На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

3 декабря 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Алексей Макаров: о событиях на Украине, пропагандистских мифах и «левых националистах»

Алексей МАКАРОВ,

политэмигрант

«Повальная русофобия и национализм украинцев являются пропагандистским мифом Кремля»

Интервью с российским активистом, не понаслышке знакомым с украинским протестным движением. Собеседник «Особой буквы» несколько лет провел в эмиграции в Киеве и Виннице и сыграл свою роль в становлении местного радикального протестного движения.
«Повальная русофобия и национализм украинцев являются пропагандистским мифом Кремля» 5 февраля 2014
Биография москвича Алексея Макарова нетипична для современного русского и вообще для современного европейца. Он начал свою революционную карьеру в 2005 году в семнадцатилетнем возрасте, присоединившись к возглавляемому Сергеем Удальцовым «Авангарду красной молодежи». Через несколько месяцев Макаров вступил в Национал-большевистскую партию, участвовал во многих акциях прямого действия: в мирном захвате заводоуправления ГАЗа (нацболы протестовали против увольнения рабочих), в акции в центральном офисе Сбербанка (под лозунгом «Народу вклады верните, гады!»), в мирном захвате Савеловского райвоенкомата (акция против «призывного рабства» была проведена сразу после того, как стало известно о трагической истории рядового Сычева). Макарову удалось во время Международного конгресса прессы развернуть перед выступавшим с трибуны Владимиром Путиным транспарант с надписью «Путин — палач Беслана!». За драку с прокремлевскими провокаторами из движения «Местные» Алексей два года провел в Бутырской тюрьме. Выйдя на свободу, продолжил партийную работу, стал фигурантом нескольких новых уголовных дел и вынужден был в 2009 году уехать на Украину. Там Макаров не стал довольствоваться ролью тоскующего изгнанника, а влился в ряды украинских политических активистов. В 2010 году, уже при власти Януковича, российский нацбол вновь оказался в тюрьме — теперь уже в одесской. Через год — освобождение, попытка украинских спецслужб выдать его России, вмешательство ЕСПЧ, предоставление Макарову политического убежища в Швеции. Дальше — борьба в Западной Европе. Контакты с европейскими леваками, участие в новых акциях под социальными лозунгами: Швеция, Польша, Германия. Именно в Германии Макарова арестовала полиция — активист числился в базах Интерпола. После двух месяцев уже в третьей в своей жизни тюрьме россиянина все же отправили обратно в Швецию. Сейчас Алексей Макаров с интересом наблюдает за событиями на Украине, с которой его многое связывает. Он с огромной симпатией отзывается о происходящем в этой стране восстании и не понимает тех российских левых, которые, дождавшись наконец наступления у себя под боком настоящей народной революции, боятся ее и жаждут полицейского наступления на Майдан.

 

Наш собеседник неожиданно ворвался в информационное пространство. «Русская планета» в прошлом году рассказала, что обладающий статусом беженца левый активист Алексей Макаров сидит в тюрьме Гамбурга. Оказалось, что у немецких властей к бывшему члену НБП претензий не было, а арестовали его по запросу на экстрадицию из России. Макаров был объявлен в международный розыск за бытовую драку в центре Москвы. В январе 2013 года он был освобожден.

— Поздравляем тебя с освобождением из немецкой тюрьмы.

Спасибо.

— Ты жил на Украине несколько лет, это не чужая для тебя страна. Ты знаком с украинскими радикально-оппозиционными, революционными организациями как левого, так и ультраправого толка. Ты человек левых убеждений, но в отличие от многих российских левых поддерживаешь украинский протест, в то время как многие московские леваки (марксисты, анархисты) видят в украинских событиях чуть ли не фашистский мятеж, требуют от президента Януковича и его спецназовцев «решительных действий». Что бы ты мог им ответить?

Сейчас у меня нет никаких контактов с украинскими ультраправыми организациями. Что же касается левых организаций социально-революционного толка, с весны 2009 года до самого моего отъезда из Украины я принимал участие в деятельности «Автономного Сопротивления» («Автономний Опiр»). Несколько групп левых националистов, народных социалистов объединились в единую структуру для координации общих действий. Мы считали, что наша организация станет достойной альтернативой существующим в Украине «левым», прославляющим СССР, с одной стороны, и откровенным левым либералам, поклонникам европейских гей-прайдов, давно забывшим о классовой борьбе, — с другой.

В то же время доля националистической риторики должна была привлечь огромное количество украинской молодежи, именно в национализме видевшей альтернативу господствующей капиталистической системе, моментально сделавшей нищими большинство жителей Украины и с презрением относящейся к прошлому советскому ханжеству. Изначально четкой идеологической платформы не было, однако мы все больше двигались условно «влево». На момент, когда я сел в тюрьму в Украине (апрель 2010 года), мы уже были сторонниками прямой демократии, то есть общественного устройства, при котором все решения принимаются общими собраниями трудящихся. Мы были четкими социалистами, то есть выступали за полную социализацию средств производства.

Нет ничего более глупого, скорее, даже свинского, чем считать украинское восстание «фашистским мятежом». В первую очередь это откровенная ложь. В протестах принимают участие организации, которых в каком-то пещерном национализме уж точно не обвинишь. Во Львове областная администрация штурмовалась участниками «Автономного Сопротивления» и «Социального Сопротивления». В Киеве несколько баррикад защищаются анархистами и левыми коммунистами. Социально-революционные группы находятся на острие народной атаки в Днепропетровске и нескольких других городах Восточной Украины.

Повальная русофобия и национализм украинцев являются пропагандистским мифом Кремля. Да, огромное количество жителей Украины связывает надежды на лучшую жизнь с именами Степана Бандеры, Романа Шухевича, других борцов, отдавших свои жизни за свободу их страны. Я не буду вдаваться в программные документы бандеровской УПА, они на самом деле были не такими уж и плохими. Суть в том, что уважительное отношение к деятелям националистического подполья является, скорее, народной традицией, особенно в Западной Украине, чем широко распространенной идеологией.

Нынешнее народное восстание вспыхнуло потому, что люди не хотят жить по-скотски. Не может быть ничего более реакционного, чем называть борьбу за лучшую жизнь «фашистским мятежом».

— Ты — бывший нацбол. Украина времен президента Ющенко приняла тебя, когда ты вынужден был покинуть Россию из-за преследований российских правоохранителей. Также Украина во времена Ющенко укрыла у себя многих других нацболов. Во времена Виктора Януковича тебя чуть было не выдали России. Во времена Януковича выдали России оппозиционера Леонида Развозжаева, отказали в убежище многим другим политбеженцам. Сегодня последователи Лимонова проклинают украинский протест, хотят, чтобы Янукович передавил всех танками, хотят, чтобы Украина (или ее часть) вернулись в Россию. Как ты к этому относишься?

Я не являюсь поклонником режима Виктора Ющенко. Будучи участником «Автономного Сопротивления», я боролся против него, как против любой буржуазной системы. Однако факт остается фактом. Когда украинские убоповцы (те самые украинские убоповцы, которые недавно создали титушко-контору «Оплот», об участии в ней поспешили заявить и лимоновцы) схватили по звонку из России моего товарища нацбола Михаила Гангана, по факту его задержания было инициировано парламентское расследование. Особо прытким правоохранителям дали по рукам.

Что же случилось в эпоху Януковича — я имею в виду историю с похищением Леонида Развожаева, — всем прекрасно известно. При Ющенко, думаю, подобное было бы невозможно. Во время президентства Ющенко нацболы Ольга Кудрина, Анна Плосконосова, Михаил Ганган получили статус беженца в Украине.

Позиция лимоновцев является ничем иным, как свинством. Я лично вступил в НБП, потому что мечтал о судьбе боевика-эсера, для которого не существует ничего, кроме Революции. В 2005 году ничего похожего на НБП в России не существовало, только здесь было место революционному мученичеству, бескомпромиссной борьбе с античеловеческой системой. Сегодня, когда на баррикадах Украины в очищающем огне восстания, в крови, под пулями беркутовцев создается новый мир — возможно, тот мир, о котором мы когда-то мечтали, — лимоновцы становятся на сторону реакции. Лимонов, которого нашисты в своей дегенеративной пропаганде называли новым Гитлером или Лениным, превратился в реакционера, в Столыпина. Лимоновцам, конечно, до черносотенцев далеко, просто недо-титушки какие-то… 

— Какова роль так называемых левых националистов в украинских событиях? Возможно ли заключение тактического, но все же прочного союза между украинскими левыми и ультраправыми активистами?

Левые националисты из организации «Народная Воля», насколько мне известно, были наиболее активными участниками штурма администрации города Винница. После оккупации они выпустили очень хорошую листовку, в которой нет ни малейшего намека на украинский шовинизм — наоборот, есть призывы к интернациональной солидарности.

Союза как такового между левыми и правыми нет, однако и те и другие в своем большинстве являются сторонниками активных радикальных действий, выступают против контрреволюционного триумвирата Тягнибок — Яценюк — Кличко. Я считаю, тактическая координация действий между левыми и правыми группами в будущем вполне вероятна. 

— Как ты оцениваешь сегодняшнее состояние дел в Киеве? Есть мнение, что революция, осуществленная наполовину, быстро превратится в контрреволюцию. Какие ошибки делает нынешнее украинское протестное движение? Существует ли угроза того, что протест захлебнется, или изменения в украинском обществе уже необратимы?

Я не думаю, что революция в ближайшее время превратится в контрреволюцию, хотя, конечно же, такой сценарий вероятен. Лучшее, что могут сделать протестующие сейчас, это изгнать всех политиканов, оппозиционный триумвират, ведь они принадлежат к той же привилегированной элите, что и Янукович с регионалами, и передать право принятия решений о ходе протестной кампании общим собраниям участников протестов.

Также для победы восстания очень важно участие в нем жителей индустриализированной восточной части Украины. Если шахтеры начнут захватывать шахты, а индустриальные рабочие — заводы и фабрики, Революция победит.

 

Материал подготовили: Роман Попков, Мария Пономарева

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости