «полицейской» 318-й статей все равно смотрится очень политично, все равно «состав преступления» напрямую увязывается с политическими акциями. Поэтому высший пилотаж оперативников — это вброс наркотиков или оружия.

Но и тут нет предела совершенству: российские антиэкстремисты начинают осваивать новое пространство — статью 105 УК РФ («Убийство»). Замарать человека в кровавой бытовухе, лишить уголовное дело какого-либо медийного интереса и закрыть неудобную фигуру лет на 15 — вот достойная, но решаемая задача

Именно по обвинению в убийстве был арестован в марте молодой оппозиционер-националист Даниил Константинов. Мы никоим образом не пытаемся утверждать, что любой гражданин, который выступает «против Путина», автоматически является безгрешным с точки зрения уголовного права. Но обвинение против Константинова шито даже не белыми нитками, а белыми лентами. Изучая динамику развития уголовного дела и те документы, которые успело наштамповать за несколько месяцев следствие, видно, что на молодого человека повесили труп исключительно из-за его бурной, но вполне законной политической деятельности.

Даниил Константинов появился на московской политической поляне сравнительно недавно — в прошлом году. По крайней мере именно тогда он стал заметен. Являясь одним из лидеров умеренно националистической организации «Лига обороны Москвы», Константинов активно взаимодействовал с общегражданским протестным движением, выступал за налаживание союзнических отношений адекватных националистов с либералами и левыми.

Собственно, и первый его плотный контакт с полицейскими спецслужбами произошел именно в результате участия в общегражданской акции протеста на Чистых прудах, вечером 5 декабря прошлого года. Напомним, что 5 декабря на «Чистяках» состоялся митинг с участием нескольких тысяч человек. Этот митинг, закончившийся столкновениями с силами МВД, положил начало масштабным акциям гражданского протеста против нечестных выборов. Болотная и Сахарова были уже потом…

Тогда, вечером 5 декабря, были задержаны десятки москвичей. Схватили и отправили под административный арест Алексея Навального и Илью Яшина. Кто-то отправился в арестантский дом вслед за ними, кто-то отделался несколькими неуютными часами в битком набитом автозаке и прокуренном обезьяннике районного ОВД. Но Даниилу Константинову в этот день определили особый путь.

Когда Константинова доставили в районное ОВД, его отделили от основной массы задержанных для «эксклюзивной беседы». Собеседник был малоприятный — сотрудник московского отдела по борьбе с экстремизмом МВД (пресловутый Центр «Э») Алексей Окопный.

Как рассказывал Даниил, господин Окопный был краток, но красноречив. «Ты парень молодой, восходящая звезда, но имей в виду: все твои коллеги-оппозиционеры работают с нами. Работай и ты, будет тебе счастье. Не станешь работать — все будет очень сложно, может, даже плохо. «Там, где я, — там большие сроки либо трупы» — вот примерный месседж Окопного.

Следует отметить, что это не лживые понты зарвавшегося «оборотня». То есть «оборотень» очень даже зарвался, но не врет. Трупы за ним, по некоторым данным, на самом деле есть. Вот один характерный эпизод.

В 2007 году трагически погиб подмосковный нацбол Юрий Червочкин. Гибель его была лютая. Парень 22 ноября был доставлен в Уголовный розыск города Серпухова. Там с ним беседовали сотрудники как местного серпуховского угрозыска, так и областного УБОП, которыми верховодил господин Окопный (в то время Центра «Э» не было — был УБОП). Сотрудники принуждали Червочкина завязать с оппозиционной деятельностью, иначе ему «будет плохо». Нацбол послал сотрудников лесом. А когда Червочкин возвращался из околотка, то успел заметить, что за ним идет «хвост» из тех самых сотрудников УБОП, которые его допрашивали. Активист успел позвонить по сотовому журналистам и сообщить о слежке. На следующий день его нашли зверски избитым, без сознания. А еще через несколько дней Юра умер в больнице. Не приходя в сознание.

Так что, говоря Константинову о трупах, Окопный знал себе «цену». Не врал офицер.

Даниил имел наглость не внять ни угрозам, ни посулам и, так же как и Червочкин, отправил господина Окопного лесом. Окопный заявил что-то типа «Тебе жить» и ушел. Константинов вышел из ОВД. Но с этого момента он был «зэком в отпуске». Судьба активиста была решена. Москва, конечно, не Подмосковье — здесь нравы чуть более вегетарианские, и Окопный в 2012 году был уже офицером московского Центра «Э», а не подмосковного. Поэтому в труп человека решили не превращать. Решили на него повесить труп.

Спустя два с половиной месяца одного из соратников Даниила Константинова, Дмитрия Феоктистова, вызвали к себе «на беседу» ребята из Чертановского Следственного комитета и подробно расспрашивали о политической деятельности Даниила. Феоктистов рассказал, что Константинов организовывал оппозиционные акции и занимался обеспечением безопасности акций. А в конце марта по месту жительства Константинова и по месту работы его отца Ильи Константинова были проведены обыски. Даниил был арестован по обвинению в убийстве. По версии «правоохранителей», он якобы причастен к убийству, произошедшему возле станции метро «Улица Академика Янгеля» еще 3 декабря 2011 года.

Следствие не смутило то, что у Даниила стопроцентное алиби: в этот день у его матери был день рождения, который Константиновы всей семьей справляли в ресторане, находившемся километров за двадцать до места преступления. О нахождении Даниила на семейном торжестве свидетельствуют как семья и друзья семьи, так и многочисленные незаинтересованные свидетели — официанты и прочий обслуживающий персонал ресторана. Об этом же свидетельствуют фото- и видеозаписи с торжества, биллинги мобильных звонков и прочие веские улики.

Следствию все это неинтересно. Оно, уцепившись за более чем сомнительные показания единственного свидетеля драки возле метро, упрятало Даниила в СИЗО «Матросская Тишина», держит активиста под арестом…

В последнее время оперативники и следователи любят говорить своим жертвам из оппозиционного лагеря: «Ладно, там убийство, хулиганство — скажи спасибо, что растление малолетних не повесили на тебя. Поверь, вполне в наших силах. Какая-нибудь девочка 16 лет под нашу диктовку напишет показания, и до свидания».

Когда на страже государства такие молодцы, как Окопный, статьи за «антисоветскую пропаганду» и «Нюрнбергские расовые законы» не нужны. Можно любую статью Уголовного кодекса применить к несогласным. Российская Фемида — очень зрячая дама, куда Окопный скажет, туда она и будет смотреть.

 

Материал подготовили: Роман Попков, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости