На главную

Доллар = 64,15

Евро = 72,06

27 сентября 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

«Третье дело ЮКОСа» будет обставлено как заговор против государства. Что тогда скажет ЕСПЧ?

Роман ПОПКОВ,

обозреватель «Особой буквы»

«Тайный орден Ходорковского» в составе Медведева, Грызлова и всех единороссов

«Третье дело ЮКОСа» благодаря усилиям «альтернативной Администрации президента», расположившейся в Техническом переулке, приобретает кафкианские черты. Что, впрочем, в стране Виктора Данилкнина и Ольги Егоровой не лишает его «судебных перспектив».
«Тайный орден Ходорковского» в составе Медведева, Грызлова и всех единороссов 25 июля 2013
Если правы те, кто говорит о том, что СКР видит преступный умысел сторонников Ходорковского даже не в составлении экспертизы по «второму делу ЮКОСа», а в изменениях уголовного законодательства в плане его либерализации по экономическим статьям, значит, нас всех можно поздравить с разоблачением самого разветвленного антигосударственного заговора с 30-х годов XX века. Единственным «нормальным» сценарием дальнейшего развития ситуации с этим заговором может быть только вызов в Технический переулок президента России в 2008—2012 годах Дмитрия Медведева, прошлого и нынешнего спикеров Госдумы, а также всех депутатов, голосовавших за внесение поправок в УК. Плюс туда же, в Технический переулок, — членов Совета Федерации, «проштамповавших» эти поправки. И все эти государственные мужи должны пойти вместе с Яковлевой, Гефтером, Морщаковой и подельниками как члены тайного общества имени Михаила Ходорковского. «Орден Михаила» — напрашивающийся аршинный заголовок на первой полосе газеты «Известия».

Начнем с новостей из милого эльзасского города Страсбурга, а потом уже перейдем к мрачной Москве.

Европейский суд по правам человека обнародовал решение по итогам рассмотрения жалобы экс-руководителей НК «ЮКОС» Михаила Ходорковского и Платона Лебедева по первому уголовному делу — тому самому, по «уклонению от уплаты налогов», в рамках которого Лебедев и Ходорковский были арестованы в 2003 году и по которому Лебедев и Ходорковский получили свой первый срок.

Страсбург признал нарушение прав Ходорковского и Лебедева в части взыскания с них многомиллиардного «ущерба», признал факты нарушения прав в отношении Платона Лебедева во время его пребывания в СИЗО, а также при этапировании осужденных в отдаленные колонии, что затруднило им общение с родственниками; установил, что на адвокатов Ходорковского оказывали давление, чтобы помешать им подать жалобу в ЕСПЧ.

Но это все в некоторой степени мелочи. Точнее, это те факты, которые ну никак нельзя было не признать в качестве нарушающих права экс-руководителей ЮКОСа, гарантированных Европейской конвенцией о защите прав человека и многими другими правовыми актами.

ЕСПЧ не признал главного: того, что преследование Ходорковского и Лебедева было политически мотивированным. Можно сколько угодно сокрушаться на тему слепоты страсбургской Фемиды или конспирологически усматривать здесь элементы большой геополитической игры (мол, западные элиты не хотят ссориться с Путиным по болезненному для него вопросу и оказывают определенное влияние на решения Евросуда).

Материал по теме: Адвокат Платона Лебедева Владимир Краснов: говорить, что ЕСПЧ совсем не нашел политики в «деле ЮКОСа», неправильно. (ДАЛЕЕ)

Можно даже попытаться «понять и простить» ЕСПЧ, успокоив себя тем, что эта инстанция не исследует фактические обстоятельства вменяемого преступления и не может признавать обоснованность или необоснованность вынесенного приговора, а рассматривает именно соблюдение в ходе следствия и судопроизводства норм, прописанных в Европейской конвенции по правам человека.

Хотя успокоиться тут, конечно, сложно, потому что заявители, говоря о политической мотивированности «дела ЮКОСа», указывали именно на нарушение Конвенции, 18-й статьи Конвенции («Пределы использования ограничений в отношении прав»), в которой говорится, что ограничения, допускаемые в настоящей Конвенции в отношении указанных ею прав и свобод, не должны применяться для иных целей, нежели те, для которых они были предусмотрены.

Впрочем, Страсбург оставил некую двусмысленность: суд «не исключает», что в ходе разбирательства в отношении Ходорковского и Лебедева у некоторых органов или государственных чиновников могли иметься «скрытые мотивы», и предположил следующее:

«Очевидно, что власти пытались уменьшить политическое влияние «олигархов», что бизнес-проекты ЮКОСа противоречили нефтяной политике государства и что государство извлекло основную выгоду из разрушения ЮКОСа».

То есть уверенности в политической подоплеке одного из самых громких судебных процессов в современной России у европейских судей нет, а предположения есть.

Кто-то, возможно, надеется, что, когда придет время рассмотрения в Страсбурге «второго дела ЮКОСа» — помните, про всю украденную у нефтяников нефть — тут уж судьи придут в ужас и поймут, что космическое по масштабам абсурда обвинение было состряпано с одной-единственной целью — не допустить выхода Ходорковского на свободу. Но решения по второму делу можно ждать бог знает сколько.

Зато российская правоохранительная система сама, похоже, делает все, чтобы почтенные судьи Страсбурга, глядя новости по ТВ, все же убедились, какое отношение политика имеет к преследованию Ходорковского.

Когда-то мы в редакции «Особой буквы» невесело шутили, что недалек тот час, когда Следственный комитет без излишнего хитроумия возьмет да и заведет «третье дело» против Ходорковского, уже не камуфлируя его ни налоговыми многомиллиардными цифрами, ни нефтью, ни скучными и нечитаемыми филькиными грамотами. А вот возьмут и скажут: «Ходорковский — враг российского царства, готовил захват власти, запускал в госаппарат жидомасонских агентов, финансировал всякую контру, и да постигнет его суровая кара».

Но русская реальность становится таковой, что черный политический юмор может смело умирать как жанр.

Сперва появилось «дело экспертов» — этого зловещего ордена мудрецов, который состряпал такое заключение по «делу ЮКОСа», чтобы «врагу государства №1» ловчее было выбраться на свободу.

А теперь может оказаться, что дело даже не в экспертизе, стратегические и оперативные планы у Следственного комитета куда масштабнее.

Как сообщает Газета.Ru, в четверг на допрос в СКР была вызвана специалист в области амнистии предпринимателей, председатель движения «Бизнес-солидарность» Яна Яковлева, которая участвовала в парламентском обсуждении смягчения экономического уголовного законодательства. Яковлева в беседе с изданием предположила, что ее вызов не может быть связан конкретно с «делом экспертов», так как она не участвовала в проведении экспертизы по «второму делу ЮКОСа». «Возможно, следствие интересует моя общественная позиция по необходимости совершенствования Уголовного кодекса в области экономических преступлений», — цитирует ее «Газета.Ru».

По словам Яны Яковлевой, «если внимательно проанализировать публикации в СМИ, почитать, что говорили на этот счет представители СК, что рассказывали эксперты о том, какие вопросы им задавали следователи на допросах, то можно предположить, что на самом деле общественная экспертиза «второго дела ЮКОСа» во всей этой истории особого значения не имеет». В первую очередь СКР уделяет внимание либерализации уголовного законодательства, которая началась еще в 2010 году.

К этому можно было бы отнестись лишь как к мрачной теории, но член президентского совета по правам человека Валентин Гефтер, которого также усиленно допрашивали по «делу экспертов», подтвердил той же «Газете.Ru», что его спрашивали, в чьих интересах в России была проведена «модернизация с либеральным уклоном в отношении уголовного законодательства».

«Следователей интересовала связь этой модернизации с экспертным сообществом, в том числе и с советом по правам человека… Логика следствия: либерализация уголовного законодательства поспособствовала ослаблению наказания или уходу от него людей, связанных с «делом «ЮКОСа», — говорит Гефтер.

Еще один фигурант «дела экспертов», бывшая судья Конституционного суда Тамара Морщакова тоже считает, что СКР усматривает преступные действия правозащитников в работе над различными вариантами либерализации экономических статей Уголовного кодекса.

Напомним, что в 2010—2011 годах, как раз во время экспертной проработки и законодательного оформления мер по либерализации уголовного законодательства, президентом России был Дмитрий Медведев. Напомним также, что идея смягчить нормы УК в сфере экономических преступлений широко анонсировалась и поддерживалась этим государственным деятелем. Имеет смысл напомнить и то, что Дмитрий Медведев, нынешний глава правительства, является еще и формальным лидером правящей партии «Единая Россия». И именно «Единая Россия», обладающая уже долгие годы непробиваемым большинством в парламенте, голосовала за либеральные поправки, подсунутые «проплаченной экспертной закулисой».

Если правы те, кто говорит о том, что СКР видит преступный умысел сторонников Ходорковского даже не в составлении экспертизы по «второму делу ЮКОСа», а в изменениях уголовного законодательства, значит, нас всех можно поздравить с разоблачением самого разветвленного антигосударственного заговора с 30-х годов.

Единственным «нормальным» сценарием дальнейшего развития ситуации с этим заговором (слово «нормальным» хочется взять в двойные кавычки) может быть только вызов в Технический переулок президента России в 2008—2012 годах Дмитрия Медведева, прошлого и нынешнего спикеров Госдумы и всех депутатов, голосовавших за внесение поправок в УК. Плюс туда же, в Технический переулок, — членов Совета Федерации, «проштамповавших» эти поправки. И все эти государственные мужи должны пойти вместе с Яковлевой, Гефтером, Морщаковой и подельниками как члены тайного общества имени Михаила Ходорковского. «Орден Михаила» — напрашивающийся аршинный заголовок на первой полосе газеты «Известия».

Есть еще один, менее симпатичный сценарий. Если заговор с целью злонамеренного изменения российского законодательства, организованный сторонниками Михаила Ходорковского, будет публично признан Следственным комитетом, можно отправить экс-президента и действующего премьера, всячески способствовавшего этому злонамеренному изменению, на соответствующую медицинскую экспертизу. А экспертиза сделает вывод в духе конца XVI века: «Царевич был слаб умом, его окружили злые бояре и тайные посланцы англицкого монарха, и все его указы объявляем ничтожными». Но вот депутатов все равно придется записать в «бояр, задумавших недоброе», не признавать же весь депутатский корпус слабоумным.

Как бы то ни было, «третье дело ЮКОСа» благодаря усилиям альтернативной Администрации президента, расположившейся в Техническом переулке, приобретает совсем уж кафкианские черты, что, впрочем, в стране Виктора Данилкнина и Ольги Егоровой вовсе не лишает его «судебных перспектив».

В прошлом мало кому могло прийти в голову, что владельцев нефтяной компании приговорят к громадному сроку за воровство всей нефти, добытой их же компанией. Мало кто верил, что оппозиционному политику могут дать пять лет колонии за стопроцентно вымышленный «состав преступления», а другие оппозиционные политики будут объявлены грузинскими агентами.

За последние годы мы обрели веру в безграничные возможности и безграничный креатив следственных и прочих карающих государственных органов.

Только в Страсбурге вот еще в чем-то сомневаются…

 

Материал подготовили: Роман Попков, Александр Газов

Комментарии
Любомудр Скудоумов
И признать злых бояр — иностранных агентов англицкой королевы — в государевой измене, а наказание им положить в виде лишения живота их через расстреляние сроком в три года условно и обязать не покидать постов своих дабы в поте лица своего оне учинённые злодейства исправили...
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости