На главную

Доллар = 64,15

Евро = 72,06

27 сентября 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Пять лет назад началась война «08.08.08.». Какие последствия она имела для ее участников?

Комментируют Александр Караваев, Андрей Суздальцев

Три восьмерки и много нулей

8 августа 2008 года началась последняя на данный момент война на постсоветском пространстве. В бою сошлись регулярные армии двух международно признанных государств, что уже само по себе делает эту войну уникальным для истории бывшего СССР событием.
Три восьмерки и много нулей 8 августа 2013
Тогда, в августе 2008-го, после окончания военных действий казалось, что «регион никогда не будет таким, как прежде», и даже «мир не будет таким, как прежде», и что взаимоотношения русского и грузинского народов тоже непоправимо изменились раз и навсегда. Прошло пять лет. Что есть на данный момент такого из последствий той войны, что дает о себе знать до сих пор, оказывает влияния на текущую повестку? В общем-то ничего. Да, Грузия не контролирует Абхазию и Южную Осетию. Но она их не контролировала многие годы и до войны, и признание Россией, а также Венесуэлой и еще несколькими странами третьего мира абхазской и южноосетинской независимости этот факт никак не изменил, ничего не усилил и не ослабил. Да, Грузия по-прежнему не член СНГ, у нас нет официальных отношений с Тбилиси. Но Михаил Саакашвили уже фактически стал изгнанником в президентском дворце, и новые хозяева Грузии проводят взвешенную экономическую политику, добились возвращения грузинской продукции на российский рынок и, возможно, много чего еще добьются. Конечно, от покровительства Абхазии и Южной Осетии Москва не откажется, но в целом отношения с Россией у Грузии постепенно нормализуются. Скажем, они ничем не напоминают отношения, например, между русскими и немцами 60 лет назад или даже отношения между русскими и чеченцами сегодня. Большинство грузин склонны видеть врага в Путине и его режиме, но совершенно точно не видят врагов в русских. Также и русские не видят врагов в грузинах, и поэтому потуги кремлевской пропаганды использовать затертую грузинскую карту во внутриполитической борьбе (история с Гиви Таргамадзе) не вызывает ничего, кроме иронии. Абхазия и Южная Осетия как были де-факто российскими сателлитами до войны, так ими и остались — лишь объемы финансовой накачки в оба «независимых государства» возросли многократно. Похоже, единственным серьезным последствием «войны трех восьмерок» стало то, что сотни российских, осетинских и грузинских семей потеряли своих родных.

Александр Караваев, руководитель службы политического прогнозирования Информационно-аналитического центра МГУ по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве

Последствия этой войны, думаю, неожиданны даже для тех, кто ее инициировал. Хотя до сих пор нет ясного ответа, чья же это была инициатива: грузинского президента, или так сложились обстоятельства для российских военных, что они смогли вынудить грузинскую армию активно выступить, чтобы потом нанести по ней сокрушающий удар. В принципе, конечно, споры ведутся по сей день. 

Кто от этого выиграл? Наверное, никто. Потому что в значительной степени эта военная акция была без заранее продуманных последствий. В Грузии, вероятно, надеялись, что им удастся закрепиться на территории Южной Осетии и как-то этот вопрос с сепаратистским конфликтом по линии российско-грузинской границы окончательно решить. К тому времени на стороне Михаила Саакашвили была международная поддержка, информационный фон был благоприятный. Видимо, они исходили из того, что все карты на их стороне.

К тому времени — к августу 2008 года — в течение трех лет с небольшими перерывами напряженность в этой зоне нарастала. Что сыграло злую шутку: многие смотрели на это спокойно, полагая, что в принципе это своеобразная тактика давления.

Как могла Россия отреагировать? Я думаю, что ответ однозначный: оставаться на месте было невозможно, прореагировать надо было, потому что когда одна из сторон конфликта прибегает к военным методам, то в ход идут пушки.

Через несколько дней после пятидневной военной кампании Дмитрий Медведев принял решение о независимости Южной Осетии и Абхазии. Тут, конечно, много вопросов, что в результате этого мы приобрели и потеряли. Есть неоднозначные суждения. Во всяком случае, Абхазия и Южная Осетия очень разные, хотя и в значительной степени привязаны к России, живут во многом за ее счет. Но это разные территории и по масштабу, и по своему развитию, экономическому, инфраструктурному. Видимо, было большой ошибкой ставить на одну доску Абхазию и Южную Осетию.

К Абхазии, например, — и это даже западные эксперты говорят — вполне применимо определение «государство». Поэтому такое решение было как-то оправдано. В отношении Южной Осетии это непонятное решение. Потому что речь идет о небольшом сельском аграрном районе. Население там составляет около 25 тыс. человек — размер небольшого московского муниципалитета. Давать такому образованию статус независимого государства как-то нелогично.

Мы получили от этого шага много неприятностей в плане международной реакций. Правда, она носила ситуативный характер, то есть все негативные реакции быстро утихли. Мировое сообщество быстро смирилось с этим, хотя в таких международных структурах, где принята состязательность сторон, — ООН, Парламентская ассамблея Совета Европы — дебаты идут до сегодняшнего дня. Однако в исторической перспективе давления на российских лидеров не обнаружено.

С другой стороны, Россия, на мой взгляд, приобрела новый дотационный регион, который требует достаточно много инвестиций, новую очередную черную дыру, в которую непонятно как улетают деньги. Конечно, сегодняшние проблемы с коррупцией и с отмыванием денег на Северном Кавказе — они точно так же проявляются и в Южной Осетии.

Москва и Цхинвал стоят на пороге перед оформлением отношений. По сути, это регион России. В общем, логично говорить о том, что нужно оформить эти отношения следующим шагом: необходим документ масштаба федеративного соглашения о вступлении ЮО в члены РФ. Но пойдут ли на этот шаг — сказать трудно.

С Абхазией все сложнее. Она претендует на то, чтобы играть самостоятельную роль в выборе внешнеполитических партнеров, внешних инвесторов. Конечно, российские деньги там доминируют. В частности, подготовка Сочи к Олимпиаде, безусловно, накачивает Абхазию деньгами. Но Абхазия — страна достаточно разнообразная по формату политической жизни, поэтому она имеет возможность встать на ноги.

***

 

Андрей Суздальцев, заместитель декана факультета мировой экономики и политики Высшей школы экономики

Мы получили очень тяжелую проблему во взаимоотношениях с Западом, только сейчас ситуация начинает потихоньку исправляться благодаря новому руководству Грузии. Но на самом деле это были годы холодных отношений с Евросоюзом и США.

С другой стороны, появилась ясность о ситуации в Грузии. До войны мы придерживались позиции сохранения ее территориальной целостности, но отказались от этой позиции и признали независимость Абхазии и Южной Осетии.

Для Абхазии и Южной Осетии итоги войны оказались благоприятными: они получили независимость, правда, мало кто ее признает, кроме России. Тем не менее они сейчас вправе самостоятельно распоряжаться своей судьбой, это их собственный национальный дом.

Хотя Южная Осетия очень тяжело пострадала от боевых действий. Как мы сейчас наблюдаем, помощь на восстановление городов не до конца активно используется. Грузия в пиар-целях приложила максимум усилий, чтобы отстроить свои территории. Это подается так, что у них все хорошо, а на другой стороне еще много развалин.

Для Грузии это национальная катастрофа. Вернуть Абхазию и Южную Осетию, конечно, невозможно. Но разговоры об обязательном реванше заводят наши взаимоотношения с Грузией в определенный политический тупик.

Однако это не мешает сейчас выстраивать экономические связи: возвращается на российский рынок грузинское вино, минеральная вода, наверное, в скором времени вернутся и фрукты.

 

Материал подготовили: Татьяна Рязанова, Александр Газов

Комментарии
Lapin
Yаходясь на должности президента России, Дмитрий Медведев проявил нерешительность, затянул принятие решения об оказании помощи мирному населению республики и на несколько часов оставил его без защиты под огнем боевых групп нынешнего грузинского диктатора.
И результатом его нерешительности стала гибель жителей Цхинвала и российских миротворцев.
Медведев такие обвинения отвергает, утверждает, что решение принял своевременно и свои обязанности Верховного главнокомандующего вооруженными силами России исполнил добросовестно.
Но ведь достаточно посмотреть фильм «Потерянный день», где всё чётко доказано — Медведевская медлительность привела к гибели людей. Если б вовремя не вмешался Путин и не заставил ДАМа начать боевые действия, потери были бы на пару порядков больше. И война бы длилась намного дольше.
dimatima
Да, Lapin, все верно. Но, пожалуй, не столько медлительность Медведева сыграла свою печальную роль, сколько его возможное нежелание что-либо предпринимать в той обстановке.
Ведь по большому счету и Саакашвили начал эту войну прежде всего потому, что президентом РФ был Медведев, а не Путин. Был расчет не только на слабость руководителя, но и на его «приверженность западным ценностям». То есть в лице Медведева мы имели в то время президента без первой буквы в этом слове.
Не случайно он впоследствии как бы оправдывался, настаивал на версии о том, что это именно он был инициатором ввода войск в Южную Осетию, рассказывал, что в первые три дня грузинской агрессии он вообще не связывался с Путиным. И был многократно уличен в этой лжи, а после и сам признал, что, мол, да, обсуждали с Путиным возможность введения войск в Южную Осетию.
Медведев — это какой-то позор, вот и весь сказ.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости