На главную

Доллар = 63,39

Евро = 70,93

2 октября 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Дагестан после прихода Абдулатипова и ухода — вернее, принудительного отлета на вертолете — Амирова

Назир МАГОМЕДОВ,

координатор интеллектуального клуба «Кавказский круг»

После ареста Амирова дагестанцы мечтают, чтобы за всеми чиновниками «прилетел вертолет»

Дагестанцы устраивали банкеты, празднуя падение Саида Амирова. Теперь они желают продолжения арестов всех высокопоставленных коррупционеров: мэров, глав районов. Мечтают, чтобы за многими чиновниками, как и за Амировым, тоже «прилетел вертолет».
После ареста Амирова дагестанцы мечтают, чтобы за всеми чиновниками «прилетел вертолет» 28 июля 2013
Скандальный арест всесильного мэра Махачкалы, во многом являвшегося символом клановости и коррупции, воодушевил дагестанцев, но также и породил новые запросы на продолжение антикоррупционной кампании. Однако, скорее всего, арест Амирова является не началом борьбы с клановой системой, а частью борьбы внутри клановой системы. О том, что сейчас происходит в Дагестане, «Особая буква» беседует с Назиром Магомедовым.

— Как относятся жители Махачкалы к аресту Саида Амирова? Какие чувства доминируют?

Арест Амирова сначала всех очень сильно удивил — кого-то даже привел в шок. Однако шок этот был для большинства людей приятным. Горожане в большинстве своем обрадовались. Причем обрадовались даже его соплеменники, даргинцы. Я знаю многих даргинцев, которые плевать хотели на Амирова, которые счастливы, что этого человека убрали.

Скажу больше: я общался с местными жителями и знаю, что люди устраивали банкеты. Устраивали даже салюты, когда этого человека арестовали. То есть это был своего рода праздник — по крайней мере для столицы.

То есть в целом арест был воспринят обществом на ура. Более того, после ареста Амирова в народе даже появилась поговорка — если какой-то чиновник чересчур засветился, про него говорят: «Ну, жди вертолета». Саида Амирова, как известно, после ареста силовики вывозили из города на вертолете. А если человек рангом пониже, скажут: «Для него хватит и ишака». Появился своего рода мем — «прислать за кем-то вертолет».

Вообще, после ареста Амирова в обществе сложилось такое настроение, что народ требует ареста всех — всех мэров, всех глав администраций районов. Может, и не всех без исключения, но абсолютного большинства. Люди говорят, что за всеми надо отправлять вертолеты (а кому помельче — ишаков), арестовывать и зачищать республику.

Тем более что Абдулатипов, когда к власти пришел, так об этом и сказал: наш курс — это курс очищения республики от клановости, коррупции, произвола и так далее. Многие до определенного момента сомневались в его словах: сделает — не сделает? Арестовав Амирова, он показал, что сделает. Потом были арестованы многие другие главы — Саранского района, заммэра Каспийска был снят… Вплоть до депутата Народного собрания, которого арестовали в перерыве между заседаниями.

Но если говорить о том, что изменилось после ареста Амирова, то тут по большому счету ничего не изменилось. Другое дело, что произошел эмоциональный подъем. Люди стали жить легче не физически, не социально, не политически, а психологически. Просто многие ошибочно считают, что Амиров — это и есть вся система. Мол, убрали его, и вся система рухнула.

Материал по теме: Москве выгодно представлять арест Саида Амирова как решительный удар по порочной криминально-клановой системе Северного Кавказа. Однако вряд ли эту систему можно разрушить одним или даже десятью арестами. (ДАЛЕЕ)

А Амиров ведь по большому счету не создал ничего кардинально нового. Он сделал то, что было сделано везде по стране. И в этом смысле он мало чем отличается от того же Лужкова. Единственно, что Лужкова нельзя обвинить в том, что он кого-то там убивал. Вот и все.

Такая же точно система клановости. Что, в Москве при Лужкове не было клановости? Конечно, была. Свои люди были везде — и родственники, и друзья. Амиров создал ту же систему в Махачкале. И пусть мы уберем руководящее лицо, система-то все равно останется.

Убрали Лужкова, но Москва принципиально не изменилась. По-прежнему ломают памятники архитектуры, везде те же пробки, то же мздоимство, коррупция. Ничего не изменилось — низовое, среднее звено по-прежнему на месте.

Так и с Амировым. Поставили на его место Рабаданова — это ректор ДГУ. Оценки тут разные. Одни его хвалят. Говорят, что Абдулатипов, сам будучи человеком ученым, тоже решил продвигать людей просвещенных, людей из научных кругов.

В то же время есть и другая оценка Рабаданова. Утверждают, что он такой же, как многие ректоры. В Интернете, к примеру, можно встретить информацию о том, что зачет у Рабаданова стоит 15 тыс. рублей. А кто-то, наоборот, говорит: да что вы, кристально чистый человек. То есть оценки тут разнятся.

Многие считают Рабаданова временной фигурой. Говорят, что Абдулатипов поставил его на место Амирова потому, что Рабаданов — тоже даргинец. Такая попытка подсластить пилюлю. Однако многие заметили, что он назначил ему в заместители Шарухана Гаджимурадова.

А кто такой Гаджимурадов? Это человек, которые на первых выборах мэра Махачкалы в 1998 году был главным соперником Амирова. Гаджимурадов совершил крупную ошибку, хотя у него была прекрасная возможность стать мэром. Он опустился до уровня эмоций. Во время предвыборной борьбы начал отпускать колкости в адрес физического состояния Амирова (тот уже был тогда в инвалидной коляске), позволял себе разные нелицеприятные высказывания. Вдобавок позиционировал себя как аварца.

Амиров, напротив, позиционировал себя как интернационалиста. Махачкала ведь — интернациональный город. Конечно, выиграл он с трудом, однако выиграл. Многие, кстати, считают, что это тот редкий в Дагестане случай, когда выборы были более-менее честными, конкурентными и интересными.

Я и сам помню: это действительно были очень интересные выборы — и в плане рекламы, и в плане всего остального. Там действительно присутствовала борьба — страстей, эмоций, программ и так далее. Амиров в отличие от Гаджимурадова обещал законность, справедливость и порядок. Это его лозунг, который до сих пор висит в конце проспекта Петра Первого.

С точки зрения политической рекламы это был весьма сильный ход. 90-е годы, полный бардак. И тут вам предлагают такое, да еще предлагает человек в инвалидном кресле. Это, конечно, сыграло свою роль.

И вот теперь Гаджимурадов — заместитель Рабаданова. Шутят, что наконец-то сбылась его мечта: не мытьем, так катаньем прорвался в администрацию Махачкалы. А другие считают, что место мэра как раз готовится под него, поскольку Гаджимурадов находится в хороших отношениях с Абдулатиповым. А Рабаданов, получается, такая техническая фигура — исполняющий обязанности мэра до сентября.

Жизнь после Амирова, конечно, существует, но это та же самая жизнь: по-прежнему берут взятки, процветает казнокрадство и тому подобные вещи. Ничего не изменилось. Остались проблемы с транспортом, с социальной структурой.

По-прежнему нельзя нормально зарегистрировать собственность. Покупаешь ты, к примеру, землю. Нормальная ситуация какая? Ты покупаешь землю, тебе дают документы, в которых указано, что именно ты — собственник этой земли. Все зарегистрировано в кадастровой службе, в администрации. У тебя есть документы, и ты можешь строить там все что угодно.

Здесь же ты приобретаешь землю, а потом, если ты хочешь что-нибудь там построить, тебе надо получить разрешение на постройку. Необходимо еще одно подтверждение того, что ты имеешь право на эту землю и можешь там строить. Это еще один документ, который тебе дают в администрации за определенную сумму. И это тоже никуда не исчезло.

— У некоторых политологов есть радужная надежда, что назначением Абдулатипова Кремль хочет сказать «нет» феодальной системе. А что вы думаете по поводу факта возвращения Абдулатипова в Дагестан?

Как бы мы ни относились к Путину, это ложится в общую концепцию. Смотрите, он избрался и через год пытается кого-то посадить — уголовные дела завели. В целом даже на федеральном уровне есть определенное очищение.

И Дагестан тут тоже является одним из главных направлений. Во-первых, это самый южный регион России, который граничит с Азербайджаном, с Грузией и так далее. Во-вторых, это такая Россия в миниатюре — многонациональное государство. И ситуация там, естественно, тоже запущена (в том числе в плане терроризма).

А если еще учесть и Олимпиаду, становится понятно, что властям не нужен бурлящий регион. И в этом плане назначение Абдулатипова вполне логично. Это как с Шойгу — а кого еще назначить? Если реально так посмотреть, то и назначить некого. Надо ведь назначать такого, про которого люди скажут: ну наконец-то у нас нормальный человек, за которого не стыдно.

Сам Абдулатипов за эти 20 лет не раз говорил правильные вещи — даже заявлял, что готов вернуться и возглавить республику, но хочет, чтобы это был всенародный выбор. Иными словами, его назначение вполне логично, если исходить из того, что мы видим в целом — посадки, некое наведение порядка, успокоение общества.

Но надо еще посмотреть на дела. Да, Абдулатипов говорит правильные вещи: вы не используете землю, вы воруете деньги, у вас тут мусор, грязь и так далее. Людям нравится такая откровенность. Многие говорят, что приятно послушать такого руководителя.

Кстати говоря, за последние 20 лет Абдулатипов — единственный, кто говорит без бумажки. Для Дагестана это очень важно — своего рода элемент гордости. Далеко не каждый российский политик может так говорить, даже Путин иногда в бумажке что-то смотрит.

Другое дело — его шаги. А они тут же вызвали кучу споров. Вновь стали возвращаться те, о ком люди, казалось бы, уже забыли и думали: ну и слава Богу, что их нет. Хархаров, допустим. Хархаров в свое время возглавлял морской порт в Махачкале. И год назад его чуть ли не с боями выгоняли из этого порта. Его сняли за плохую работу, а он еще Бог знает сколько держал там оборону. И вот теперь этот человек возвращается.

— На эту же должность?

Нет! Он еще круче стал. Он стал вице-премьером. Все намного интереснее. Неудивительно, что подобные назначения людей немножко напрягли. И общество тут же раскололось. Одни говорят: вот, все понятно с Абдулатиповым — такой же, как все. Пришел и тут же своих назначает. Иные говорят: а что вы хотите, других-то нет, вот он и берет тех, с кем дружит, на кого может опереться. Давайте, мол, подождем, пока люди начнут работать.

Вдобавок — он не сдержал обещания. А обещал, что снимет всех и все должности — по крайней мере серьезные — будут заниматься на конкурсной основе. У меня друзья с охотой вернулись бы — кто с Питера, кто с Москвы, кто с Севера, — чтобы поработать на благо родины, даже понимая, что в зарплате они при этом проиграют.

Но воз и ныне там. Пока что дагестанскому обществу так ни разу и не сказали: вот, мы представляем вам человека, которого отобрали на конкурсной основе. Хотя в прямом эфире…А Абдулатипов в этом плане подражает Путину — тоже проводит прямые эфиры с обществом.

И в прямом эфире один из дозвонившихся его спросил: как же так, обещали на конкурсной основе, а тут никакой возможности нет даже пробраться, подать заявление. Тот ответил достаточно туманно. Мол, тут вот мой заместитель, который занимается этими вопросами, — вот пусть он в этом и разберется.

Лично мне кажется, что про конкурсный отбор можно забыть. Если уж ты об этом заявляешь, то вывешиваешь соответствующие критерии: что человек должен знать, уметь, какой у него должен быть возраст, опыт. Наконец, создайте какой-нибудь электронный раздел, куда можно было бы посылать заявки.

Люди жалуются в блогах, что не могут отправить свое резюме, потому что в соответствующем разделе просто нет адреса. У меня есть друг. Так вот он через своих знакомых лично передал Абдулатипову письмо-резюме, где писал: я — русский, и я готов вернуться на родину поработать. Прошло уже несколько месяцев, а человеку даже не ответили.

Самое смешное, что потом этого человека совершенно спокойно взяли в префектуру Москвы. Причем, как он рассказывал, взяли его так, как и положено: конкурс; писали тесты; собеседование. Никаких знакомств. Конкурсный отбор, он ничего не платил. Просто узнал, что есть такая возможность, и пошел устроился.

Смешно получается: отправил письмо с готовностью вернуться на малую родину, а ему не ответили. А в префектуре Москвы ему сказали: почему нет?

Так что деятельность Абдулатипова носит во многом популистский характер. Аресты, снятие с должностей — это хорошо. Но где та же конкурсная основа? Кто приходит взамен?

Я как-то разговорился в Махачкале с пожилым человеком и спросил его: ну как тут жизнь, изменилась? А он говорит: да нет, ничего не изменилось. Ну, убрали Амирова. А среднее-то звено осталось на месте. Мы по-прежнему вынуждены платить взятки и так далее.

Система осталась прежней, никуда не делась. И мы видим нежелание Абдулатипова с этим бороться. Абдулатипов до сих пор не представил плана. Все это больше пожелания, тезисы — замечательные, но все-таки тезисы. Ты говоришь про реиндустриализацию? Хорошо. Но в чем она заключается? Сколько заводов? Какие заводы?

Сельское хозяйство? Хорошо. А что именно ты хочешь предложить? А ведь это уже вопрос образования: какие профессии должны быть, какие оклады. А он просто говорит: что вы не используете эту землю? Надо отдать ее тем, кто будет зарабатывать. Непонятно, чего именно он хочет, — есть только общие пожелания.

— А как тогда быть с отставкой всего правительства, которая произошла совсем недавно?

В этом глава республики поступил весьма логично. Он с самого начала говорил: я не буду всех зачищать. Я вам даю шанс. Я говорю, что вы должны сделать то-то и то-то. А через три месяца представите мне свою работу.

И тут он откровенно заявил: вы не справились со своей работой; вы ничего не сделали; вы даже не прислали мне отчет. Так что отставка правительства в данном случае логична — не справились, и все.

Правда, некоторые называют это политическим ходом. Абдулатипов — он ведь не идет на прямую конфронтацию. Он же не снял Амирова сам, хотя имел такую возможность. Он сделал это руками федерального центра.

Здесь, видимо, то же самое. Он не желал настраивать против себя людей, сразу отправив всех в отставку. Он их оставил и заявил: я всем вам даю шанс. А теперь говорит: видите, вы не справились, так что ничего не поделаешь. То есть подобными маневрами он решает еще и политическую задачу — не наживает себе лишних врагов. И формально теперь никто не может сказать: ты меня снял ни за что. В этом плане Абдулатипов все делает грамотно. Не зря в народе говорят, что он и мудрый и одновременно очень хитрый.

 

Материал подготовили: Роман Попков, Нина Лебедева, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости