На главную

Доллар = 64,15

Евро = 72,06

27 сентября 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Российские националисты и протест. Структура националистического движения. Экономическая программа

Константин КРЫЛОВ,

публицист, общественный деятель, президент «Русского общественного движения»

Народ очень хочет жить по правилам, но ему не дают правил, по которым можно жить

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Лев Гулько
Народ очень хочет жить по правилам, но ему не дают правил, по которым можно жить 23 мая 2012
Вопрос о том, терпеть ли в своем составе Кавказ или не терпеть, не я должен решать. Во всем мире такой вопрос, когда имеется конфликтная территория, решается на общенациональных референдумах. Демократическое государство в этом отношении — вещь чрезвычайно удобная. По одной простой причине: массу вещей можно и нужно отнести на суд народа. На мой взгляд, стоит наконец избавиться от того груза, который висит на нас, от архаичных отношений, от, извините меня, полуколониальной, довольно дикой страны, чтобы жить вольно, построить нормальное национальное государство, в котором мы будем свободны.

Российские националисты и протест

Лев Гулько: Добрый день! Сегодня у нас в гостях публицист, общественный деятель, президент «Русского общественного движения». Я пока все правильно говорю?

Константин Крылов: Все правильно.

ЛГ: Родился в Москве, окончил факультет кибернетики МИФИ и философский факультет МГУ, с 2003-го по 2009 год — главный редактор газеты «Спецназ России», с 2010-го — главный редактор журнала «Вопросы национализма», автор большого числа работ, посвященных в основном вопросам социологии, политологии и философии текущей политической жизни, что немаловажно.

КК: Бывало такое.

ЛГ: Интернет-публицист, один из активных участников протестов против фальсификации результатов выборов в Государственную думу в 2011 году, выступал на митингах 10 и 24 декабря в Москве. У нас в гостях Константин Крылов. Здравствуйте.

КК: День добрый, очень рад.

ЛГ: Давайте поговорим с вами о нашей текущей жизни. И начнем мы с вопроса, который очень многих волнует, — это русские националисты и протест, в котором русские националисты принимают самое непосредственное участие.

КК: Что есть, то есть.

ЛГ: И какова же роль русских националистов в нынешнем протесте?

КК: Понимаете, в чем дело, сейчас сложилась уникальная ситуация. Наш абсолютно гениальный политический режим — без шуток, гениальный — сумел-таки добиться того, чего не удавалось добиться очень долго гораздо более талантливым и благонамеренным людям: а именно — национального единства. Российское общество очень раздроблено: люди разные, все друг друга не любят, и так далее, и тому подобное. Так как бы его объединить? И вот, видимо, наш дорогой президент Владимир Владимирович Путин поставил целью своей жизни это сделать — всех объединить.

ЛГ: Все искали национальную идею, и вот наконец нашли — нате вам.

КК: Да. Объединил он, можно сказать, жертвенно, поскольку все ненавидят партию «Единая Россия» и недолюбливают товарища Путина. Правда, недолюбливают еще недостаточно, но он работает над этим. Вот заметим: недавно его избрали, и все-таки какое-то количество голосов он получил, видимо, справедливо. И я уверен, что он будет работать над тем, чтобы уж в следующий раз такого не было.

ЛГ: В следующий раз — это через сколько?

КК: А я не уверен, что это будет через шесть лет. Кто его знает, как оно все повернется? Сейчас уже ситуация такая, что с уверенностью ничего сказать нельзя… Так вот, сделано все, чтобы даже ближайших сторонников, даже любителей стабильности максимально обозлить. Не знаю, что еще можно было сделать? Ну разве что действительно дустом попробовать. А так, в частности, удалось (именно ему) сделать следующее: объединить все части оппозиции. По большому счету из кого состояла оппозиция нашему дорогому режиму до самого недавнего времени? Из групп людей, которые друг друга откровенно не любили. Во-первых, была либеральная оппозиция. Мы все знаем, кто это — условно говоря, аудитория «Эха Москвы» и далее, до статусных либералов (условного Немцова и подобных ему). Эти люди держались особняком, на всех остальных смотрели чрезвычайно косо и утверждали, что только они являются подлинной оппозицией этому режиму. С другой стороны, были левые — как правило, не зюгановские, — которые ненавидели эту самую КПРФ, а всех остальных ненавидели еще больше.

ЛГ: Левые-левые, наверно?

КК: Да-да-да. То, что называется словом «леваки». Их было немного, но они были шумные, а главное — владели эффективными технологиями протеста. Откровенно говоря, тогдашнего Лимонова я бы отнес именно туда. Это был, пожалуй, самый яркий представитель на этом поле. Ко всем остальным они относились как к ренегатам и буржуазным предателям.

ЛГ: Понятное дело.

КК: Были националисты. Они, пожалуй, позже всех появились на поле, поскольку возникли в результате распада единого красно-коричневого бульона. Фронтом я его никак не назову: это был именно бульон. Так вот, националисты смотрели на либералов как на врагов русского народа (надо сказать, небезосновательно, ведь память-то у нас хорошая), а на левых — как на предыдущую генерацию тех же самых врагов. Наконец, были так называемые социальные активисты. Люди, которые вроде бы не занимались политикой, а занимались, допустим…

ЛГ: Правами человека?

КК: Даже не так. Права человека были до последнего времени либеральной вотчиной. Первая правозащитная организация — русская, националистическая — это РОД, который я, собственно, и создал. Более того, нам потом приходилось объяснять, что мы не те правозащитники, которые Ковалев, а те, которые реально людей защищают. Так вот, тут другое. Ведь есть же люди, которые, условно говоря, делают приюты для животных, защищают экологию и так далее. Они были как бы аполитичны… На самом деле, конечно, политическая позиция у них была. Им не нравилось то, что делает власть, а значит, это вопрос политический. Условно говоря, Химкинский лес.

Так вот, все эти четыре сегмента относились друг к другу, мягко говоря, не тепло. Но, повторяю, зимой прошлого года произошло маленькое чудо. Ситуация достала всех до такой степени, что четыре сегмента оппозиции, не переставая питать друг к другу сложные чувства, выступили заодно. Чтобы не быть голословным…

ЛГ: Да, а то у нас в первой части остается совсем немножко времени. Пора резюмировать.

КК: Протесты начались одновременно с трех мест — знаете, как Воронья слободка была подожжена сразу с шести мест. А тут с трех. Дело в том, что протесты-то начались не с митинга на Чистых прудах. Протесты начались с трех запрещенных мероприятий, которые происходили в день выборов. Все три были запрещены и разогнаны. Одно было днем — его лимоновцы проводили. Другое, ближе к вечеру, проводили либералы. Наконец, националисты тоже вышли — их там покрутили, похватали и так далее. Причем три этих мероприятия были абсолютно не согласованы друг с другом: никакой координации тут не было.

Митинг на Чистых прудах — тот самый, знаменитый, который называли потом митингом «грязных ботинок», — действительно был собран Навальным, который просто обзвонил всех своих личных знакомых. А поскольку знакомые у Навального практически во всех кругах, то и пришли все. Что получилось, вы знаете. И главное, что люди тогда поняли: а кучей-то мы — сила. Дальше на этой почве возникло сотрудничество. Шло оно с большим трудом. Если я сейчас начну рассказывать, как работали эти первые комитеты…

ЛГ: Не надо.

КК: Не буду. Могу только сказать, что все друг друга пихали боками, а уж националистов как пытались вытеснить!

ЛГ: Что ж, давайте резюмируем: русские националисты — одна из основных частей протеста.

КК: Да, я могу совершенно четко сказать: протест сейчас делится на четыре части, которые я перечислил, и националисты занимают там совершенно определенное место. Это одна из четырех равноправных частей протеста.

ЛГ: Хорошо. Давайте мы первую часть на этом закончим и, собственно, продолжим тему, но уже в несколько ином аспекте — поговорим во второй части о партстроительстве внутри русских националистов. А в третьей части поговорим о том, что будет, если будет хорошо. Правильно ведь? Все это продолжение нашей первой части.

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости