На главную

Доллар = 61,53

Евро = 68,53

19 января 2020

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Уголовные дела против оппозиции. Долматов и современная политическая эмиграция. Будущее оппозиции

Сергей СМИРНОВ,

журналист

Первым осужденным будет Навальный. Следующий на очереди Удальцов

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель «Особой буквы» Роман Попков
Первым осужденным будет Навальный. Следующий на очереди Удальцов 6 февраля 2013
Сергей Смирнов: «Практически не сомневаюсь, что в ближайшее время мы станем свидетелями нескольких крупных процессов над лидерами оппозиции. Мало сомневаюсь, что первым осужденным будет Алексей Навальный. К сожалению, все идет по накатанной схеме. Для чего три эти уголовных дела? По первому делу, в принципе, могут посадить, а могут не посадить — дать условный срок. На его примере оппозиции просто будет преподан урок: вот Алексей Навальный, которого многие воспринимают как лидера протеста, уедет на несколько лет в колонию. Потом часть других людей тоже может оказаться за решеткой. Следующий на очереди Удальцов. С этим получением денег вообще можно провести огромный процесс, как в 37-м году».

Будущее оппозиции в условиях наступления реакции

РП: Конечно, 2012-й был эйфорическим годом. Валерий Соловей и десятки других публицистов, давая в феврале интервью, говорили о том, что уже в марте-апреле возобладает «бархатный» сценарий. Тем не менее не получилось ни бархатного, ни вообще никакого.

Ясно, что Кремль устоял. И что делать дальше? В обществе сейчас господствует уныние.

СС: Мне кажется, власть сейчас наступает, а оппозиция держит удар — причем держит она его не идеально. Очевидно, что массовые митинги оказались неэффективным инструментом для давления на власть. Я имею в виду последние митинги.

Вот последний митинг против «закона подлецов» — все это, конечно, хорошо. Не знаю, сколько точно собралось, 30 или 40 тысяч. Смысл всего этого, кроме присутствия людей на улице? Увы, он не считывается.

Теперь возьмем Кремль с его закручиванием гаек. Многие считают: вот, они сошли с ума, раз принимают эти законы. На самом деле ничего подобного. Они просто-напросто окружают оппозицию максимальным количеством барьеров и зацепок, позволяющих завести уголовные дела, запретить при необходимости митинги, даже ввести чрезвычайное положение.

Кстати говоря, власть во время Лубянской площади опробовала очень важную методику, но не все это учли. Она просто запретила митинг и посмотрела, а что же будет. А оказалось все очень плохо. На акцию у Славянского камня пришло, по моим ощущениям, тысяч пять-семь.

РП: Ну, это вы оптимист.

СС: Это я по максимуму беру. Но давайте сравним. Вот вам «закон о подлецах» — выходит 40 тысяч (разрешенная акция). А на запрещенную выходит 5 тысяч. Какая в данном случае логика у власти? Запретить, и никто не выйдет.

А если бы еще сразу разгонять стали у Лубянского камня, то все это может свестись к «Стратегии-31» и 300 человекам на улице. На мой взгляд, это хождение на митинги как на работу — весьма сомнительная вещь с точки зрения тактики.

А Координационный совет, к сожалению, не показывает особой эффективности — все слишком увлеклись игрой в серьезных политиков. Собираются они раз в месяц, пишут регламент, но решений мы не видим.

Что делать? Сложно сказать. По крайней мере допускать минимальное количество ошибок и не подставляться. Сейчас, в условиях обороны, это, пожалуй, самый лучший совет.

РП: Многие считают, что необходимо готовить партийные структуры. Но не в том смысле, как это понимает Владимир Милов: мол, давайте участвовать в выборах; давайте наконец-то будем работать и побеждать на выборах. Речь о том, чтобы создавать партии — в таком олдскульном плане.

СС: В олдскульном — это практически в нелегальном, как я понимаю.

РП: Грубо говоря, это должны быть рабочие инструменты уличного действия, чтобы было активистское ядро, были сочувствующие. Есть ли тут перспективы? Или лучше держаться сетевых проектов, не связанных с жестким структурированием?

СС: Мне кажется, нужно пробовать самые разные способы. Если получится партийная работа — почему бы нет? Ну а те, кто занимается сетевой работой, пусть продолжают в этом же духе. Чем больше разнообразных структур, тем сложнее власти с ними бороться.

Если все начнут создавать партии, то примерно понятно, как бороться с партиями. Если все начнут создавать автономные ячейки и группы, примерно понятно, как бороться с такими группами. А если будет большой набор самых разных вещей, то с этим бороться уже сложнее. Люди должны на практике выяснять, какой метод более действенный.

РП: Существует также мнение, что все эти потрясения ограничиваются одной Москвой. А вся прочая Россия знать не знает про эти беды, якобы высосанные из пальца. То есть получается, что все мы страшно далеки от народа.

Лично мне это представляется некоей спекуляцией. Но, может, люди и правы? И что в этом случае делать?

СС: Мнение о том, что страна далека от подобных проблем, разбивается данными любого социологического опроса. Так, 40 процентов людей приветствуют митинги за честные выборы. 40 процентов — это практически половина страны.

Другое дело, что есть масса претензий и масса вопросов: кто лидер движения, например. Большинство считает, что это Собчак, потому что ее чаще всего показывают по телевидению. Или вот сейчас показывают Удальцова, который, оказывается, грузинский агент.

Надо понять, что госпропаганда действует, но действует все менее эффективно. Жалуются же в Кремле, что телевизор меньше работает: больше работает Интернет. Поэтому нам надо ждать следующего удара в Интернете.

Оппозиции надо готовиться к тому, что закон об Интернете может сильно поколебать ее устои. Не исключено, что мы можем получить такой иранский вариант Интернета.

РП: Или китайский.

СС: Да, или китайский.

РП: Некоторые у нас считают, что оппозиция никоим образом не должна сотрудничать с националистами. Вот 19 января планировалось очередное заседание КС, и вести его должен был Тор. А 19-е число — годовщина убийства Маркелова и Бабуровой. И многие говорили о том, что Тор во главе КС в этот день — не очень хорошо.

Это просто пример того, насколько широко ведется дискуссия. Итак, взаимоотношения с националистами?

СС: На мой взгляд, это самая сложная тема. И тут надо апеллировать к обеим сторонам — и к либерально-левой, и к националистической.

С националистами тоже все довольно сложно. Там много тех, кто выступает за Путина и за порядок. Я думаю, среди националистов даже преобладает количество лиц, не готовых стоять рядом с либералами и условно-левыми.

И те из националистов, кто ходит на митинги, как раз преодолевают большое сопротивление своего актива.

С другой стороны, отношение к националистам левых и либералов во многом исходит из прошлого. Это отношение к тем самым националистам и имперцам, чьи идеи во многом совпадают с идеями Путина.

Так что взаимные претензии понятны. Как их преодолевать? Думаю, только путем дальнейшего развития национал-демократии и признанием этой национал-демократии со стороны левых и либералов.

РП: Что ж, мы поговорили о делах против оппозиции, об эмиграции и о том, что делать дальше в это смутное время, с Сергеем Смирновым. Спасибо вам, Сергей.

СС: И вам спасибо.

 

Материал подготовили: Роман Попков, Дарья Шевченко, Виктория Романова, Нина Лебедева, Мария Пономарева, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости