На главную

Доллар = 63,86

Евро = 71,58

25 сентября 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Книга «Путину — бой!» позволяет составить представление об идейном багаже Удальцова

Владислав ПОЛЯНСКИЙ,

«Особая буква»

Пролистывая Удальцова

Сергей Удальцов написал книгу, в которой рассказывает, «как он дошел до жизни такой», и рассуждает о перспективах оппозиции. Лидер «Левого фронта» не каждый день проявляет себя как публицист, поэтому мы не могли обойти стороной это творение.
Пролистывая Удальцова 9 марта 2013
Сергей Удальцов — один из самых популярных левых политиков и, бесспорно, самый яркий. Политологи все чаще сравнивают его с Геннадием Зюгановым: это пусть не равновеликие, но сопоставимые политические деятели. И если в «России телевизора» Удальцов пока еще уступает Зюганову по уровню известности, узнаваемости и общественного интереса, то в «России Интернета» он вырвался далеко вперед. В этом легко убедиться, введя имя и фамилию политика в строку поиска. На запрос «Сергей Удальцов» «Яндекс» выдает 613 тысяч ответов, тогда как на запрос «Геннадий Зюганов» — 576 тысяч. Еще больше различаются показатели в Google: более трех миллионов результатов для лидера «Левого фронта» и менее полутора миллионов — для главы КПРФ. В состязании левых лидеров Удальцов давно обставил и политических пенсионеров Анпилова с Лимоновым, и несуразных «новых левых».

Издательство «Алгоритм» выпустило книгу Сергея Удальцова «Путину — бой!». Лидер «Левого фронта» делится с читателями своими идейными воззрениями, рассказывает, «как он дошел до жизни такой», и рассуждает о перспективах несистемной оппозиции в России…

Секрет популярности Сергея Удальцова, в общем-то, прост. Он и его соратники посетили едва ли не все протестные мероприятия, которые происходили последние пять-шесть лет в столице. Казалось, не было уличной акции, где не появлялись бы молодые люди из «Левого фронта» (ранее — «Авангарда красной молодежи») со своим брутальным лидером. По ходу пьесы удальцовская команда, как правило, пыталась прорваться куда-то, куда не пускали, или остаться там, где оставаться почему-то не следовало. В итоге у милиции-полиции выработался условный рефлекс на Сергея Удальцова: его хватали, даже если он не совершил ничего противозаконного. А у журналистов тоже выработался условный рефлекс: если пришел Удальцов — значит, будет «винтилово» и гарантирован скандальный репортаж.

Всякий крупный — или считающий себя таковым — общественный деятель должен иметь в активе книгу. А по возможности и не одну. Капитальный труд, где он излагает своим настоящим и будущим последователям картину идеального мира, повествует о своей жизни и громит оппонентов. Исторических примеров можно привести бесчисленное множество. «Записки о Галльской войне» Юлия Цезаря и «Очерки русской смуты» Антона Деникина. «Зеленая книга» Муаммара Каддафи и «Сопри эту книгу!» Эбби Хоффмана. Коммунисты и национал-социалисты знают о существовании великих книг, соответственно, «Капитал» и «Моя борьба», хотя немногие из них изучили эти труды. Солидное книжное наследие оставили отцы-основатели российских большевиков. Политические деятели современной России, как правило, имеют за плечами не один солидный том. Удальцов, наверное, единственный из крупных российских политиков, который долгое время не мог похвастаться книжными публикациями. Впрочем, крупным политиком он стал относительно недавно. «Путину — бой!» — уже второй печатный труд Удальцова. В 2012 году в издательстве «Эксмо» вышла его книга «Путин. Взгляд с Болотной площади». 

Таков рецепт успеха Сергея Удальцова, таковы его стратегия и тактика. Кто-то восхищается его «всемирной отзывчивостью», а также его страстотерпством: бывали периоды, когда Удальцов месяцами — с короткими перерывами — сидел за решеткой. Выйдя после очередного ареста на очередную акцию, он снова попадал на «сутки», объявлял голодовку, его везли в больницу, из больницы он через несколько дней уезжал домой, где снова был арестован… Скептики же считают Удальцова человеком недалеким, который пытается быть в каждой бочке затычкой и нарывается на арест, чтобы привлечь к себе внимание. Потому как привлечь народ оригинальными идеями он якобы не способен по причине отсутствия этих самых идей.

Книга «Путину — бой!», поступившая в продажу в начале 2013 года, позволяет составить представление об идейном багаже лидера «Левого фронта».

Произведение состоит из трех частей. В первой — статьи самого лидера «Левого фронта», опубликованные на сайте организации. Во второй — его интервью, сделанные в режиме «один на один», а в третьей — записи бесед, ток-шоу и дебатов, в которых приняли участие Удальцов и другие политики.

Стиль, в котором творит товарищ Удальцов, утонченного эстета не впечатлит. Вот, например, фрагмент статьи «Взять быка за рога»:

«Заняли лидерские позиции в региональном протестном движении наши товарищи-левофронтовцы на Алтае, в Ижевске, Тюмени, Иваново, Калининграде, Оренбурге. Не спят Москва и Питер, подтягиваются сибиряки и волжане. Нашлось достойное место в этой команде и для Авангарда Красной Молодежи (АКМ)».

Без обид, но отдает советской казенщиной. Лидеру молодых левых в XXI веке следовало бы иметь более живое перо. Впрочем, как гласит один из постулатов немецкой философии, каждому — свое. Многие пираньи пера в живом разговоре теряются. Напротив, Удальцов — в первую очередь трибун, оратор, спорщик, а не публицист.

Вождь левых радикалов происходит из «родовитой» по советским меркам семьи. В честь его прадеда, старого большевика, ректора МГУ Ивана Удальцова, названа улица на юго-западе Москвы. Отец, Станислав Тютюкин (Сергей Удальцов носит фамилию матери) — доктор исторических наук и профессор. Среди старших родственников лидера «Левого фронта» — известные в академических кругах ученые, дядя и двоюродный дед — дипломаты. С такой родословной можно было бы делать комфортную карьеру, не вступая в конфронтацию с властями. Однако Сергей еще в 90-е избрал для себя левую сторону. Как он рассказывает в интервью журналу «Огонек» («Мы должны бороться вместе»), тому способствовали и «социальный обвал», и политические взгляды родителей. Но не только это.

«В детстве я любил научную фантастику, — признается он корреспонденту «Литературной России» Д. Черному. — Ефремов, Казанцев, Стругацкие, Брэдбери создавали очертания будущего. Впечатляли картины человечества, освобожденного от эксплуатации себе подобными: уход от рутинного труда, его роботизация, высвобождение времени для саморазвития, гармония с природой, освоение космоса, заселение других планет, продление жизни человека за пределы 100 лет. Вне вульгарной конкуренции, вне борьбы за выживание, навязанной капитализмом, с совершенно иным отношением, бережным, прежде всего человека к человеку — это не такая уж и фантастика… Все это казалось недалеким будущим, но жестокая реальность 90-х отбросила не только нашу родину, а вместе с нами и все человечество далеко назад. Прогресс свелся к потребительству, из него ушло творческое, альтруистическое начало, оно вытеснено корыстью, прибылью, суетой».

«Наша цель — не короткая буржуазная оттепель, а бесконечное коммунистическое лето!» — формулирует свой идеал Удальцов на сайте «Левого фронта».

В беседе с корреспондентом «Новой газеты» Алексеем Политковским он представляет более развернутый вариант своей идеологии:

«Есть три базовых принципа; если человек их разделяет, то он левый. Во-первых, гуманизм. У нас, к сожалению, и среди левых тоже распространены такие маргинальные взгляды — сейчас мы до власти дорвемся и перевешаем всех врагов народа… Гуманизм — не значит беззащитность или безволие… но самоцелью делать насилие нельзя. Кто с этим не согласен, тот не левый.

Второй момент — признание основополагающей ценности принципов самоуправления и народовластия. То есть уход от государственного патернализма и опора на низовую активность. Не отрицая государства, конечно, но понимая, что в перспективе государство должно слабеть, а низовые сети — как угодно их назовите, коммуны, кибуцы, общины — должны укрепляться. Те, кто это отрицает, кто опять хочет навязать нам монополию одной партии, президента или монарха — а среди левых есть и такие, кто за монархию, чего только не бывает! — для меня эти люди не левые.

В сфере экономики нужны общественные формы хозяйствования. У нас постоянно перегибы. Если в советское время был перегиб с подавлением частной инициативы, сейчас, наоборот, перекос в другую сторону — концентрация на прибыли и обогащении. Но чтобы кто-то получал чрезмерную прибыль, кто-то должен на него чрезмерно работать. Должна быть разумная конкуренция: государственные предприятия, кооперативы, народные предприятия, частные хозяйства. Тот, кто за полную госмонополию или за полную свободу рынка, — я сомневаюсь, что этот человек левых взглядов.

И последний очень важный принцип — это интернационализм. Дружба разных народов, отсутствие ксенофобии, шовинизма, национализма — это признак того, что человек левых взглядов. Сейчас есть попытки гибридов, но так можно и до национал-социализма докатиться».

Позже, опять-таки в беседе с корреспондентами «Новой газеты», Удальцов заявляет, что «тоталитарный мобилизационный режим — не наш идеал». Наилучшим вариантом он считает приход к власти социал-демократов:

«Социал-демократические силы находятся у власти во многих странах. Если в России к власти придут такие силы — я бы этого хотел, — надо будет так же открыто поддерживать эти течения левой направленности. Не как это было в советское время, когда поставляли оружие. В отношениях с дальним зарубежьем все должно быть адекватно и спокойно, никому ядерными ракетами грозить не будем. На постсоветском пространстве, я глубоко убежден, нужна новая, ненасильственная интеграция. Даже действующая власть неизбежно к этому приходит, даже рассуждая с точки зрения наживы — это экономически выгодно. Надо создавать в соседних странах рабочие места, инвестировать в создание производства, убеждать и вести дипломатическую работу по новой интеграции».

Но, как всем хорошо известно, нынешние «хозяева России» не намерены пропускать к власти кого попало — разве что на роль условной оппозиции в Думу. Удальцов понимает это и рассчитывает сдвинуть систему с помощью своего рода мягкого двоевластия.

На рубеже десятилетий он стремится во что бы то ни стало раскачать «низовую активность» граждан. В кризисном 2008-м он предлагает «создавать комитеты спасения», которые должны взять на себя функции «народного Минфина и народной Счетной палаты», установить контакт с милицией и воинскими частями. Не исключено, что в рамках нынешнего уголовного дела ему припомнят эти призывы и даже найдут грузинский след… В 2009—2010-м сводит разнообразные протестные группы в «Моссовет». Левофронтовцы кидались то на уплотнительные застройки, то в Химкинский лес, то в поселок «Речник».

«Мы видим свою задачу в том, чтобы помогать людям развивать низовую горизонтальную сеть», — говорил Удальцов. На этом поприще они столкнулись с той же проблемой, что и вожди средневековых бунтов, когда крестьяне, повесив барина и поделив землицу, отказывались идти воевать за пределами своей волости. Так и в наши дни: те, кто протестовал в своем районе, с благодарностью принимали помощь «радикалов», но присоединяться к ним не спешили, да и по большей части не торопились создавать общественные комитеты. Это дало повод Удальцову с некоторой обидой заявить: «Мы не бесплатный тимуровский отряд, который помогает и уезжает».

Осенью 2011 года Удальцов призывал бойкотировать парламентские выборы, называя голосование «тяжким уголовным преступлением».

«Не верьте все этим зюгановым — мироновым — жириновским — явлинским, которые упражняются в красноречии, заманивая вас на выборы, — убеждал он. — Они — соучастники преступления, жертвой которого в очередной раз должен стать наш народ. Они получат свою долю, а вот простые граждане, которые поведутся на их ядовитые речи, как всегда, останутся в дураках».

Однако, как мы помним, идея бойкота выборов популярности не получила. И Удальцову вместе с «Левым фронтом» пришлось вступить в широкую оппозиционную коалицию. Куда вошли и идеологи кампании «нах-нах», и Навальный с его призывом «голосовать за любую партию, кроме партии жуликов и воров», и радикальное крыло «Справедливой России», и даже националисты, которых товарищ Удальцов не любит, кажется, еще больше, чем Кремль. Выступая на телеканале «Дождь» в ноябре 2011 года, он доказывал, что власть «заигрывает» с националистами:

«Им нужен некий фон, некая страшилка, на фоне которой они… будут выглядеть чуть ли не респектабельными господами. Они вскармливают «Русский марш» отчасти, вскармливают эти ужасные лозунги, которые направлены на разрыв России, на ее развал, на распад».

«Хотя с теми же националистами у нас сейчас довольно тесные контакты, — говорил он год спустя. — Мы понимаем, что единомышленники из них никогда не получатся. Все наши тактические альянсы кратковременны».

Рассуждая о тактических альянсах и союзах, а особенно — о каналах получения денежных средств, Удальцов допускает возможность «брать деньги хоть у черта, если ты уверен, что сможешь черта перехитрить и использовать деньги на благое дело».

«Но я с чертями не вожусь, — добавляет он, — и с западными спецслужбами тоже».

Эта фраза относится к новой политической реальности, начавшейся после 6 мая 2012 года. И если раньше обвинения в сотрудничестве с империалистическими разведками вызывали смех, то в эпоху новой реакции фантазии кремлевских пропагандистов становятся материалами самых настоящих уголовных дел. Удальцов, которого обвиняют в подготовке массовых беспорядков на грузинские деньги, это хорошо знает. Вскоре после выхода этой книги ее автор, ранее находившийся на подписке о невыезде, был заключен под домашний арест.

Книга Удальцова вышла скромным тиражом в три тысячи экземпляров. До широких народных масс она, скорее всего, не дойдет. Большинство купивших ее будут либо политические активисты, либо политические журналисты. Между тем Сергею Удальцову, вырванному из уличной борьбы, запертому дома на неопределенный период, необходимо осваивать ремесло публициста. Парню с мегафоном надо становиться мыслителем и идеологом. Иначе он рискует растерять политический капитал, заработанный сотнями бесшабашных уличных акций, арестов и голодовок.

 

Материал подготовили: Владислав Полянский, Владимир Титов, Александр Газов

Комментарии
крепостной Вадим, сельцо
Книга Удальцова вышла скромным тиражом в три тысячи экземпляров. Потому что нет широких народных масс которым необходимы перемены.
Все хорошо в рашке. Корыто полнехонько, ну то которое не надо раскачивать. Посмотрите сколько человек подписалось «Путин должен уйти», там нет 150000 даже.
РФ это пьяный в воде, он не спасаеццца , он тонет.
Lattiha
Беда с Удальцовым на самом деле. И не в том беда, что невостребован он массами, что ни в том месте и ни в то время. Казалось бы, вот он — лидер. Харизматичный, самоотверженный, активный. Народу рядом с ним стояло много. Где-то он растерял его. А другого своего народа так и не нажил. Сам встраивался в чужие течения, а своё размыл. Никто его не смог отвести и оберечь от неразборчивых метаний. И не потому что рядом не было людей, которые не хотели ему помочь. Коллективизм, говорите. Меркантильные интересы ближнего окружения, к которому он готов был прислушаться и святая вера в свою миссию привели туда, где не осталось почти никого. Абсолютное большинство тех, кто шёл с ним, не захотели шарахаться с ним из лагеря в лагерь. «Недолговечные временные союзы» вымыли из под него ту базу, с которой он вышел в свет. Все остальные его отымели в качестве мяса. Иногда выпадает время передышки. Не важно, с какого верха её нам спускают. Просто есть время оглянутся и на себя, и вокруг. За суетой воли иногда невозможно увидеть перемены. И кто-то даёт шанс увидеть их, просто отойти от себя и осмотреться. И осмыслить то, что не работает, и почему не работает, и как случилось то, что перестало работать. Удальцов хороший человек по сути своей, но заплутавший, а такие в лидерах никому не нужны.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости