На главную

Доллар = 63,39

Евро = 68,24

9 декабря 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Плохой симптом для путинской России: над Владимиром Владимировичем начал иронизировать даже Запад

Аглая БОЛЬШАКОВА,

обозреватель «Особой буквы»

Foreign Policy: если не Путин, то лысый кот

Сила политического режима России — в самом Путине, точнее, в его образе, который годами шлифовали кремлевские пиарщики. Поэтому, когда над «национальным лидером» начинают откровенно смеяться, скрипит вся государственная конструкция.
Foreign Policy: если не Путин, то лысый кот 30 апреля 2013
Роль Путина в выстроенной под него политической системе уникальна. Его работа не столько принятие решений и разработка долговременных стратегий (для этого есть неприметные аппаратные сотрудники), сколько функции третейские и представительские. Он — верховный арбитр для высокопоставленных чиновников, глав госкорпораций и «равноудаленных» олигархов. Он и никто другой обладает решающим словом во всех спорах «хозяйствующих субъектов». Одновременно Владимир Владимирович — олицетворение государства для народа. Можно было бы сказать, что Путин не столько правит, сколько царствует, хотя это не совсем справедливо: его реальные полномочия в пределах российских рубежей ничем не ограничены. Проблема в том, что силу и возможности Владимира Владимировича в последнее время многие ставят под сомнение, а на смену почтительному страху перед суровым реваншистом из КГБ приходит ирония. И то, что Путина не воспринимают всерьез ни в России, ни теперь даже за рубежом, может стать фатальным для системы.

 

В фигуре нашего президента есть что-то от «священного государя» древности, которого считали не просто правителем, а посредником между страной и Небесами, через которого на землю переходит божественная благодать. Конечно, «скептикам-еретикам», нахватавшимся «болотного» просвещения, культ личности Путина представляется забавным анахронизмом, а с точки зрения какого-нибудь условного Дугина нет ничего противоестественного в том, чтобы возносить хвалы «богоравному кагану». Что думает о своем культе сам Владимир Владимирович, нам по понятным причинам неизвестно. Но, судя по тому, с годами его любовь к эффектным жестам не ослабевает, он бронзовеет с удовольствием.

Образ «национального лидера» (этот титул Владимир Путин примерил в середине прошлого десятилетия) с годами менялся. «Продолжатель реформ Ельцина» в 1999–2000 годах; «борец с мировым терроризмом», «усмиритель Чечни» и «укротитель криминала» в ранние нулевые, «лучший друг чеченского народа» и «победитель олигархов», «спасший Родину от разворовывания и развала» — в середине десятилетия; «защитник уникальной евразийской цивилизации, наследницы Византии, от злых козней Запада» — в 2004–2005 годы; «борец против олигархического реванша» и так далее.

Удачно подобранный имидж и искусство говорить то, что от тебя в данный момент ждут, — важные качества для политика. За это ему могут простить даже то, что его слова немножко (или множко) расходятся с делом, а обещанного не дождаться ни через три года, ни позже. Бодрый и в меру агрессивный Владимир Путин выигрывал на контрасте с Борисом Ельциным. Он по крайней мере не лежал месяцами под капельницами, «работая с бумагами» и отдавая управление страной в руки соратников. А его атаки на террористов, олигархов и «проклятый Запад» проливали бальзам на души россиян, стосковавшихся по вождю.

Правда, одни террористы получали пули и двузначные сроки, а другие — золотые звездочки, легальные оружие и привилегии; «строптивых олигархов» сажали или выдавливали из страны, однако послушные, готовые по первому намеку поделиться активами, вознаграждались; долгожданный поход на Запад ограничивался сотрясанием воздуха.

Но, если держать под контролем СМИ и следить за тем, чтобы они правильно расставляли акценты, отдельные недочеты можно оставить без внимания. Например, если долго объяснять людям, что в «лихие 90-е» все мы жили как внутри американского фильма про тюрьму, а вот сейчас на улицах царит мир и благорастворение, то постепенно многие в это поверят.

Даже если сделать скидку на индустриальный масштаб фальсификаций на выборах, если не принимать всерьез толпы проплаченных нашистов, готовых за вознаграждение кричать хоть «Слава Путину», хоть «Long live USA!», хоть «Аллах Акбар», все равно нельзя не признать, что до недавнего времени значительная часть населения поддерживала власть. Пусть даже по принципу «как бы не было хуже». При этом оппозиционные выступления оставались малочисленными и разрозненными.

Забавно, что и на Западе к Путину многие относились и относятся с симпатией, даже когда кремлевские политтехнологи достали из чулана старые сказки про злых западных буржуев с иллюстрациями Кукрыниксов да принялись читать их на ночь российским обывателям. Именно в 2007 году, когда антизападные настроения в российских провластных СМИ достигли пика, журнал Time признал Владимира Путина человеком года. (Ранее этой чести удостоились летчик Чарльз Линдберг, американский президент Франклин Рузвельт, а также Чан Кай-ши, Адольф Гитлер, Иосиф Сталин, Мартин Лютер Кинг, Лех Валенса и другие звезды мировой политики, науки и шоу-бизнеса, а еще планета Земля и персональный компьютер.)

Части цивилизованных людей (которые органически не могут вообразить, как в некоторых странах невиновного человека могут избить в полиции, а потом обвинить в нападении на стражей порядка) нравятся сильные (и даже авторитарные) лидеры. Жесткие и решительные, яркие и колоритные, эти «отцы народов» выигрывают по сравнению с правителями развитых стран — скучными бюрократами в пиджаках, которые периодически попадают то в сексуальные, то в коррупционные скандалы.

Эту любовь к пафосным правителям в мундирах отлично высмеял американский сайт The Onion, который объявил Ким Чен Ына самым сексуальным мужчиной года.

В России ситуация с оценкой Путина начала меняться на рубеже десятилетий. Связано это как с распространением дешевого высокоскоростного Интернета, что открыло свободный доступ к неофициальной информации, так и с появлением слоя людей, которые сделали себя сами и не нуждаются в Вожде, Учителе и Кормильце. У них мессианские претензии Кремля, вкупе с неумеренно мачистской риторикой, вызывали смех.

Эти люди, информационно и экономически независимые от власти, и стали основой «русской зимней весны» — Болотной, Сахарова и других протестных акций.

Впрочем, на Западе тоже понимают цену путинскому рыку и не упускают возможности подколоть пафосного российского лидера. Эксцентричные выходки нашего президента, которые он сам считает демонстрацией силы и бодрости, становятся поводом для насмешек — как, например, исторический полет со стерхами.

Неизвестно, знают ли в журнале Foreign Policy русскую поговорку «Если не Путин, то кот?», но именно ее заставляет вспомнить подборка «14 голых котов».

(Полная подборка фото здесь).

Идея шаржа, честно говоря, не нова. В начале века была очень популярна похожая подборка фото, где Джорджа Буша-младшего сопоставляли с шимпанзе.

(Полная подборка фото здесь)

Эта коллекция повеселила антиглобалистов во всем мире, хотя вряд ли нанесла серьезный имиджевый урон Соединенным Штатам. Совокупная экономическая, военная, информационная и культурная мощь этой страны такова, что американцы могут позволить себе иметь смешного президента, над которым можно и пошутить. Ведь это не священный государь, не вождь поднимающейся с колен страны, а выборный чиновник в государстве, которым — конечно, с рядом оговорок — может управлять даже кухарка или Буш-младший!

Но образ государства российского слишком зависит от образа Владимира Путина: сильного, волевого и всеми обожаемого. Проблема в том, что его силу и возможности в последнее время многие ставят под сомнение, а на смену почтительному страху перед суровым реваншистом из КГБ приходит ирония. И то, что Путина не воспринимают всерьез ни в России, ни за рубежом, может стать фатальным для системы.

 

Материал подготовили: Аглая Большакова, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости