На главную

Доллар = 64,15

Евро = 72,06

28 сентября 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Решение нацвопроса по Симоньян: «плавить в пока еще не существующий единый российский народ»

Виталий КОРЖ,

обозреватель «Особой буквы»

Плавили, знаем!

Для того чтобы предотвратить распад либо исламизацию России, необходимо запустить процессы построения политической нации. Эту необходимость понимает все большее количество людей. Вопрос в том, по каким чертежам эта нация будет строиться.
Плавили, знаем! 6 ноября 2013
Вот и главред одного из телерупоров кремлевской пропаганды Маргарита Симоньян обнародовала свой чертеж. Ее план предполагает ассимиляцию малых народов России, их переплавку «в одну общую культурно русскую массу, в пока еще не существующий единый российский народ». Но что может предложить госпожа Симоньян или ее боссы, включая господина Путина, этим малым народам? В чем фишка, привлекательность, фундаментальность «россиянства»? В космосе и балете? И тот и другой неоднократно оскандалились. В Пушкине, Достоевском и прочей литературе? Скучно и тошно. Где актуальные смыслы, актуальные ценности, привлекательные эстетические символы, понятные экономические преимущества?

Сегодня у многих происходит мучительное осознание того, что мы никакая не Россия вообще, а Австро-Венгрия Габсбургов — лоскутная дряхлая монархия. И так же как в Австро-Венгрии не было нации «австро-венгерцы» или «габсбургцы», или «имперцы», а были лишь австрийцы, венгры, чехи и другие народы, которых объединяла лишь правящая династия, в России тоже нет никаких «россиян», а есть русские, чеченцы, татары и так далее. Как у Австро-Венгрии обстояло дело с жизнеспособностью, мы помним из школьной программы по истории.

Многие публицисты видят главное сходство между этими двумя феодальными монархиями — австро-венгерской и современной российской — в их двуединстве. Вена в XIX веке, пытаясь остановить рост революционного венгерского национализма, подняла статус венгерских земель, уровняла венгров и австрийцев. Москва в XXI веке для того, чтобы раз и навсегда избавить себя от опасности чеченского и прочего кавказского сепаратизма, фактически превратила Россию в двуединую страну. С тех пор собственно РФ и Северный Кавказ объединяет лишь Владимир Путин лично, но кавказские элиты живут по адату и прочим региональным понятиям.

Материал по теме: события в Бирюлево в очередной раз показали: под фундамент нашего государства заложена опасная бомба. Нужно знать, как ее обезвредить. И поздно делать это в момент начала взрыва, когда тебе уже отрывает пальцы. (ДАЛЕЕ)

Впрочем, у Российской Федерации дела обстоят даже хуже, чем у Австро-Венгрии. Австрийцы, венгры и славяне империи Габсбургов все же были народами европейскими и христианскими, между ними не было столь глубокой и широкой ментальной и цивилизационной пропасти, как между некоторыми этносами, населяющими РФ. Да и сложно себе представить чехов и венгров, гарцующих на лошадях по венским тротуарам и палящих во все стороны из пистолетов.

А еще Австро-Венгрия не имела прозрачных границ, скажем, с Османской империей, и поезда не привозили в Вену, Линц и Зальцбург ежедневно тысячи турок и арабов.

В общем, рискнем предположить, что Австро-Венгрия была в чем-то даже более жизнеспособным государственным образованием, чем Российская Федерация.

Драматизм исторического момента не понимают, похоже, только в московском замке из красного кирпича. На всей остальной территории России всем все ясно. Даже главред одного из телерупоров кремлевской пропаганды Маргарита Симоньян ночей не спит, пишет посты стратегической важности. При этом понятен именно драматизм, а вот по поводу методов соскакивания с несущегося в бездну габсбургского поезда никакого консенсуса нет. Зато есть два конкурирующих плана спасения.

Один прост как топор: ввести визы со Средней Азией, республики Северного Кавказа отделить, русским придать статус государствообразующей нации со всеми вытекающими последствиями.

Рассматривать подробно сценарий построения государства на базе этнического национализма мы не будем в виду его очевидной бредовости.

Второй план сложнее. Он предполагает ассимиляцию малых народов России. «Маленький дагестанец, ингуш, татарин, калмык… должен знать, что он, прежде всего, россиянин, а потом уже дагестанец, ингуш, татарин, калмык. Что бы об этом ни думали его родители», — пишет Симоньян.

«Если вы делаете открытую политическую нацию, к которой может свободно присоединиться любой желающий, впитавший соответствующие культурные коды и политическую лояльность, вы даете нерусским перспективу в жизни, мотивируя их на добровольный добросовестный труд на благо русского народа. «Будешь папу-маму слушать, будешь ты конфеты кушать». Крути педали, станешь русским», — это уже цитата националистического сайта «Спутник и погром».

Ясное дело, между концепциями Симоньян и «СиП» огромнейшая разница. В одном случае опять идет речь о построении «новой исторической общности» — уже не советского народа, а россиян. В другом, варианте Просвирнина, ассимиляция рассматривается как элемент созидания непосредственно русской политической нации. Но именно об ассимиляции как политическом инструменте говорят и Симоньян, и «СиП». Да и много кто еще.

О`кей, давайте и мы поговорим об ассимиляции. Она возможна только в двух случаях.

В первом доминирующая нация поглощает покоренные народы, опираясь на последовательную и жесткую силовую политику своих вождей. Степень жесткости тут может быть разной. Венгры, придя в Паннонию в IX веке, вклинившись кочевой ордой глубоко в тело христианской и крестьянской Европы, за сравнительно короткий период времени ассимилировали, поглотили местные племена. При этом никакой двойной идентичности (я в первую очередь венгр, а уже во вторую — славянин) и речи не было. Все — венгры, у всех венгерские имена, все чтят венгерских героев.

Менее жестко, но в целом по такому же принципу были поглощены уже восточными славянами многие финно-угорские племена на территории Руси. Государство было варяжско-славянским, русским, а с X века еще и христианским. Финно-угры не могли противостоять натиску славян, превосходящих их численно и пассионарно.

Это как раз ближе к спутник-погромовскому варианту, но вряд ли возможно в нынешних политических условиях — даже если отделить Северный Кавказ и попытаться ассимилировать татар, башкир, якутов и остальные, некавказские меньшинства. Чего ради татары и башкиры будут записываться сегодня в русские? Сегодня что, слишком выгодно быть русским? Впрочем, «СиП» и не рассматривает возможность запуска ассимиляционных процессов в нынешней России и готовит свою стратегию на времена «после победы», когда национальные республики будут упразднены, национальные «элиты» — разогнаны, а «русификация будет связана с подъемом по социальной лестнице».

Для Симоньян и прочих «ненационалистов» такой кемалистский путь построения нации немыслим. Эта публика говорит об американском пути, при котором для граждан США польского или ирландского происхождения «их польскость или ирландскость — это такая «фенечка», а не моделирующая биографию жизненная философия, не кровная принадлежность к другой, нежели усредненно американская, культуре и языку».

Рассуждая об американском пути, недурно было бы помнить, что американцы не просто политическая, а идеологическая нация. И идеология американской нации сформировалась не в кабинетах жуликоватых политтехнологов, а в трудах гениальных отцов-основателей, в революциях и войнах первых 100 лет существования США. «Наш образ жизни — образцовый, мы несем факел цивилизации и свободы, мы как римляне, только лучше», — могучая, привлекательная идеология американизма легко перемалывает мелкие этнические идентичности, действительно превращает их в смешные и необязательные обряды, в «фенечки», или вовсе уничтожает.

Что могут предложить госпожа Симоньян или ее боссы, включая господина Путина, малым народам России? В чем фишка, привлекательность, фундаментальность «россиянства». В космосе и балете? И тот и другой в России неоднократно оскандалились. В Пушкине, Достоевском и прочей литературе? Скучно и тошно. Где актуальные смыслы, актуальные ценности, привлекательные эстетические символы, понятные экономические преимущества?

Трагедия в том, что пока в России у власти работодатели госпожи Симоньян, ассимиляционные процессы могут идти лишь совсем в другом направлении — все больше умных и пассионарных молодых русских будет покидать страну и включаться в ассимиляционные процессы в США и Европе. Становиться объектом ассимиляции, а не субъектом.

А если работодатели Симоньян все же по тем или иным причинам уйдут, вероятнее всего, станет востребован как раз национальный план «Спутника и погрома».

Если еще не будет слишком поздно.

 

Материал подготовили: Виталий Корж, Александр Газов

Комментарии
Любомудр Скудоумов
Построение политической нации возможно, конечно. Пример США вдохновляет. Только надо понимать, что сначала надо уничтожить физически нацию коренную, что там загодя успешно и провели. А сброд со всего мира чтобы элементарно не перестрелять друг друга был вынужден задвинуть в задницу национальные традиции, объединяться и искать взаимные точки соприкосновения, загнав жалкие остатки коренного населения в резервации. Неуж то этого автор желает для России?

Чего ж делать то?

Есть минимальный пакет требований. Необходимо юридически признать, что Россия – государство русского народа. Без этого невозможно убедить людей, что их страна принадлежит им. Как невозможно убедить человека, не имеющего свидетельства о собственности на свой дом, что это его дом. Необходимо поддерживать не формальное, а фактическое равенство всех граждан России на всей её территории. Ситуация, когда некоторые убийцы, воры и насильники, приезжающие с Кавказа, чувствуют себя безнаказанными, неприемлема. Ведь даже те из них, кого удаётся осудить, отправляются отбывать срок в свои республики, где их очень быстро освобождают по «условно-досрочному». Именно эта «привилегированность» этнической преступности приводит к росту числа сторонников идеи, что надо отделить некоторые республики от остальной России. И чем дальше, тем меньше остаётся эмоциональных аргументов против такой точки зрения. И в результате расшатывается само понятие территориальной целостности. Если сама нация на полном серьёзе начинает рассуждать о том, что давайте откажемся от части территорий, это говорит, что ради весьма условной и спорной территориальной целостности она не хочет приносить всё новые жертвы. Причём жертвы в основном среди мирного населения.

Ещё один пункт «русского поворота» – немедленное ограничение миграционных потоков не только из Средней Азии и Азербайджана путём введения визового режима, но и Российских же граждан из Кавказских Республик.

Из-за того, что ряды мигрантов в России всё время пополняются, не происходит ассимиляции даже тех приезжих, кто живёт в России довольно давно. Вновь прибывающие мигранты всё время поддерживают в иммигрантской среде те установки и обычаи, которые бытуют на их родине. Остановить это можно только с помощью введения жёсткого контроля за приезжающими в Россию жителями Средней Азии, то есть – с помощью виз.

А с потоком внутренних мигрантов придётся бороться методами политическими и экономическими. Причина в том, что они едут в русские города ( в русских сёлах их практически нет) в том, что им на родине элементарно «жрат нэчэго», как и русских сёлах, соответственно. Работы нет, строго говоря. Значит надо создать условия чтобы там работа появилась. Как? Да как всегда, методом кнута и пряника. Начать с оценки эффективности работы глав территорий и мэров исключительно с точки зрения с размеров инвестиций в «окормляемые» ими территории. Инвестиционную привлекательность то есть. Не хочешь/не можешь создать деловой климат на своей территории вместо того чтобы набивать карман себе и особо приближённым — профессионально непригоден с соответствующими оргвыводами. Привлёк инвестиции — почёт и уважуха с соответствующим софинансированием инвестиционных проектов из центра.

А чтобы с другой стороны инвесторов подшевелить создавать рабочие места не только в Москвабаде и Питере, но и Махачкале, к примеру, опять те методы включить надо. Освободить инвестора от налогов и сборов на какое то время, пока инвестиционный проект не выйдет на режим самоокупаемости, а в тех местах, где с рабочей силой швах и приходится массово завозить мигрантов, налог или сбор какой ввести на каждого мигранта независимо откуда он — из Таджикистана, Дагестана, или Рязанщины. Причём не из фонда оплаты труда а из прибыли самого предприятия.

Так и даст Б-г работа для каждого найдётся на месте и мигрировать будут исключительно в учебных и туристических целях.

Потом уже, когда все Россияне будут обеспечены работой по месту жительства, можно будет задуматься, сколько нам мигрантов нужно и нужны ли они вообще.

Меры, о которых я говорю, не лечение, а реанимация. Но она-то сейчас и необходима.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости