На главную

Доллар = 63,86

Евро = 71,58

27 сентября 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

10 лет со дня начала войны в Ираке: НАТО заявляет о готовности к силовой операции в Сирии

Роман ПОПКОВ,

обозреватель «Особой буквы»

Бури в пустынях

В десятую годовщину начала иракской войны натовские военные говорят, что готовы начать еще одну войну — в Сирии. Как и в случае с Ираком, эта война ударит и по США, и по всему западному миру, и по России как части западного мира.
Бури в пустынях 20 марта 2013
Для самих же США, являющихся авангардом западной цивилизации, лучше было бы оставить в покое Башара Асада и других, теперь уже немногочисленных светских арабских правителей, чтобы уберечь Запад от разрастания глобального исламистского наступления.

Командующий войсками НАТО в Европе адмирал Джеймс Ставридис заявил, что военная машина Североатлантического альянса готова провести операцию в Сирии по ливийскому сценарию, чтобы прекратить «варварскую войну, которой не видно конца». «Моя личная точка зрения такова: вмешательство было бы полезным для преодоления нынешнего тупика и свержения [сирийского] режима», — цитирует Лента.Ru слова адмирала, произнесенные во время выступления в американском конгрессе. «Альянс в принципе готов повторить ту же последовательность действий, что ранее была реализована в Ливии», — говорит Ставридис.

Что такое «последовательность действий», реализованная в Ливии? Когда в феврале 2011 года в ливийском городе Бенгази вспыхнуло вооруженное восстание против правления Муаммара Каддафи, поначалу казалось, что Джамахирия, повинуясь неумолимому эффекту домино «арабской весны», падет вслед за правительствами Туниса и Египта. Но старый пустынный лис Каддафи оказался не так прост. Стряхнув пыль десятилетий со своих революционных книг, он сумел поднять в лояльной ему Западной Ливии встречную волну фанатизма, и революция Каддафи пошла войной на революцию «арабской весны». Армия каддафистов в считаные недели отвоевала у повстанцев большую часть занятых ими территорий и уже готовилась к штурму революционной колыбели — Бенгази, после взятия которой мятеж был бы утоплен в крови. И тут НАТО начал ту самую «последовательность действий».

Натовская (в первую очередь французская) авиация обрушила бомбовые удары на танковые войска каддафистов, а также закрыла небо Ливии от ВВС, лояльных Каддафи. В условиях постоянных бомбежек танковых и моторизованных частей, без поддержки с воздуха армия Джамахирии вынуждена была пересесть с бронетехники на джипы, разбиться на мобильные группы и в результате оказалась в равных с повстанцами условиях, чего и добивался НАТО. Война приняла затяжную форму и закончилась победой повстанцев — при прочих равных с каддафистами условиях к повстанцам постоянно поступали оружие и боеприпасы от нефтяных аравийских шейхов, в то время как Джамахирия оказалась в международной блокаде.

Вот о таком же сценарии задумались западные военные применительно к Сирии: избегая наземного вторжения с неизбежными потерями, бомбовыми ударами с воздуха уничтожить основные бронетанковые силы Дамаска, зачистить сирийское небо от сирийских же ВВС, уровнять военные потенциалы правительства и оппозиции, а затем поставками оружия эту оппозицию усилить, подтолкнуть ее к решающему сражению.

Самое очевидное, в чем можно упрекнуть НАТО, — это в том, что, разбомбив армию Башара Асада, Североатлантический альянс поспособствует укреплению радикальных исламистов в этой стране. Но на этот упрек у натовского генералитета готов ответ: «Мы должны ускорить падение Асада именно для того, чтобы не произошло усиления исламистов».

Действительно, исламисты и так получают помощь от аравийских монархий и салафитского интернационала — деньгами, оружием, добровольцами. Длящаяся война и так усиливает религиозных радикалов, и, чем дольше она будет продолжаться, тем, по мнению Запада, сильнее будут радикалы. А светская, либеральная фракция сирийской оппозиции, напротив, не получая необходимой поддержки, слабеет с каждым месяцем, и время работает против нее.

Некая логика в этих соображениях есть, но она очень сильно хромает. Дело в том, что, даже если в результате воздушной операции НАТО военный потенциал Башара Асада будет подорван и его режим падет, все равно Сирия обречена на исламистов как серьезную военно-политическую силу. Воцарение либерального правительства в Дамаске вовсе не исключает ваххабитских эмиратов в Хомсе, Алеппо и где угодно на сирийской территории. Ровно так обстоят дела в Ливии, на опыт которой ссылается адмирал Ставридис: в Триполи сидит кучка либеральных бюрократов, а по всей остальной стране вольготно разгуливают исламистские группировки. Именно к такому положению дел привела «последовательность действий» НАТО в 2011 году.

Символично, что натовцы рассуждают о военной операции в Сирии, не только ссылаясь на более чем спорный ливийский опыт, но и в десятилетнюю годовщину вторжения в Ирак.

Напомним, 20 марта 2003 года войска США и их союзников вторглись на иракскую территорию и за 20 дней боев сломили сопротивление армии Саддама Хусейна. Через несколько месяцев свергнутый иракский диктатор был арестован, а в 2006 году отправился на эшафот. Но еще долгие годы американские солдаты воевали то с ушедшими в подполье сторонниками Саддама, то с суннитами-фундаменталистами, поддерживаемыми «Аль-Каидой», то с шиитами, поддерживаемыми Ираном, а то и со всеми тремя группами иракского сопротивления одновременно.

В итоге западники оставили дезинтегрированную страну с шиитским правительством в Багдаде и не подчиняющимися этому правительству арабами-суннитами и курдами. Понятно, что президент Джордж Буш-младший, вторгаясь в Ирак, «мстил за папу» — тогдашний хозяин Белого дома всерьез верил, что Саддам Хусейн планировал когда-то убийство Джорджа Буша-старшего, американского президента в 1989—1993 годах. А иракское оружие массового поражения было лишь предлогом для начала военного вторжения.

Администрация президента-демократа Барака Обамы отличается от неразумно-крестоносной администрации республиканца Буша-младшего куда большим прагматизмом и сдержанностью. Однако ливийский опыт показал, что американцы в ущерб собственным национальным интересам все еще идут путем доигрывания ненужных, позавчерашних боев холодной войны — свергают светских, лево-националистических правителей арабского мира. Если уж США остались последней империей Запада, они должны стать по-имперски мудрыми, просчитывать последствия своих действий на годы вперед и не способствовать возвышению агрессивного салафитского исламизма — самой страшной со времен Османской империи угрозы западному миру.

Но по итогам войны в Багдаде установился куда менее удобный для США, дружественный Ирану режим. Именно при пособничестве иракского премьера Нури аль-Малики Иран отправляет через иракскую территорию военную помощь сирийскому правительству, что при Саддаме, враждебном и Сирии, и Ирану, было бы абсолютно немыслимо. Получается, что несколько тысяч американских солдат отдали в Ираке свои жизни за то, чтобы в этой стране правили друзья иранских мулл, помогающие Башару Асаду, с которым, возможно, тоже скоро придется воевать.

Безусловно, любая страна, в том числе и США, вправе отстаивать свои национальные и геополитические интересы. Понятно, чем американцы руководствовались во время корейской войны 1950—1953 годов: нужно было остановить наступление коммунизма на Корейском полуострове и на Дальнем Востоке в целом, спасти своего верного союзника — Южную Корею. С этой задачей справились.

Понятно, чем американцы руководствовались, ввязываясь во вьетнамскую войну: нужно было остановить коммунизм уже в Юго-Восточной Азии, спасти другого своего верного союзника — Южный Вьетнам. С этой задачей не справились.

Понятно, что толкало США на первую войну в Персидском заливе, в 1991 году: требовалось поставить на место зарвавшегося Саддама, дестабилизирующего стратегически важный для Вашингтона нефтеносный регион, вернуть независимость лояльному Штатам Кувейту.

И со вторжением в Панаму в 1989 году было более-менее понятно, и с кампанией в Сомали в 1992-м, и с кампанией в Гаити в 1994-м. В Панаме и на Гаити получилось, в Сомали — нет. Но это все нормальная геополитика, игра на той самой «большой шахматной доске». Мы, русские, делали ровно то же самое и в Венгрии, и в Чехословакии, и в Афганистане.

Однако вот иракская кампания 2003 года — за рамками «большой шахматной доски», вне геополитических теорий, вне дискурса национальных интересов, вне здравого смысла. Иррациональная война с фальсифицированными причинами и неосознаваемыми результатами.

Казалось бы, очевидно, что Саддам в Ираке, удерживая у власти в стране суннитское религиозное меньшинство и поддерживая светские устои, противостоял одновременно и шиитскому Ирану, и «Аль-Каиде». Это уже не тот высокомерный Саддам 1991 года, оккупант Кувейта. Он уже прочувствовал на своей шкуре американскую военную мощь, он уже трусит ввязываться в какие-либо авантюры, его режим придушен блокадой, безопасен для США и их друзей. Но нет, нужно было, руководствуясь безумными мотивами личной мести, придумав байку про «оружие массового поражения», сковырнуть этот стерильный режим и отдать важнейшую страну во власть недружелюбных Западу фанатиков.

То же самое и в Ливии, с поддержкой Штатами французской авантюры по свержению экстравагантного, но безопасного, более того, нужного Западу полковника Каддафи — душителя исламизма, левого, светского политика. Где логика? Где геополитика? Где национальные интересы? Разгромили неопасную страну, привели туда террористические банды, сделали ее нестабильной и опасной. Вот в Сирии, судя по словам адмирала Ставридиса, готовы сделать то же самое.

Я уважаю США, признаю за ними право на борьбу за статус сверхдержавы и авангарда западной цивилизации. Но хочется, чтобы это была именно борьба за статус и за интересы Запада, а не цепочка безумных действий, вредящих и самим США, и Западу в целом, и России как части западного мира.

Не лезьте к Башару Асаду, пусть воюет с исламистами — «варварская война» лучше, чем варварский мир, неизбежно ведущий к десятку новых варварских войн.

 

Материал подготовили: Роман Попков, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости