На главную

Доллар = 64,21

Евро = 70,67

15 ноября 2019

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Кризис в Белоруссии. Украина разваливает сама себя. Ситуация в Южной Осетии и Абхазии

Константин ЗАТУЛИН,

депутат Государственной думы, директор Института стран СНГ

Почему еще вчера всеми любимого Батьку сегодня называют злым отчимом?

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Лев Гулько.
Почему еще вчера всеми любимого Батьку сегодня называют злым отчимом? 22 июня 2011
Нелюбовь к Лукашенко перевешивает в России все политические резоны. Радуясь проблемам Батьки, Москва забываем и о том, что мы вообще-то находимся с Белоруссией в одном — Союзном — государстве, и о том, что Белоруссия наряду с Казахстаном — наш партнер по Таможенному союзу, который сейчас ускоренными темпами создается нашими же руками. И если в Евросоюзе своим попавшим в тяжелое положение членам выделяют огромные кредиты, то РФ потирает руки и со злорадством констатирует, что белорусская экономика вот-вот загнется.

На отношениях России и Белоруссии сказывается ограниченность политических элит обеих стран

ЛГ: Итак, Белоруссия. Опять же отталкиваемся от публикации. Называется она «Цена несвободы». Такое название, в общем довольно объемное. «В ответ на ограничения в работе российских СМИ в Белоруссии, Россия может ограничить кредитную поддержку этой страны». Это заявил вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин. «Правительство Российской Федерации беспокоят меры администрации Белоруссии по ограничению или сдерживанию средств массовой информации из России», — отметил глава Минфина. По его словам, кабинет министров РФ не может оставить без внимания такие случаи. «Когда мы видим уменьшение гласности, неуважительные или не дружеские шаги в отношении российских СМИ, к сожалению, мы должны будем принимать это во внимание при предоставлении очередных кредитов. Если в ближайшие месяцы повторятся такого рода меры ограничительного характера, то мы, конечно, оставляем за собой право принять меры по ограничению кредитной поддержки Белоруссии».

Впрочем, в кредите в Минске еще не отказано. «Мы надеемся, что в ближайшие месяцы, в ближайшие недели будут приняты дополнительные меры по стабилизации — наш кредит тоже базой послужит для стабилизации», — сказал господин Кудрин. Такие вот меры экономического характера. Не военные, слава Богу, а нормальные, с помощью которых мы пытаемся образумить Лукашенко и каким-то образом показать наш ответ.

КЗ: Вы знаете, так и хочется вслед за Пушкиным сказать: «Ай да Кудрин, ай да сукин сын!» Вот как здорово, нашел время и повод поставить на место этого самого Батьку, который неправильно относится к нашим журналистам.

ЛГ: Журналисты — это предлог.

КЗ: Средства массовой информации.

ЛГ: Мы же взрослые люди, все понимаем.

КЗ: Но что-то мне мешает это воскликнуть. Во-первых, хочу отметить, что эта вся тирада произнесена в тот момент, когда экономика Белоруссии валится. И наши журналисты, по крайней мере, часть этих журналистов, особенно из либеральных изданий, с большим злорадством рассказывают о том, как белорусская экономика сейчас загнется. «Хана белорусскому «зайчику» (это я цитирую один из заголовков) и так далее. И я задаюсь тогда вопросом…

ЛГ: Да.

КЗ: Мы с Белоруссией вроде бы объявили, что живем в Союзном государстве. Давайте напомним нашим телезрителям, и слушателям, и читателям, что мы вообще-то в одном государстве с Белоруссией. Но если даже мы это забыли, поскольку это было давно и оно не достроено, то ведь мы сейчас ускоренными темпами созидаем Таможенный союз. С кем? С Белоруссией и Казахстаном. И мы радуемся публично (я имею в виду средства массовой информации и определенные круги у нас в России, влиятельные круги) тому, что наконец-то белорусская экономика дала сбой. Наконец-то мы нашли смерть Кощея! Вот она где.

ЛГ: Ну погодите. Мы, конечно, в одном государстве. Но Александр Григорьевич Лукашенко периодически ведет себя как в коммуналке сосед!

КЗ: А у нас в стране все ведут себя хорошо? Три недели назад по «Эху Москвы» я слышал, как уважаемый мною главный редактор «Московского комсомольца» говорил о рыле, которым водит Лукашенко, о том, что не дадим ему этим рылом водить и так далее. Это нормально? Я вообще не поклонник этих мер Лукашенко. Кстати, мер-то никаких не было принято. Просто 27 мая он где-то сгоряча сказал, что требует призвать их к ответу. Все — началась кампания. Как, он требует?! А уже это вызвало заявление Кудрина. Я, конечно, не исключаю, что это подстава. Кудрину задали вопрос, он на него начал отвечать. Но ему не надо было отвечать на этот вопрос. Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник... Это не его работа. Он финансист. Какого черта он обсуждает?!

ЛГ: Кредит-то мы даем.

КЗ: Кредит мы даем. Вот по кредиту он имеет право высказываться. И, кстати, кредит мы должны были бы дать. А как вы думаете? Только что на наших глазах Европейский Союз, где сидят далеко не альтруисты, сделал огроменный подарок Греции. Собирается сделать Португалии...

ЛГ: Но иначе у них все там…

КЗ: А мы что думаем по поводу Таможенного союза?! Мы что не должны помогать Белоруссии, с которой мы создаем Таможенный союз и единое экономическое пространство?

ЛГ: Вот смотрите. А если в Белоруссии все пойдет ниже, ниже, ниже. Дефолт и прочее. Мы как от этого пострадаем?

КЗ: Мы от этого пострадаем, во-первых, сокращением нашего товарооборота. Немедленно. У нас большой товарооборот с Белоруссией. Во-вторых, мы можем пострадать в силу нестабильности, которая может там наступить. К нам ведь из Белоруссии никто не бежал. Это из нашего разлюбезного и никогда не критикуемого Казахстана в 1994 году миллион людей уехало. Это из целого ряда других стран, которые мы никак не критикуем, бежит русское население. Мы же никогда не критикуем Туркмению за то, что она плохо себя ведет по отношению к русскому населению. А в Белоруссии, например (и это единственный случай в СНГ), русский язык является государственным, наряду с белорусским.

ЛГ: Я вам хочу сказать, что Александр Григорьевич тоже посматривал на Запад. Пытался.

КЗ: Безусловно.

ЛГ: Он вел себя как так называемое «межевое государство».

КЗ: Он вел себя… Очень любопытно, что одни и те же люди у нас в России (мне приходилось с ними часто полемизировать) еще несколько лет назад криком кричали, что мы должны по-новому отнестись к Украине, которая била с нами горшки во всех вопросах, и одновременно они же требовали, чтобы мы порвали всякие отношения с этим исчадием Лукашенко. Украина, которая всегда, на протяжении всей истории своей независимости, держала фигу в кармане по отношению к России, потому что хотела как минимум и здесь и там (а при Ющенко — так только там), — и Белоруссия, которая даже в риторических, даже в собственных прагматических целях всегда делала упор на Россию и желала (или, по крайней мере, провозглашала такое желание) интеграции с Россией...

Мы не совпали с Белоруссией по времени. То есть, когда они искренне хотели (вплоть до вступления), мы в это время боялись, а вдруг они придут, сядут нам на шею и Лукашенко унаследует Ельцину. И это, кстати говоря, сорвали те же самые идейные предшественники Алексея Кудрина. Тогда они назывались Анатолий Чубайс и прочие-другие, которые входили в окружение тогдашнего президента Ельцина. Они боялись за себя. Боялись, что придет злой Лукашенко и определит их в последний вагон на север. На самом деле это была фобия. Потому что у нас таких Лукашенко — в каждой деревне. В результате мы создали нечто такое, в котором мы привилегии свои экономические распространяли на Белоруссию, а политические шаги сами не торопили. Потом, когда пришло более прагматичное руководство и спросило: а где же дальнейшее? — там уже возникла привычка. Нас можно, оказывается, разводить и пользовать. А чего ж — мы сами виноваты.

Я не хочу дальше эту историю продолжать. Я хочу сказать только главное. В отношениях с Белоруссией, как ни в каких других, сказывается ограниченность (с сожалением об этом говорю) наших сегодняшних политических элит. Потому что в царские времена такого рода вопросы мы решали очень быстро, и решали самым лучшим на тот момент образом. У нас в царской России, как известно, было Великое княжество Финляндское. Во всей России парламента не было, а в Финляндии он был с начала XIX века. У нас было Царство Польское, где была совершенно другая конституция. У нас все грузинские дворяне и князья в 1801 году были признаны равноправными с нашими дворянами и князьями. У нас число дворян в Российской империи немедленно удвоилось — столько было дворян в Грузии, как выяснилось. То есть, мы умели учитывать интересы другой стороны.

А здесь мы сидим и как купезы… Мы создаем правление общего эмиссионного центра. Белорусы требуют, чтобы были равно представлены Белоруссия и Россия. Не дадим! Нас больше, у нас больше денег. Послушайте, подпишите любую договоренность. Через 15 лет все ее забудут, а будет одна страна. Сделайте хотя бы как китайцы. Они с Гонконгом подписали соглашение о полном объединении через 50 лет. Понимаете, всех, кто сейчас ведет наши переговоры, мучает беспокойство. Лукашенко беспокоит, что будет с ним на следующий день после объединения. Его что обратно в колхоз пошлют? У нас беспокоятся: а как же мы будем с Лукашенко? Давайте сделаем так. Давайте скажем, что сейчас ничего не будет. А через 50 лет будет общее государство. За это время все мы сойдем со сцены. Мы не будем в этом плане привносить в договоренности с Белоруссией никаких личных интересов. И они состоятся.

ЛГ: Хорошо. Я надеюсь, услышат ваши слова, несмотря на то, что интернет. Хотя интернет-аудитория — люди продвинуты. И люди, которые у власти, тоже смотрят и читают интернет. И некоторые даже колонки ведут. Это правда.

КЗ: Я не веду.

ЛГ: Я тоже. Директор Института стран СНГ, депутат Государственной думы Константин Федорович Затулин был у нас сегодня в качестве гостя и эксперта. Надеемся, не в последний раз. Спасибо вам большое.

 

Материал подготовили: Лев Гулько, Мария Пономарева, Алексей Козин, Виктория Романова, Ольга Азаревич, Лидия Галкина, Александр Газов

Комментарии
Старый
Дошёл до «англосаксксой точки зрения» и вздрогнул! Теперь ясно — Н.Старков — внештатный сотрудник «института СНГ».
Затулин — наш «ястреб», (как и Рогозин — в НАТО) рассуждает о странах — независимых, субъектах международного права, как английская королева во времена своего колониального могущества. Зачем нам этот институт? На мой взгляд — пользы никакой. Относительно рассуждения о «Северном Кавказе» — диссонансом в новостях звучат очередные «боестолкновения» с «бандформированиями» , где гибнут наши солдаты и офицеры, правда МВД, а не армии. Но дела это не меняет. В России на Кавказе идёт война, и какая роль института СНГ в аназизе причин её — интереснее узнать, чем копаться в делах Грузии... Для этого надо создать «Институт российского Кавквза»?
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости