На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

5 декабря 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

За сутки Украина перешла от мирного протеста к национальной катастрофе с многочисленными жертвами

Михаил АСКЕТОВ,

обозреватель «Особой буквы»

Майдан неизбежности

Украина на пороге гражданской войны: спецназ и «титушки» попытались подавить протесты в столице, на Западной Украине захватывают офисы силовых ведомств, Виктор Янукович обвинен оппозиционными лидерами в неадекватности.
Майдан неизбежности 19 февраля 2014
Всю ночь Майдан Незалежности был местом трагического зрелища: площадь была охвачена пламенем, спецназ бросался в атаки на протестующих, толпа молилась, пела гимн и революционные песни. В ходе развернувшихся в столице Киева уличных боев погибло девять сотрудников МВД и не менее одиннадцати оппозиционеров, сотни людей ранено. Наступающий день вряд ли принесет стране спокойствие: слишком широкая река крови течет теперь между противостоящими силами.

Информация, что украинская оппозиция во вторник проведет возле Верховной рады акцию с требованием возврата Конституции 2004 года, появилась задолго до начала самой акции. Можно было предвидеть, что это мероприятие приведет к столкновениям. Но вряд ли кто-то мог предположить, что уличные бои в Киеве возобновятся с такой невиданной силой.

На самом деле весь период затишья, продолжавшийся в Киеве с конца января (с тех пор как триумвират Кличко — Яценюк — Тягнибок вступил в переговоры с Виктором Януковичем), и должен был закончиться чем-то подобным. Просто потому, что власть, по существу, так и не пошла на сколь-либо серьезные уступки протестующим.

То, что преподносила администрация президента в качестве «уступок» и доказательства «воли к диалогу», никаким образом не разряжало собственно политический конфликт между властью и оппозицией. И отказ от «диктаторских законов», и амнистия всем арестованным участникам протестов — все это касалось уже тех действий властей, которые были предприняты после начала политического кризиса в стране. Ни на какое фундаментальное изменение политической системы Янукович и его ближайшее окружение были не настроены. Отставка премьера Азарова хоть формально и была частью требований протестующих, но не имела никакого политического значения без отставки самого Януковича или как минимум всего Кабинета министров, в том числе и подчиняющихся напрямую президенту силовиков. Предложение Арсению Яценюку стать премьером и работать в рамках действующей политической системы и вовсе выглядело издевательством.

Отдельным раздражающим Майдан фактором было то, что абсолютно никто из должностных лиц не понес уголовной ответственности за происходившие с ноября 2013 года силовые акции в отношении оппозиционеров. В частности, Печерский суд Киева оправдал бывшего главу Киевской администрации Александра Попова, экс-главу МВД Киева Валерия Коряка и экс-замсекретаря Совета национальной безопасности Владимира Сивковича в деле о первом разгоне Евромайдана. Министр внутренних дел Виталий Захарченко и вовсе остался неприкосновенным, равно как и сотни его подчиненных, избивавших граждан и использовавших для стрельбы по людям запрещенные уставом боеприпасы.

Между тем МВД Украины все последние недели продолжало информационную войну против протестующих: периодически в СМИ вбрасывалась силовиками различная скандальная, не подтверждаемая никакими иными источниками информация, которая должна была представить Майдан сборищем анархистов и уголовников: сообщалось и о кражах, и об изнасилованиях, и о грабежах.

В условиях отсутствия политического прогресса на переговорном процессе и весьма нерешительного поведения формальных лидеров оппозиции все большую популярность среди протестующих набирали лидеры радикального крыла, особенно лидер националистической коалиции «Правый сектор» Дмитрий Ярош и глава организации «Спільна справа» Александр Данилюк.

Именно «Правый сектор», сотни самообороны Майдана и военизированное крыло партии «Свобода» стали главным действующим лицом протеста, и этим силам было тесно в рамках Майдана и прилегающих к нему территорий. Радикалы, внешне уже почти не отличавшиеся от спецназа МВД (в их арсенале имелись и каски, и щиты, и бронежилеты), устраивали марши по Киеву и пикетировали суды, в которых избирали меру пресечения арестованным оппозиционерам.

Хотя политические лидеры оппозиции сумели убедить радикалов освободить захваченные во время январских боев административные здания в Киеве и регионах в обмен на обещанное властями прекращение уголовных дел в отношении участников январских столкновений, обстановка была далека от разрядки.

Пока Яценюк и Кличко продолжали надеяться на то, что рост западной политической поддержки оппозиции заставит Януковича отступить, силовики и радикальные организации протестующих готовились к неизбежному новому витку противостояния.

Во вторник оппозиционеры начали шествие к Раде, однако попытка блокировать ее натолкнулась на ожесточенное сопротивление спецназа МВД. Невозможно установить, кто начал жесткие силовые действия первым: протестующие, милиция или провокаторы-«титушки», свезенные ко вторнику в Киев в огромных количествах и сосредоточенные на подступах к правительственному кварталу. Известно лишь, что вскоре после начала столкновений на улицах, ведущих к правительственному кварталу, снайперы МВД с крыш домов начали вести огонь по демонстрантам, применяя боевые патроны, а некоторые участники боевых групп протестующих ответили огнем из травматических пистолетов и мелкокалиберных винтовок. Само собой, активно применялись и коктейли Молотова (причем обеими сторонами). Вскоре появились первые погибшие — оппозиционеры отнесли тела троих своих павших товарищей в захваченный Дом офицеров.

В ходе ожесточенных уличных боев протестующие на короткое время захватили офис пропрезидентской Партии регионов. Позднее регионалы заявили, что двое сотрудников офиса погибли во время вспыхнувшего в здании пожара.

Затем «Беркут» при поддержке внутренних войск и «титушек» перешел в решительное контрнаступление. За короткое время протестующие потеряли все те позиции, которые были захвачены ими за последнее время: силы МВД преодолели баррикады на улице Грушевского, захватили находившийся под контролем оппозиции Украинский дом и продвинулись с двух сторон (со стороны улицы Грушевского и со стороны Институтской улицы) к Майдану.

Нельзя сказать, что эта атака далась милиции легко — росло число погибших со стороны оппозиционеров, но и МВД начало нести потери не только ранеными, но и убитыми. К ночи общее число пострадавших протестующих перевалило за тысячу, 11 сторонников оппозиции погибло. МВД потеряло девять человек убитыми и около трехсот ранеными. И среди демонстрантов, и среди милиционеров были погибшие от огнестрельных ранений.

Тяжелый, но ощутимый успех силовиков объяснялся просто: оппозиция наметила свою акцию в рабочий день, и ряды протестующих из-за этого заведомо не могли быть многочисленными.

Вскоре МВД и Служба безопасности Украины (СБУ) предъявили протестному движению «ультиматум»: если к 18.00 «беспорядки» не прекратятся, акции протеста в Киеве будут пресечены. Разумеется, этот ультиматум никакого впечатления на «протестувальников» не произвел, тем более что милиция начала штурм окружающих Майдан баррикад еще до его истечения, назвав свои действия «антитеррористической операцией». Дабы не допустить вечернего притока горожан на Майдан, киевские власти пошли на беспрецедентный шаг: перекрыли весь метрополитен столицы, из-за чего город тут же встал в десятибалльных пробках.

Трудно сказать, насколько помогла эта мера осуществлению операции по зачистке Майдана: граждане все равно прибывали на площадь пешком и на автотранспорте, а силы МВД сумели после многочасовых атак захватить к утру лишь часть территории Майдана. «Беркутовцам» сильно мешала стена огня, которую воздвигли перед ними майдановцы из горящих покрышек. Милицейская техника оказалась не особенно эффективна: один БТР был подожжен, также был поврежден водомет. При попытке штурма загорелось здание контролируемого оппозиционерами Дома профсоюзов.

В остальной части города ситуация также была неспокойной. По данным оппозиционеров, «титушкам» было выдано боевое оружие, из которого они вели огонь по гражданам на улицах. Вполне возможно, жертвой именно «титушек» стал журналист газеты «Вести» Вячеслав Веремий. Сотрудники «Вестей» Веремий и Алексей Лымаренко возвращались на такси с работы, автомобиль забросали коктейлями Молотова. Когда автомобиль остановился на светофоре, из подворотни выбежали неизвестные мужчины, начали раскачивать и забрасывать машину коктейлями Молотова. Водителя и журналистов вытащили из машины и жестоко избили, в Вячеслава Веремия выстрелили. Позже он скончался от огнестрельного ранения.

Тем временем на Западной Украине началось то, что должно было начаться. Жители, возмущенные попытками разогнать Майдан, вновь пошли в атаку на административные здания, оставленные ими в рамках «переговорного процесса». На сей раз помимо областных администраций целями штурмов стали штаб-квартиры местных силовиков. В Тернополе захватили прокуратуру, в Ивано-Франковске — МВД и СБУ. Во Львове были захвачены здания прокуратуры, МВД и СБУ, также протестующие взяли под контроль одну из частей внутренних войск.

К утру автобусы с подмогой Майдану начали прибывать из западноукраинских регионов в Киев. Не помогли и попытки властей превратить столицу в закрытый город — водители обходили выставленные милицией на трассах блокпосты.

Поведение Януковича на протяжении последних суток нельзя охарактеризовать иначе, как «очень странное». Сперва до главы Украины не могли дозвониться иностранные политики, не на шутку встревоженные происходящим в Киеве. Потом Яценюк и Кличко, отправившиеся на переговоры с президентом, долго ждали аудиенции, а после того как встреча все же состоялась, оппозиционные политики констатировали неадекватность президента. По словам оппозиционеров, Янукович вообще не понимает, что реально происходит в стране, и намерен вести диалог, только после того как толпы протестующих «пойдут домой».

А утром на президентском сайте появилось обращение Януковича к лидерам протеста. «Да, мы уже не вернем погибших. Да, мы уже заплатили слишком дорогую цену за амбиции тех, кто рвется к власти… Надо садиться за стол переговоров и спасать Украину. Грядущие поколения нам не простят, если мы разрушим государство, которое должно принадлежать им — нашим потомкам», — пафосно говорил Янукович. О том, что его подчиненные проводят в Киеве «антитеррористическую операцию», он почему-то не упомянул.

К 9.00 по московскому времени Майдан все еще продолжал держать оборону, количество людей на главной площади страны росло с каждым часом.

 

Материал подготовили: Михаил Аскетов, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости