На главную

Доллар = 63,39

Евро = 68,24

9 декабря 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Перспективы либеральной партии. К чему приведут протесты. Что будет, если Путин уйдет?

Леонид ГОЗМАН,

политик

Протест милых мальчиков и девочек сменится протестом «Уралвагонзавода»

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Лев Гулько
Протест милых мальчиков и девочек сменится протестом «Уралвагонзавода» 30 мая 2012
Причина протестов не заговор Госдепа, Навального или кого-нибудь еще. Причина протестов — архаичность и неадекватность политической системы. Ну не может феодальное государство существовать в XXI веке. И поскольку ничего не меняется в этом смысле, полыхнуть обязано. Но иначе, нежели в Москве. Это все равно что подземный лесной пожар, когда торфяники горят. Вы сюда вылили цистерну воды, и тут затихло, а затем полыхнуло в другом месте. И оно полыхнет в регионах. Но не протестом таких образованных, милых и миролюбивых мальчиков и девочек. Оно полыхнет протестом того же «Уралвагонзавода».

Перспективы либеральной партии

Лев Гулько: Здравствуйте! Сегодня у нас в гостях, в нашей передаче «Ресет», психолог Леонид Гозман. Психолог — это профессия такая, да? Здравствуйте, Леонид.

Леонид Гозман: Да, такая профессия.

Гулько: Все прочие титулы и отношения Леонида Гозмана к сегодняшней жизни хорошо известны. А вот психологом вас называют не очень часто.

Гозман: Вы знаете, я уже двадцать лет не работаю в психологии профессионально. Став советником Гайдара, я перестал реально работать как психолог. Тем не менее, поработав в энергетике, в политике, в нанотехнологиях, я продолжаю чувствовать себя психологом.

Гулько: Куда же от этого денешься?

Гозман: Верно, никуда.

Гулько: В нашей программе, как всегда, три кусочка, и начнем мы вот с чего. Алексей Кудрин поставил перед Комитетом гражданских инициатив вопрос о создании Либеральной партии. Как сообщил «Коммерсанту» источник, участвовавший в очередном заседании комитета, глава правления Института современного развития Игорь Юргенс, Алексей Кудрин спросил у членов комитета, что они думают про партию. Солидарный ответ членов комитета был положительным. По мнению Юргенса, уже этой осенью комитету стоит заявить о поддержке тех или иных кандидатов, а к следующему раунду региональных выборов хотелось бы уже иметь право выдвигать собственных кандидатов. Леонид Гозман — про вас написано — заявил, что регистрационное удостоверение партии нужно иметь к 2014-му, на который выпадает пик региональных кампаний, в том числе — выборы депутатов Московской гордумы.

Гозман: Чем партия отличается от непартии? Комитет Кудрина даже не зарегистрирован. Это было сознательным решением: мы его не регистрировали. Союз правых сил является сейчас общественным движением. Единственное, чего нет у этих структур и что есть у партии, — это право формально участвовать в выборах. Поэтому партия нужна к тому моменту, когда будут значимые выборы. Вот почему я упомянул про четырнадцатый год: уж к этому году точно надо иметь партию, ведь тогда будут выборы в Москве. И это будет своего рода Куликовская битва.

И еще одна вещь про партию: она должна быть большой. На что рассчитывает Кремль? Ежу понятно: Кремль рассчитывает на то, что амбициозные граждане начнут сейчас создавать свои партии. Каждый, кто наберет двадцать тыс. долларов, может на самом деле создать сейчас партию. Ну, примерно: я расцениваю такие минимальные расходы где-то в двадцать тыс. долларов. А если структура есть — как она есть у СПС, например, — то вообще ничего не надо. И Кремль рассчитывает, что сейчас Пупкин, Тютькин и так далее — все создадут свои партии. И если это будут не кремлевские спойлеры, если партии будут возглавляться людьми, у которых есть хоть какая-то известность, хоть какое-то уважение пусть и в небольшой группе людей, то граждане запутаются, голоса распределятся, и все опять будет замечательно.

Вот чтобы этого не случилось, нужно делать одну большую партию. Ну, насколько удастся. Я сейчас не говорю про Богданова, про всяких там кремлевских ребят — ладно, забыли. На самом деле правого избирателя, демократического избирателя обмануть довольно сложно. Я говорю про нормальных людей. Так вот, очень важно, чтобы эта новая партия создавалась не на базе какой-либо существующей. Именно поэтому СПС решил сейчас не регистрироваться как партия. Это решение мы приняли две недели назад. Партия сразу должна быть общей. И я думаю, Алексей Леонидович является тем человеком, который мог бы это сделать. Но торопиться не надо: зачем это делать прямо сейчас?

Гулько: А какая у партии база? Алексей Леонидович — лидер, да?

Гозман: База — в смысле люди?

Гулько: Ну да. На кого опираться?

Гозман: Вот смотрите. На президентских выборах, даже если не считать подтасовок и согласиться с тем, что ВВ получил 63 процента (он их не получил, было около пятидесяти: плюс или минус пятьдесят) — ну, допустим… Еще какое-то количество людей проголосовало за Зюганова и прочих. Но очень много людей не хотят голосовать. Ни за Путина, ни за Зюганова, ни тем более за Жириновского.

Гулько: То есть им все надоело?

Гозман: Им все надоело. Люди требуют нормальных институтов. Люди не требуют денег, чтобы залить дырку на дороге: они требуют, чтобы дорожное строительство работало нормально. Люди не столько требуют снять и посадить конкретного садиста-полковника, а требуют, чтобы была нормальная полиция.

Гулько: Людям нужны правила игры.

Гозман: Именно. И это означает, что есть большой запрос на демократическое развитие. Пикантность ситуации состоит в том, что у нас есть условно сто человек, которые этого хотят. Из них два — за ПАРНАС, три — за «Яблоко», один — за СПС, один еще за кого-то и так далее. А вот девяносто — вообще ни за кого. Они хотят демократического развития, но не хотят этих старых партий. Вот почему не стоит делать новую партию на базе какой-либо из существующих организаций. Она должна быть новой — в этом я глубоко убежден.

Гулько: А ваши конкуренты?

Гозман: Конкуренты — это кто?

Гулько: Вот и я спрашиваю: кто будет конкурентом создаваемой партии? Есть, к примеру, господин Навальный. Есть Удальцов. Есть какие-то другие движения.

Гозман: Ну, если все получится, то основная драка у нас будет с правящей бюрократией. Потому что у коммунистов свой электорат, у левых — тоже свое. Мы же избрали такой центристский, правореформаторский, достаточно осторожный путь — не революционный. Мы, естественно, будем в драке с правящей бюрократией и с той партией, которая будет в этот момент ее представлять. Будет ли это «ЕдРо» или кто-то еще, сейчас трудно сказать. Ведь они как раз во многом апеллируют к тому, что без них будет нестабильность, без них будет опасность и так далее.

Гулько: Есть еще одна закавыка, которую все пытаются либо придвинуть к себе, либо как-то использовать. Это так называемые националисты. Есть цивилизованные националисты, есть нецивилизованные. Мне так вообще не очень понятно, что такое цивилизованный национализм… Вот их-то куда девать?

Гозман: У меня такое ощущение — а сегодня еще Миша Дмитриев представлял материалы, которые подтвердили мои ощущения, — что радикальные националисты на самом деле непопулярны. Их партия (если они сделают свою партию) пройдет, по моим оценкам, в парламент: переползет пресловутый барьер. Но много она не получит. Она даже не получит столько, сколько получила в свое время «Родина». То есть если они и переползут, то на брюхе. Ну и ладно, и пускай они там будут. Ведь есть же во Франции Ле Пен (теперь уже мадам Ле Пен). Есть вот этот Национальный фронт — что-то типа нашей ДПНИ, только более отмытое. Ну а что поделать? Они должны существовать.

Гулько: То есть мы ждем 2014 года?

Гозман: Да нет, мы не ждем 2014 года…

Гулько: Мы — в смысле, наблюдатели.

Гозман: Нет-нет, я думаю, серьезный партийный процесс может начаться осенью. И я бы не исключал того, что Комитет гражданских инициатив Кудрина примет в нем серьезное участие. Но это должно быть наше общее консенсусное решение.

Гулько: Хорошо, спасибо. Давайте первую часть на этом закончим. Во второй части, если позволите, поговорим о нескольких сценариях развития протестного движения.

Комментарии
крепостной Вадим, сельцо
Уважаемый Леонид,
идет наполнение бассейна, выстроенного с любовью к русскому народу НацлидЭром.
Я то знаю, что это сортир. И посмеиваюсь.
Ну ничего, ничего еще чуть-чуть и поедет ё-мобиль, а в недрах лубянки чекисты изобретут дешевое топливо.
Армию в чечне возродили уже. Да много успехов, все и неперечислишь
Оле! Россия вперед!!
крепостной Вадим, сельцо
Что за дом притих,
Погружен во мрак,
На семи лихих
Продувных ветрах,
Всеми окнами
Обратясь в овраг,
А воротами -
На проезжий тракт?
Хоть устать я устал, — а лошадок распряг.
Эй, живой кто-нибудь, выходи, помоги!
Никого, — только тень промелькнула в сенях,
Да стервятник спустился и сузил круги.
В дом заходишь как
Все равно в кабак,
А народишко -
Каждый третий — враг.
Своротят скулу,
Гость непрошенный!
Образа в углу -
И те перекошены.
И затеялся смутный, чудной разговор,
Кто-то песню стонал и гармошку терзал,
И припадочный малый — придурок и вор -
Мне тайком из-под скатерти нож показал.
«Кто ответит мне -
Что за дом такой,
Почему — во тьме,
Как барак чумной?
Свет лампад погас,
Воздух вылился...
Али жить у вас
Разучилися?
Двери настежь у вас, а душа взаперти.
Кто хозяином здесь? — напоил бы вином».
А в ответ мне: «Видать, был ты долго в пути -
И людей позабыл, — мы всегда так живем!
Траву кушаем,
Век — на щавеле,
Скисли душами,
Опрыщавели,
Да еще вином
Много тешились, -
Разоряли дом,
Дрались, вешались».
«Я коней заморил, — от волков ускакал.
Укажите мне край, где светло от лампад.
Укажите мне место, какое искал, -
Где поют, а не стонут, где пол не покат».
«О таких домах
Не слыхали мы,
Вечно жить впотьмах
Привыкали мы.
Испокону мы -
В зле да шепоте,
Под иконами
В черной копоти».
И из смрада, где косо висят образа,
Я, башку очертя гнал, забросивши кнут,
Куда кони несли да глядели глаза,
И где встретят меня, и где люди живут.
...Сколько кануло, сколько схлынуло!
Жизнь кидала меня — не докинула.
Может, спел про вас неумело я,
Очи черные, скатерть белая?!
Прохожий
Гозман: Ну есть же умные люди… Например, мы с вами. У нас же IQ довольно высокий, я полагаю.
...
Суды плохие? Плохие. Как сделать хорошие, вы знаете? Я так не знаю. Я понимаю: то, что у нас происходит, просто жуть зеленая. Все эти наши суды. Но как сделать хорошие, я не знаю.
============================
- Слушай задание: прикинетесь ёжиками, проползете на вражескую территорию, уничтожите склад боеприпасов, перережете коммуникации, захватите командование!
- а как мы ёжиками прикинемся?
- Не морочьте мне голову мелочами! Я стратегически мыслю!
======================

Товарищ называет себя и психологом, и политологом, и умным человеком. Почему такое ощущение, что он ошибается? :)
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости