На главную

Доллар = 63,39

Евро = 68,24

9 декабря 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

«Левый фронт» — явление более сложное, чем о нем принято думать

Виталий КОРЖ,

обозреватель «Особой буквы»

Ученые мужи-фронтовики

«Левый фронт» Удальцова» — это фраза произносится прессой на одном дыхании. Организация предстает в глазах многих кучкой молодняка, фанатами харизматичного уличного заводилы. Между тем «ЛФ» объединяет многих ярких левых интеллектуалов России.
Ученые мужи-фронтовики 29 апреля 2013
Государство решило вплотную заняться «Левым фронтом» — одним из крупнейших оппозиционных движений России и крупнейшей левой организацией. Если, конечно, не считать оппозиционной и левой организацией Компартию во главе с Геннадием Зюгановым. Образ «ЛФ» как молодежной маргинальной структуры создается искусственно. Прокремлевским СМИ по понятным причинам выгодно представлять ее ватагой радикалов. Но и оппозиционные либеральные СМИ подчас неосознанно, но тоже работают в схожем ключе, так как в их понимании человек левых взглядов по определению — неинтеллектуальный социальный аутсайдер. Вместе с тем «Левый фронт» и по форме, и по содержанию совсем иной.

Координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов продолжает находиться под домашним арестом, а деятельность организации приостановлена прокуратурой. Самим левофронтовцам их структура казалась малоуязвимой для таких запретительных шагов: «ЛФ» не зарегистрирован Минюстом, а следовательно, избавлен от необходимости постоянно отчитываться о расходовании своих средств и соответствии фактической деятельности уставным целям.

Теоретически «Левый фронт» могли попытаться запретить через суд, но тогда организацию, опять же через суд, нужно было признать «экстремистской». А для этого, в свою очередь, необходим ряд оснований, в том числе установленный в судебном порядке факт совершения членами организации уголовных преступлений из экстремистских побуждений, — именно так была запрещена в 2007 году Национал-большевистская партия.

Никаких, даже притянутых за уши поводов запрещать «Левый фронт» за экстремизм не было. Но выход быстро нашли: организация, не зарегистрированная в Минюсте, не может вести никакую финансовую деятельность. Прокурорские чиновники сочли сборы добровольных пожертвований на политзэков как раз такой финансовой деятельностью и приостановили работу «ЛФ».

Активисты, впрочем, уже объявили, что будут называться «Новым левым фронтом», и самая большая потеря для них в связи с прокурорским решением — это необходимость делать новые флаги к первомайской демонстрации, так как на старых флагах написано: «Левый фронт».

Власти, впрочем, и сами вряд ли рассматривают данное решение как серьезный шаг, способный парализовать работу самого решительного и массового левого движения страны. Но начинать же с чего-то нужно. Арест Удальцова — это все же акция, направленная на подавление оппозиции в общенациональном масштабе, хотя и по «Левому фронту» бьет тоже сильно. А вот сейчас пытаются подобраться к его организации. Наверняка будут и новые, еще более эффективные шаги.

Между тем, когда мы говорим «к его организации», имея в виду Удальцова и «Левый фронт», то сильно упрощаем ситуацию.

«Левый фронт» Сергея Удальцова» — это фраза-штамп, произносящаяся на одном дыхании как государственными телеканалами, так и оппозиционными СМИ. Одним выгодно, а другим привычно представлять себе движение просто кучкой молодняка, фанатами харизматичного уличного заводилы.

Между тем «Левый фронт» — явление более сложное, чем о нем принято думать. Роль Сергея Удальцова в создании этой организации огромна. Именно рожденный Удальцовым еще в конце 90-х «Авангард красной молодежи» послужил костяком для «Левого фронта», дал «Левому фронту» десятки уличных активистов. Но помимо Удальцова инициаторами создания «ЛФ» как структуры, объединяющей сторонников социалистического выбора, были известнейшие в левой среде публицисты Илья Будрайтскис и Карин Клеман, ученый-социолог Борис Кагарлицкий, философ Гейдар Джемаль.

В последующие годы «Левый фронт» стал не просто одним из самых массовых и эффективных оппозиционных движений (наряду с либеральной «Солидарностью»), но и серьезным интеллектуальным центром левого движения. Впечатляет список членов Совета «Левого фронта», в котором числятся Андрей Демидов, сопредседатель профсоюза «Учитель», по данным ВЦИОМ, входящий в десятку самых авторитетных учителей России; вышеупомянутая француженка Карин Клеман, директор института «Коллективное действие», научный сотрудник Института социологии РАН; известный публицист, экс-депутат Госдумы, бывший председатель Совета студентов России Дарья Митина; ученый-историк, руководитель Центра истории России, Украины и Белоруссии Института всеобщей истории РАН Александр Шубин; один из крупных функционеров КПСС, возглавлявший Центр политического анализа и прогнозирования при ЦК КП РСФСР Алексей Пригарин.

Парадоксально, но факт: Сергей Удальцов, осуществлявший уличное, оперативное управление активом «Левого фронта», не стремился сделать организацию авторитарной, вождистской, решения в «Левом фронте» принимались коллегиально. Этим, кстати, Удальцов выгодно отличался от своего извечного конкурента Эдуарда Лимонова, который, напротив, всегда стремился либо отодвинуть на второй план, либо вовсе выдавить из своей партии людей «крупного калибра», интеллектуально независящих от него. Это началось с выживания из партии Александра Дугина еще в 90-е годы, продолжалось в последующем и привело в итоге к вымыванию из лимоновских структур всех сколь либо весомых и самостоятельных кадров.

Логика подлинного партстроительства: следует стремиться к тому, чтобы в партии (движении) были и кшатрии (воины, политические солдаты, то есть активисты), и брахманы (интеллектуальная элита, генерирующая смыслы). Подчеркнем, именно подлинного, так как ни КПРФ, ни ЛДПР, ни тем более «Единая» и «Справедливая» России партиями в подлинном, историческом смысле слова не являются, но являются их имитациями.

Брахманы воодушевляют и привлекают сочувствующих золотом своих доктрин, текстами, смыслами. Кшатрии воодушевляют делом, подвигом.

Партия (это слово здесь условно, мы применяем его для краткости) может состоять из одних лишь кшатриев, активистов, с одним лишь брахманом во главе (НБП и Лимонов) или вовсе без такового («Авангард красной молодежи» Удальцова десятилетней давности). Это не очень хорошо, это некоторый перекос. Но партия все же может жить и развиваться в таком виде, толкаемая вперед энергией своих бойцов, их подвижничеством.

Партия точно не может существовать без кшатриев, с одними лишь высоколобыми и говорливыми брахманами в президиуме. Брахманы, мыслители без кшатриев — это клуб пикейных жилетов, более или менее остроумный. В этом смысле все же воодушевление подвигом куда важнее, чем воодушевление книгой. Че Гевара сделал куда больше, для того чтобы левая идея до сих пор не загнулась, а имела многочисленных сторонников, чем Маркс, Энгельс и Ленин, вместе взятые.

Но лучше, когда в партии имеется некое равновесие. Нужна, перефразируя Юкио Мисиму, гармония книги и меча. В этом смысле «Левый фронт» — гармоничнее многих других организаций современной России.

Да, как и многие другие политические структуры, он не избавлен от подковерной междоусобной борьбы, от интриг. Да, сейчас он сильно ослаблен отсутствием Удальцова — все же равного по организаторским талантам лидера у левофронтовцев нет.

Но у «Левого фронта» по-прежнему есть костяк уличных активистов и ученые в руководящих органах, есть нужные кшатрийские и брахманские компоненты. Есть и уличная, и интеллектуальная мощь. Есть перспективы дальнейшего развития.

Поэтому «Левый фронт» сочтен опасным. Мы скоро наверняка услышим о новых попытках разгромить эту организацию.

 

Материал подготовили: Виталий Корж, Александр Газов

Комментарии
Теофраст фон Гугингейм
«Левый фронт» не более чем «партия-спойлер» созданная с единственной целью размытия поддерживающего коммунистов электората по образцу «Родины» Рогозина. Только «Родина» оттягивала поддержку у КПРФ под национал-патриотическими лозунгами, а «Левый фронт» под собственно левыми.

И как Рогозин, имея возможность стать самостоятельным оппозиционным политиком федерального уровня «слил» голоса поверивших ему людей сдав «Родину» в состав монстра Миронова, так и Удальцов во главе своей политической силы подрядился таскать каштаны их огня для либеральной верхушки белоленточного хомячья и его западных хозяев. И слив последними возомнившего о себе левака был вполне предсказуем.
крепостной Вадим, сельцо
Владимир Владимирович Путин борецццца за свою жизнь и жизнь близких ему людей. Что похвально, т.с. врагу не сдаеццца красавец
м у в а р я г.
Понимаете какое дело,
никто не хочет умирать, пообщайтесь со стариками, уже слепой, кривой, алцгеймерный,
а жить хочет. Ну хоть денЁчек, хоть месячишко!
А ботексный был на вершине его полоумного мира в 2007 году, а имею ввиду сьезд победителей, и ........Поскольку он клинический идиот, то он верит и надеецццца пережить, пересидеть, переждать и топит страну в полное ....
Дилемма.
А русские федерасты с ним, одобряют и ждут подачек. Тупняк не может ничего создать, токмо попрошайничать. Вот и коммунисты тож самое, хоть бы умное что-нибудь придумали. НЕЕЕЕЕЕЕТ.
Ленин тухлятинкой своей зовет, Сталин отмороженный на всю башку. Вы должны бороться за справедливость, равенство и счастье для Родины.
А Вы чем занимаетесь???
Пережевываете чужие идейки?
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости