На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

4 декабря 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Реформатор России и «Единой России»

Валерий ФЕДОТОВ,

бывший руководитель Василеостровской районной организации «Единой России» (Санкт-Петербург)

«Проект «Валерий Федотов» перерос своих авторов и вышел из-под их контроля»

Интервью со знаменитым «единороссом-раскольником» о бутафорской демократии, андроидно-бронзовом тренде в правящей партии, красивых оппозиционерках и «слитом протесте».
«Проект «Валерий Федотов» перерос своих авторов и вышел из-под их контроля» 25 октября 2012
Питерский единоросс Валерий Федотов оказался в центре внимания политизированной общественности после своего знаменитого открытого письма группе Pussy Riot, в котором призвал к немедленному освобождению девушек, а также признался, что в «Единой России» действительно встречаются жулики и воры. С тех пор вокруг персоны этого единоросса-раскольника множатся самые разные слухи. Кто-то считает его идеалистом, дни которого в партии сочтены. Часть граждан искренне ему верит. Но есть и те, кто полагает, что «Валерий Федотов» — хитроумный проект кремлевских политтехнологов. «Особая буква» решила дать возможность знаменитому земляку Владимира Путина высказаться самому.

— Валерий, что привело вас в правящую партию и что чуть было не вывело из нее?

До 2009 года я занимался бизнесом и мало интересовался политикой. Ни в каких партиях и движениях не состоял. Мое главное, судя по всему, увлечение второй половины активной жизни предопределил тот день, когда я случайно увидел в газете объявление о наборе участников в проект «Единой России» «Кадровый резерв». Положа руку на сердце, во всем виноваты кризис сорокалетия и развод. Если бы не они, мне, успешному бизнесмену и состоявшемуся мужчине, вряд ли бы пришло в голову закладывать такой крутой вираж биографии. Но нет худа без добра, как говорится.

Я написал заявку на участие в проект, выиграл конкурс и оказался втянут в размеренную партийную жизнь. Руководство питерской организации, присмотревшись, сделало на меня ставку. Ставка была выгодной, так как я был готов вкладывать деньги в собственное развитие как политика. Взамен меня обучали всем премудростям, воспитывали во мне дух политического борца. И довоспитывались.

Осенью 2011 года я понял, что не согласен со многим происходящим в стране и не готов об этом молчать. С другой стороны, в ходе своей избирательной кампании, когда я боролся за место в ЗАКСе, я научился общаться с людьми, представлять их интересы и завоевывать их поддержку. Проект «Валерий Федотов» перерос своих авторов и вышел из-под их контроля. Так закончился наш с «ЕР» медовый месяц и началось движение к разводу.

— Верны ли слухи, что после вашего знаменитого письма девушкам из Pussy Riot коллеги по «ЕдРу» едва ли не отреклись от вас? То есть можно ли сказать, что вы на грани исключения из партии?

Это не слухи, а вполне объективная информация. Мое письмо «восставшим кискам», в котором я осудил их поступок, но призвал к их освобождению как уже достаточно наказанных, многие представители правящей партии публично называли «несвоевременным и неадекватным».

Началась настоящая травля, которая продолжалась полтора месяца — ровно до того светлого дня, когда мою позицию по этому вопросу «внезапно» поддержал лидер партии Дмитрий Медведев. Тут единороссовскую бюрократию окончательно закоротило, и она предпочла умолкнуть — больше о Pussy Riot в партии никто не говорит.

Я люблю рассказывать эту историю как отрицательный пример чиновничьего подхода к вопросам совести. А для меня она, наоборот, стала лишним подтверждением того, что нужно говорить то, что ты думаешь, и ничего не бояться.

Что касается моего исключения из партии… Я, скорее, не нахожусь на его грани, а прошел по ней. Запала ярости моих чрезмерно консервативных начальников хватило на то, чтобы снять меня с должности главы исполкома Василеостровской организации «Единой России». Кстати, спектакль «Проклятие Иуды», срежиссированный моим бывшим начальником Юрьевым, был просто феерическим. А дальше их, судя по всему, кто-то одернул. Тот, кто понимает, что партии идет на пользу открытая дискуссия о реальной повестке дня. Так что в «ЕР» меня оставили и даже продолжили звать на разные «ответственные» партийные мероприятия.

— Скажите, вы следите за российскими оппозиционными движениями? Кто вам наиболее симпатичен?

Да там полно симпатичных! Мария Баронова, Анастасия Каримова, Изабель Магкоева, Ксения Собчак, в конце концов… Просто глаза разбегаются!

А если серьезно, я скорее слежу за российской политикой, частью которой являются оппозиционные движения. К сожалению, эта часть сильно напоминает слабое звено, и об особых политических симпатиях здесь говорить не приходится. Ну, Гудков с Пономаревым — неплохие ребята. Ну, на низовом уровне кто-то пыхтит и копошится.

К лидерам оппозиции у меня претензий ничуть не меньше, чем к их забронзовевшим оппонентам из партии власти. Эти люди, как говорится, «слили протест» и упустили очень серьезные шансы на политическую эволюцию страны. Вместо постепенной разработки позитивной повестки, строительства одной или нескольких по-настоящему сильных партий, работы «в полях» с народом они сразу полезли драться с ОМОНом за ключи от Кремля. И еще параллельно на глазах у изумленных сторонников принялись мутузить друг друга, деля шкуру неубитого медведя. Закономерно и печально, что сторонники модернизации вскоре разошлись обратно по кухням. Как теперь вновь их оттуда вытащить — возможно, вопрос жизни или смерти для страны.

В начале сентября на сайте «Фонтанка.Ру» был опубликован ваш текст «Успешные реформы проводятся только изнутри», в котором вы выдвинули тезис, что для эффективной демократизации страны главным инициатором реформ должна стать власть, а проводником — правящая партия. При этом вы признаете, что претензии оппозиционно настроенных граждан к «Единой России» в той или иной степени справедливы. То есть реформы сначала нужно провести внутри правящей партии? Если так, то расскажите, как вы видите этот процесс. 

Дело в том, что, с одной стороны, эффективные, а с другой — что не менее важно — безболезненные для страны реформы в принципе не могут осуществляться иначе, чем изнутри правящей партии. Я не говорю обязательно о «Единой России», здесь нужно брать шире — всю нынешнюю политическую элиту, части которой рассредоточены и по другим оппозиционным партиям, и по органам государственной власти. Ключи к цивилизованному переходу России от бутафорской демократии к реальной находятся в руках этих людей. И больше их ни у кого нет, хотя многие и блефуют.

Но точно не бывает такого, чтобы кто-то с улицы или тем более из-за границы зашел в Кремль и жизнь наладил. То есть для меня выбор «революция или эволюция» равносилен выбору между бедой и надеждой.

Конечно, претензии народа к «Единой России» и правящей элите очень серьезны и большей частью оправданны. Но единственный позитивный сценарий в сложившихся обстоятельствах — это чтобы разумная часть элиты осознала эти претензии как шанс и начала очень ответственную и аккуратную подготовку к той модернизации, о которой говорилось вслух в течение президентского срока Дмитрия Медведева.

То, что обстоятельства вынудили нас отложить разговор о свободе, вовсе не означает необходимость полного отказа от него. Ведь в отличие от нынешней политики они, очевидно, являлись непринудительным консенсусом между большинством групп российского общества.

Сегодня многим кажется, что благие намерения модернизации привели нас в тоталитарный ад и на пороге этого ада мы должны оставить все надежды. Но то, что многие, такие как я, продолжают надеяться, означает, что мы все же не в аду.

Допустим, на следующих выборах в Госдуму большинство голосов достанется какой-нибудь новой оппозиционной партии, совершенно системной и умеренной, имеющей внятную политическую программу. А «Единая Россия», напротив, окажется в меньшинстве. Опасен ли, по вашему мнению, такой сценарий для страны?

Такой сценарий практически ничем не опасен для страны. Вообще это очень хороший сценарий плавной трансформации — ровно такой, к которому я призываю и над которым работаю. Надеюсь, что будет либо так, либо этой новой партией демократического толка станет сама обновленная «Единая Россия». Только обновление и вкус к демократии должны стать настоящими.

Я минувшим летом разработал программу из десяти мер по обновлению партии. Речь шла о том, что реформа «ЕР» сродни капитальному ремонту, когда, по сути, новое строится на месте старого, и его уже невозможно узнать. Только каркас остался на фундаменте. С этой точки зрения вообще не важно, победит ли на выборах обновленная ультрадемократическая «Единая Россия» или ее место займет новая партия модернизационного толка. Оба варианта хороши.

Можно ли сказать, что за отчетный период внутри «Единой России» образовалась условная «фракция сторонников Валерия Федотова»? Поддерживают ли вас партийные товарищи?

Да, поддерживают, и да — сформировалась. С того момента, как я реактивизировался, прошло уже почти полгода. И буквально каждый день я получаю десятки, а иногда и сотни обращений поддержки в самых различных форматах: личных писем, эсэмэсок, комментов в «ЖЖ» и других соцсетях. Людям на самом деле нравятся искренность и честность. Я на личном примере знаю, что это сейчас самые востребованные качества в политике.

Среди сторонников есть и оппозиционеры, и единороссы, и представители прочих системных институтов. В какой-то момент я понял, что от трети до половины членов «ЕР» придерживаются демократических взглядов и в той или иной степени недовольны происходящим в стране. Этим людям нужна возможность говорить о своей позиции не только по закрытым каналам коммуникации, но и публично. Нужно предоставить им право быть честными, не став при этом предателями.

Так у меня возникла идея о создании общественной организации «Демократическая платформа». Она объединит, с одной стороны, моих сторонников из оппозиции, а с другой — не ужившихся с ультраконсерваторами людей из лагеря власти, «перешедших на сторону добра». Последнее словосочетание я беру в кавычки, потому что оно из картины мира оппозиционеров, а на самом деле никто никуда не переходит. Просто эти люди в сумме и есть добро, волею обстоятельств пока разбросанное по разные стороны баррикад холодной гражданской войны.

— А что если ваши идеи так и не найдут отклика среди коллег по партии и вас «попросят уйти самому». Что вы будете делать в таком случае? Примкнете ли вы к оппозиционному движению или же найдете некий третий путь?

Сложно загадывать заранее. Я отвел себе на попытки реформировать «Единую Россию» изнутри еще примерно полгода. Если увижу, что это безнадежное дело и «андроидно-бронзовый тренд» побеждает, наверное, потянет на выход.

Предложения присоединиться к различным оппозиционным проектам поступают в изобилии. Проблема в том, что, как я уже говорил, действующая оппозиция меня не устраивает примерно в той же степени, что и действующая власть. Так что это вам сейчас «Демократическая платформа» кажется третьим путем, а для меня она — главная дорога.

 

Материал подготовили: Дмитрий Кириллов, Мария Пономарева, Александр Газов

Комментарии
dontausam
Делюсь со своим аналогичным опытом в попытках подвигнуть ЕР к конструктивным и эффективным действиям. Был в рядах ЕР с момента её организации и шёл в неё с аналогичной В.Федотову целью. Занимал весьма активную позицию в продвижении идей по модернизации партии, близккких по сути идеям Федотова. Но после участия в одном Круглом столе, где было представлено высшее руководство ЕР, где была возможность личной дискуссии с ними по вопросам партийного строительства и подходов к решению основных проблем РФ понял полную бесперспективность модернизации партии. И вышел из ЕР с заявлением и развёрнутой мотивировкой.
Не согласен со следующей мыслью В. Федотова: «В какой-то момент я понял, что от трети до половины членов «ЕР» придерживаются демократических взглядов и в той или иной степени недовольны происходящим в стране.» Число этих членов партии ЕР существенно больше и составляет более 90%. Моё мнение базируется на проведенном мною социологическом исследовании мнения рядовых членов партии в нескольких первичных парторганизациях. Мало того провалились попытки пробить внедрение методики таких соц исследований, как одного из важнейших механизмов формирования партийной политики с учётом мнения партийцев.
Так что есть серьёзные основания считать, что сама организационная структура ЕР позволила как бы некоей кучке функционеров захватить власть и проводить политику, противоположную мнению основной массы членов партии.
Боюсь что эту ситуацию В. Федотову не изменить. Но желаю ему успеха.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости