На главную

Доллар = 63,39

Евро = 68,24

9 декабря 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

ВЦИОМ преподнес президенту на день рождения сомнительный подарок

Михаил АСКЕТОВ,

«Особая буква»

Рожденный президентом вне воли

В день рождения Дмитрия Медведева социологи рисуют для него унылую картину — половина россиян вообще не может как-либо оценить его правление. Между тем единственная альтернатива медведевской модернизации — полное отсутствие перемен.
Рожденный президентом вне воли 14 сентября 2011
Приход Дмитрия Медведева на президентский пост вызвал вал надежд и ожиданий у либеральной российской общественности. Хотя он не произносил ни разу слово «оттепель» применительно к своему правлению, оно многократно было произнесено за него. Причем настолько многократно, что произносившие сами поверили в то, что Медведев — президент «оттепели».

 

По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), которые приводит «Коммерсант» в день рождения президента, большинство россиян не замечают в работе Дмитрия Медведева ни достижений, ни особых провалов. Так, борьбу с коррупцией и реформу МВД в качестве успехов главы государства называют лишь 3 процента опрошенных граждан, а внедрение инноваций — 2 процента. На вопрос о достижениях президента самыми популярными ответами были: «Затрудняюсь ответить» (47 процентов) и «Никаких достижений не было» (23 процента). В качестве реальных достижений называют успехи в социальной сфере (7 процентов) и внешней политике (6 процентов). Борьбу с коррупцией по достоинству оценили 3 процента респондентов, а борьбу с преступностью и терроризмом, а также отставку мэра Москвы Юрия Лужкова — по одному проценту граждан.

Природа надежд, возлагаемых на Медведева, проста. В нашем неизлечимо монархическом государстве вольнодумствующая интеллигенция рассуждает о революции, но втайне всегда ждет царей-реформаторов. Тех самых Александра II, Никиту Хрущева или Михаила Горбачева, которые начнут ломать лед сверху, избавив интеллигенцию от необходимости бороться самой, от рисков, арестов, каторги и прочих неприятностей. Просвещенный монарх сам начнет революцию, а потом вытащит фрондирующие контрэлиты из их кухонь и «Живых Журналов» наверх, на Олимп, сформирует из них правящий класс — что может быть привлекательнее такой перспективы.

При этом публика, ждущая от Медведева решительных и бесповоротных реформ, не вполне понимает, что его положение в корне отличается от условий, в которых власть досталась Александру II, Хрущеву и Горбачеву. Их предшественники ушли в мир иной, не нависали своей харизмой и авторитетом над новым царствованием, не устраивали «народных фронтов» и беснований на Селигере. Предшественников, «политических отцов» просто физически не стало. Рука прошлого не лежала на плече.

У Дмитрия Анатольевича все не так. Он занял высший государственный пост при живом и полном сил архитекторе той политической системы, которая сейчас существует в стране. Он был поставлен на этот пост архитектором. Архитектор, возможно, и сам бы с радостью не вылезал из президентского кресла, если бы не конституционные ограничения, точнее, непредсказуемая реакция Запада на попытку эти ограничения обойти.

Так что прошлое уверенно и властно держит руку не то что на плече — на пульсе Медведева. Прошлое не прочь установить в России режим регентства, что, собственно, и пытается сделать.

Медведев — системный игрок. Александр II и Горбачев тоже были системными игроками, но их системы загнивали, были недееспособны, не могли толком ни в чем ограничить «революционера на троне». Напротив, сами требовали от правителя спасительных мер. Система же, в которой работает Медведев, молода, неплохо отстроена и, что бы нам ни говорили представители оппозиции, пока еще не давала по-настоящему серьезных сбоев.

При таких обстоятельствах упрекать нынешнего президента в нерешительности и мягкотелости не очень правильно.

Есть мнение, что Дмитрий Медведев не более чем проект, предназначенный для создания видимости реформ, для примирения Кремля с Западом, для интеграции российского истеблишмента в мировые элиты. И все сделанное им в таком случае следовало бы расценивать как имитацию изменений, пародию на новаторство.

Но можно посмотреть на происходящее сегодня в России и немного по-другому.

Разумеется, реформа МВД несовершенна, половинчата, не решает до конца проблем с правоохранительными органами. Но неужели лучше, чтобы ее не было вообще? Если бы не Медведев, то ее бы и не было. Да, поправки в Уголовный кодекс, в особенности касающиеся «экономических» преступлений, совершенно недостаточны, а те, которые были приняты, сплошь и рядом не соблюдаются. Но единственная альтернатива этим недостаточным поправкам — это полное отсутствие каких-либо поправок. Если бы формальным главой государства оставался предшественник Медведева, ничего бы не изменилось.

Да, нынешняя медведевская риторика по поводу технологической модернизации не особенно убедительна, а конкретные шаги в этом направлении непоследовательны и не всегда адекватны. Но лучше ли было бы для страны, если бы разговоров о необходимости модернизации не было вообще и вся страна пребывала бы в радостном благодушии?

Одна из серьезных имиджевых потерь для Медведева — второе «дело Ходорковского — Лебедева». Именно при нем разыгрался беспрецедентный фарс в Хамовническом суде, фарс, который президент не смог остановить. Он лишь ограничился фразой о том, что выход Михаила Ходорковского на свободу «абсолютно не опасен» для общества. Разумеется, эта фраза не отменяет ответственности Кремля за расправу над ЮКОСом. Но лучше сказать то, что было сказано, чем повторять за своим патроном: «Вор должен сидеть в тюрьме».

Эти рассуждения в сослагательном наклонении не досужие интеллектуальные упражнения. Это — реальная «вилка вариантов» для России. Или робкие и непоследовательные попытки реформ с постоянной оглядкой на «отца-основателя», или — полное отсутствие реформ и даже попыток их осуществить. В условиях абсолютной неадекватности и фатальной слабости российской оппозиции, неспособной прийти к власти, у нас есть только два выше обозначенных сценария.

Гражданское общество должно не пассивно ждать, когда венценосный реформатор наберется решимости и «разрулит» все российские проблемы. Шельмовать президента за нерешительность тоже контрпродуктивно. Общественность должна подталкивать Кремль к прогрессивным действиям. Поощрять свершаемое сегодня и требовать продолжения завтра.

 

Материал подготовили: Михаил Аскетов, Роман Попков, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости