На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

4 декабря 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Какими будут российско-абхазские отношения после смерти Багапша

Комментирует Александр Караваев,

эксперт Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве

Непризнанный талант главы непризнанной республики

Для России очень важно сейчас не повторять ошибки 2004 года — то есть не лезть в дела суверенного, хотя никем, кроме нас, и не признанного государства.
Непризнанный талант главы непризнанной республики 30 мая 2011
Многие говорят сейчас, что со смертью Сергея Багапша для российско-абхазских отношений наступят непростые времена. Но правда заключается в том, что если эти отношения и могут ухудшиться, то только в результате непродуманных и неуклюжих действий России в период грядущих президентских выборов.

 

Когда первый президент Абхазии Владислав Ардзинба вынужден был оставить по состоянию здоровья свой пост, в республике были объявлены президентские выборы. Основная борьба велась между двумя кандидатами: премьер-министром Раулем Хаджимбой, выходцем из органов КГБ СССР, и Сергеем Багапшем. Именно Хаджимбу видел своим наследником Ардзинба. А вот по какой причине российские власти сочли, что только Хаджимба является для нашей страны более желательным президентом, — можно только догадываться. Возможно, на Владимира Путина произвели впечатление магические буквы «КГБ» в биографии кандидата. Возможно, напуганная разворачивавшейся в то время на Украине «оранжевой революцией», Москва боялась любых выборов на постсоветском пространстве, которые пойдут не по сценарию передачи власти официальному наследнику. Так или иначе, Хаджимба был фактически объявлен «пророссийским кандидатом», а Багапш — «прогрузинским». В медийном поле муссировалась национальность жены Багапша (грузинки), ему вспомнили работу в ЦК комсомола Грузинской ССР, имевшиеся связи с некими тбилисскими элитами. При этом Москва делала вид, что не понимает очевидного: в Абхазии в принципе не может быть прогрузинского кандидата. Ведь Грузию и Абхазию разделяет не только река Ингури. Эти две страны разделяют реки крови, пролитой во время одной из самых кровопролитных войн на постсоветском пространстве — грузино-абхазской войны 1992—1993 годов. Странно было заподозрить в прогрузинском курсе Багапша, который сам воевал в 90-е годы и которого на выборах поддержало движение ветеранов войны за независимость «Амцахара» («Родовые огни»). Однако Москва начала активно вмешиваться в ход выборной кампании. За Рауля Хаджимбу поехали агитировать из России депутаты Госдумы и эстрадные артисты. В итоге отношения между Абхазией и Россией, которые, казалось бы, невозможно было испортить, были испорчены, парламент Абхазии назвал устроенное празднество «грубейшим нарушением закона «О выборах президента Республики Абхазия» и недопустимым давлением на избирателей со стороны России». Активная поддержка Кремля накалила обстановку до такой степени, что в стране едва не началась гражданская война между сторонниками Хаджимбы и Багапша. Нетрудно догадаться, к каким последствиям и к каким действиям со стороны Грузии это привело бы. Когда Москва осознала, с каким опасным огнем она играет, был, к счастью, налажен переговорный процесс между кандидатами. В результате Багапш был избран президентом, а баллотировавшийся с ним в связке Хаджимба — вице-президентом.

Сергей Багапш был уникальным президентом уникальной страны. Столкнувшись с ничем не спровоцированным агрессивным противодействием российских правящих элит своему избранию на пост президента в 2004 году, он сумел сесть за стол переговоров с россиянами и с Раулем Хаджимбой, создать устраивающую все стороны выборную конфигурацию. На протяжении всего своего правления Багапш стоял на страже абхазской независимости, активно сотрудничал с Россией, но без «прогибов» — мало у кого повернется язык назвать республику Абхазия «марионеточным режимом».

Толковый управленец, сохранявший стабильность абхазского общества, но без авторитарных эксцессов, столь частых на постсоветском пространстве, Багапш находил общий язык с национальными элитами, при нем в республике не было ни политзаключенных, ни черных эскадронов, ни разгула бандитизма.

Когда он пришел к власти, некоторые политики в Тбилиси действительно рассчитывали на то, что с этим человеком, не относящемся к команде президента времен войны Ардзинбы, будет проще договориться о «восстановлении территориальной целостности Грузии». Однако вместо этого Сергей Багапш восстановил территориальную целостность Абхазии, изгнав из Кодорского ущелья окопавшиеся там в 90-е годы грузинские войска.

После внезапной смерти абхазского президента в стране развернется жесткая предвыборная борьба. Наиболее вероятные кандидаты на пост главы республики — 59-летний вице-президент Александр Анкваб и 60-летний премьер Сергей Шамба. Они оба — сторонники стратегического сотрудничества с Россией.

Вместе с тем между этими политиками есть существенные отличия. Александр Анкваб возглавлял абхазское МВД во время войны за независимость, но был уволен первым президентом Владиславом Ардзинбой сразу после победы над грузинами. Вынужденный уехать в Россию, он успешно занимался здесь бизнесом. Вернувшись на родину через несколько лет, Анкваб планировал выставить свою кандидатуру на президентских выборах, но не смог этого сделать из-за ценза оседлости, после чего поддержал кандидата Багапша, заняв после его прихода к власти пост премьера. В 2009 году он стал вице-президентом. Российские СМИ называют Александра Анкваба самым закрытым абхазским политиком, принципиально не общающимся с прессой.

Сергей Шамба считается более мягким и либеральным лидером, чем Анкваб. Если Анкваб — силовик, то Шамба — дипломат, в прошлом руководивший МИДом республики.

Не исключено, что свои силы в президентской гонке попробует и Рауль Хаджимба — по мнению аналитиков, он как политик стал гораздо сильнее, нежели в 2004 году.

Выборы в Абхазии, не скованной авторитарными «вертикалями», будут интересными, и точно предсказать, кто на них победит, нет никакой возможности. Но ясно, что Абхазия в любом случае не откажется ни от своей независимости, ни от партнерства с Россией.

А вот для России очень полезным будет понять, что страна, чью независимость мы признали, действительно независима. И завоевала она свою независимость сама, без нашей помощи, своим потом и кровью. Требовать от абхазов каких-то «прогибов», навязывать им «правильного» кандидата и указывать на «неправильного» — самый короткий путь к дестабилизации региона.

Комментирует Александр Караваев, эксперт Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве

Абхазы в полной мере почувствовали вкус независимости, и политическая элита, как и жители всей страны в целом, научилась находить разницу между интересами Абхазии и интересами России. Поэтому в будущем мы не должны удивляться возникновению между нашими странами трений и расхождения позиций.

Трения подобные уже имели место быть несколько раз за последний год. Связаны они были с делимитацией российско-абхазской границы, с вопросом возвращения собственности беженцам, покинувшим Абхазию во время конфликта в 90-е годы.

Поэтому предполагать, что Сухум в перспективе будет всегда двигаться в фарватере Москвы, являться сателлитом, не стоит. Хотя российским политикам сложно с этим смириться. Каждый из них в любом случае держит в голове мысль о том, что Абхазию признала первой Россия и поэтому абхазы нам должны. Подобная точка зрения будет бытовать достаточно долго.

Так или иначе, если верить риторике абхазских политиков, сегодня наша страна является для них единственным стратегическим партнером. Абхазы, однако, готовы пожать руку дружбы всем, кто ее им протянет. Если Турция начнет развивать абхазскую экономику в обход Грузии, то Сухум не будет отказываться от такой помощи. То же касается и Европы с Соединенными Штатами. Тем более что в самом Евросоюзе уже есть сторонники признания независимости Абхазии.

Россию абхазы сегодня рассматривают с точки зрения выхода через нее на весь остальной мир. Налаживания политических и экономических отношений с другими странами. Когда же это случится, можно с уверенностью утверждать, что российское влияние на Абхазию уменьшится.

 

Материал подготовили: Роман Попков, Сергей Шурлов, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости