На главную

Доллар = 63,92

Евро = 67,76

6 декабря 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Глупо считать соцсети двигателем революций и главным орудием борьбы оппозиции

Роман ПОПКОВ,

обозреватель «Особой буквы»

Вокзал, телефон, телеграф, «Твиттер»

Часть мировой общественности, восприняв арабские революции как революции «Фейсбука» и «Твиттера», с ликованием провозглашает начало «эры социальных сетей». И это огромная ошибка...
Вокзал, телефон, телеграф, «Твиттер» 15 марта 2011
Взглянем, к примеру, на нашу страну, где в последнее время соцсети пользуются все большей популярностью у оппозиционно настроенных россиян. Считается, что «Твиттер» и «Живой журнал» — чуть ли не главные орудия борьбы с властью, позволяющие поднимать такую волну социального протеста, что мало не покажется… Но при этом «марш блогеров» по Тверской улице 31 января собрал два десятка человек. При этом вся летняя суета блогеров, «беспартийных гражданский активистов» и прочей столичной фронды вокруг Химкинского леса не закончилась ничем — трасса как шла сквозь чащу леса, так и идет. Весь шум «дела о ДТП Баркова» вышел в свисток, закончился предсказуемым решением следственных органов, которым наплевать на музыкальный клип «Дорогу колеснице» с его тысячами перепостов. Вся эпопея вокруг «дела Кашина», все эти стояния с плакатами на Петровке, 38, блогерско-журналистские митинги, посты и твитты также не закончились ничем. «Идет следствие», — говорят нам. Уже полгода почти идет. Про требования блогеров допросить Якеменко и прочих как-то неудобно даже вспоминать. Ну да, президент «высказался». Так это PR президента, и больше ничей.

 

Кирилл Рогов, «Свободу фейсбукам, айфонам, айподам!» («Новая газета», 28 февраля 2011 года): «…Социальные сети по природе своей вовсе не площадки гражданского активизма. Их сногсшибательная популярность определяется тем, что они социализируют человека в его стремлении к потреблению: что прочитать, что слушать, куда пойти? В отличие от рекламы и телевизора, работающих как отбойный молоток, социальные сети позволяют настроить это потребление гораздо более тонко, позволяют найти в море предложений и социальных стандартов свою специфическую нишу, структурируют эдакие микроойкумены со своим потребительским микроклиматом. Позволяют нащупать и выбрать стиль жизни, индивидуальный и социальный одновременно. Но потребительская свобода оказывается по-своему привязчива. Акцент постепенно сползает со слова «потребительская» на слово «свобода». И вот уже в качестве клубной темы в фейсбуке, смысл которого — несфокусированное кокетство, котируются политические темы, за которые сыплются лайки от Маши и Даши. Политика тоже оказывается вдруг аксессуаром приватной жизни…»

Оговорюсь, сейчас речь не о том, что социальные сети более оперативно, чем традиционные СМИ, оповещают о новостях. Речь о весьма популярном восприятии интернет-сетей как некоей новой прогрессивной социальной реальности, ключевом факторе становления гражданского общества и его мобилизации на борьбу с авторитаризмами XXI века. Некоторые проникшиеся этим пониманием революционные арабы даже называют дочерей именем Фейсбук.

У нас до такого пока не дошло (хотя, может, я просто не в курсе), но восторги тоже присутствуют. Даже, казалось бы, всегда разумный Кирилл Рогов в «Новой газете» провозгласил аллилуйю «фейсбукам», айфонам и айподам. Я уж молчу о блогерах, хипстерах и прочих интернет-бойцах — в их рядах полная эйфория.

Но попробуем трезво разобраться, с чем мы все же имеем дело, так ли много поводов для оптимизма.

Современные авторитарные режимы, в отличие от сталинских, гитлеровских и прочих тоталитаризмов века минувшего, построены не на мессианской идеологии, не на абсолютном контроле всех сторон жизни общества, а на негласном договоре народа с правящими элитами. Договоре простом, как хозяйственное мыло: ты живешь как хочешь, читаешь что хочешь, ездишь куда хочешь, и нам, элитам, на твои личные пристрастия наплевать до тех пор, пока ты не угрожаешь нам, элитам, нашим экономическим интересам и нашей монополии на власть. А мы, мол, обеспечиваем тебе стабильность и безопасность.

Это действительно очень экономичный способ бессменно править долгие десятилетия: нет необходимости городить «берлинские стены», глушить «Радио Свобода» и прочие «вражеские голоса», тратить уйму времени и сил на подравнивание искусства и науки под определенные идеологические каноны. Нужно только на всякий случай контролировать выборы, судебную систему и выпуски новостей по ТВ. И никаких напрягающих общество «сверхидей». Все очень прагматично.

Короткий анализ существующих во многих странах «третьего мира» — в том числе и в России — политических систем, изложенный тем же Роговым, в целом верен. А вот дальше все очень спорно.

По мнению апологетов революции «Фейсбука», так бы и дремало общество под сенью софт-авторитаризмов, равнодушное к немногочисленным оппозиционерам и их бедам, так бы и существовали «президентские монархии» вечно, но тут возьми да появись социальные сети.

Народ сперва начал наполнять их своим, обывательским контентом: кошечки-собачки, дни рождения, фотки «Я в Турции» и тому подобным. Но потом началось нечто иное, ибо к социальным сетям цензура технологически плохо применима, да и правящие софт-авторитаризмы, не разглядев вовремя засаду, не особо-то и пытались цензуру навязать. Социальные сети начали предлагать потребителю болезненную общественную и политическую тематику, потребитель получил возможность «врубаться в темы», «лайкать» и «комментить».

И вот теперь он, потребитель социальных сетей, стремительно социализируется и политизируется. Ну а проникшие в сети политические и общественные активисты пользуются этим, поднимают блоговолны, создают «группы» и «встречи», рулят процессом.

В этом якобы и есть великая опасность для авторитаризмов: они теряют монополию на информацию и на коммуникации, социальные сети не вписываются в схему контракта между авторитаризмами и обществом. Социальные сети вроде как и не запретишь, ибо придется запрещать кошечек-собачек, фоточки, обрубать тысячи интереснейших для обывателя и уже необходимых ему как воздух коммуникаций. А это и есть нарушение договора, создание «берлинских стен» в каждом айфоне и ноутбуке, мера абсолютно неприемлемая для режима, не имеющего никакой фанатично-идеологической базы. Теоретически-то можно запретить и обрубить, но тогда на месте, к примеру, «путинской России» появится нечто несуразное и нежизнеспособное — что-то типа КНДР, только без идей чучхе.

Вот только зачем власти — в том числе, опять же, и нашей российской — все это запрещать и вообще как-либо серьезно беспокоиться? Власть достаточно умна и понимает, что «Фейсбук», «Твиттер» и «В контакте» — лишь технология, орудие, средство связи. Работают на революцию эти инструменты только в умелых руках и только в условиях социального шторма, но сами они шторм создать не могут.

Субъекты исторического процесса — это люди, объединенные в настоящие социальные группы, а не в интернет-сообщества. Люди с общностью экономических интересов, образа жизни, осознающие себя как группы, как классы. Также субъекты исторического процесса — партии, с идеологией, лидерами, эстетикой, программами. Партии массовые, четко знающие свою целевую аудиторию, свою социальную базу, понимающие, кого они представляют, чьи интересы. Пока в России нет партий, пока социальные группы, из которых состоит нация, не знают, кто за них, за их комфортное сегодня и счастливое завтра бьется, власть может не напрягаться. Партии — один из главнейших столпов гражданского общества и демократии. Партии — вот то, что может по-настоящему угрожать авторитарным режимам.

Трагедия той же египетской революции в том, что многолетняя диктатура уничтожила национальную партийную систему: ни «братья-мусульмане», ни насеристы, ни либералы оказались не в силах создать революционное правительство. И социальные сети тут не помощник.

На момент ухода Мубарака не было мощных политических сил, готовых уверенно претендовать на перехват власти — сразу, без временных военных правительств. Да, доведенные бедностью и произволом до отчаяния, люди вышли на площади, да, возможно «Фейсбук» в этом помог, да, тиран счел за благо отречься от престола. Дальше-то что? Где революционная, прогрессивная роль Интернета сейчас? Помог как-то «Фейсбук» предотвратить межрелигиозную резню, которая уже начинается постепенно в Египте?

Вернемся в Россию. Власть на протяжении десяти лет асфальтирует не Интернет, а именно партийную систему, ибо знает, чего бояться. В итоге у нас, так же как и в Египте, партий нет. А пророки твиттер-восстаний и фейсбук-революций говорят: ну и хорошо, что нет, партии — это «олдскул», это они сами умирают. Нам, дескать, не нужны партии, у нас есть «беспрецедентная мобилизующая сила» сайта «В контакте», а также коллективный разум в «Живом журнале».

Но при этом «марш блогеров» по Тверской улице 31 января собрал два десятка человек. При этом вся летняя суета блогеров, «беспартийных гражданский активистов» и прочей столичной фронды вокруг Химкинского леса не закончилась ничем — трасса как шла сквозь чащу леса, так и идет. Весь шум дела о ДТП Баркова вышел в свисток, закончился предсказуемым решением следственных органов, которым наплевать на музыкальный клип «Дорогу колеснице» с его тысячами перепостов. Вся эпопея вокруг «дела Кашина», все эти стояния с плакатами на Петровке, 38, блогерско-журналистские митинги, посты и твитты также не закончились ничем. «Идет следствие», — говорят нам. Уже полгода почти идет. Про требования блогеров допросить Якеменко и прочих как-то неудобно даже вспоминать. Ну да, президент «высказался». Так это PR президента, и больше ничей.

Никакой новой социальной реальности в России нет. Зато есть старая: в цехах заводов и в угольных шахтах, на вещевых рынках и в нищих НИИ. И чем скорее оппозиция это поймет, тем лучше. Нужно не просиживать время в кафе с бесплатным Wi-Fi, организуя акции на несколько десятков «единомышленников». Нужно идти к людям, объяснять им, что тот самый договор с властью — «свобода в обмен на стабильность и безопасность» — уже расторгнут сам собой. Нет ни безопасности, не стабильности.

Левым нужно идти к рабочим, к шахтерам, правым — к мелкому и среднему бизнесу. Пора работать с реальными социальными сетями, состоящими из живых людей. Власть услышит только шум многотысячных площадей, будет разговаривать только с теми, кто эти площади представляет.

Напоследок длинная цитата из статьи новосибирского художника Артема Лоскутова на сайте «Грани.Ru». Лоскутов, один из основоположников «карнавального тренда» в гражданском протесте, создатель «Монстраций», поклонник всяческих новых веяний, разразился удивительным текстом о пенсионерских бунтах, так пока толком и не поддержанных оппозиционными политическими организациями. Тем не менее протест в его родном Новосибе нарастает:

«Что интересно, участников этих акций (следующая запланирована на 18 марта) раз от раза все больше, а не как обычно. Несмотря на отсутствие ярких лидеров, организационных структур, несмотря на отсутствие привязки даты их проведения к какому-нибудь определенному числу, на отсутствие анонсов в «Твиттере», «Фейсбуке», «В контакте» и «Одноклассниках», на вообще предполагаемую нераспространенность навыков пользования соцсетями среди протестующих, несмотря на отсутствие не только хорошего дизайна на афишах-стикерах, но и вообще сколько-нибудь заметной рекламы этих сходов, несмотря на отсутствие приятной музыки на митингах, несмотря на отсутствие фотографов из блогерского топа, на отсутствие красивых задержаний, благодаря которым вообще-то основная масса митингов и представляет хоть какой-то интерес, несмотря на то что пенсионеров все еще не вышли поддержать хипстеры и поп-звезды.

Несмотря ни на что, эпоха «старой школы» не просто не заканчивается, олдскул живет и вот-вот продолжит побеждать.

В отличие от». 

Комментарии
itaseDixSlalt
Соберем для Вас по сети интернет базу данных
потенциальных клиентов для Вашего Бизнеса
название, телефон, факс, e-mail,
имена, адреса, товары, услуги итд
Более подробно узнайте по
Телефону: +79133913837
ICQ: 6288862
Skype: s.3837
Email: prodawez@mixmail.com
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости