На главную

Доллар = 63,39

Евро = 70,93

1 октября 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Президент выступил в прямом телеэфире, подведя итоги года

Владимир КАРПОВ,

обозреватель «Русской службы новостей», — специально для «Особой буквы»

Непринужденная беседа совсем не подразумевает откровенного разговора

Слегка посмеиваясь над ситуацией, президент в компании главных телевизионщиков страны вволю порезвился в словесный пинг-понг.
Непринужденная беседа совсем не подразумевает откровенного разговора 27 декабря 2010
Президент России Дмитрий Медведев подвел итоги года. В прямом эфире телевидения он то ли отчитался перед народом, то ли поделился своими мыслями о том, как мы живем, куда движемся и что из этого получается.

 

Ожидания и реальность опять расходятся. Слушатели «Русской службы новостей» довольно резко отозвались о последнем интервью президента России. 85 процентов из тех, кто посмотрел «Итоги года с Дмитрием Медведевым» и принял участие в его обсуждении, проголосовали, что им с главой государства не по пути. И дело здесь не в том, что президент говорил вещи, которые вызывают отторжение, а в том, что за этими разговорами плохо видно реальные дела. Правильные вещи говорил президент, но волен ли он обращать их в свершения?

Из 140-миллионного населения страны свои вопросы главе государства имели возможность задать лишь трое: Владимир Кулистиков, Олег Добродеев и Константин Эрнст — руководители трех основных федеральных телеканалов. В отличие от прямой линии с Владимиром Путиным организаторов этого телеинтервью было сложно заподозрить в том, что собеседников кто-то специально готовил, тщательно выбраковывая негожие вопросы. Эти граждане сами прекрасно знали, что спрашивать, как спрашивать, и наверняка догадывались, что на их выпады президент найдет ответы.

Так или иначе, но интервью, при всей своей предсказуемости, оказалось весьма любопытным. Интересно было узнать, как Медведев ответит на те вопросы, которые уже адресовали Путину; интересно было увидеть степень его откровенности, да и вообще Дмитрий Медведев как-никак глава государства, и формально именно он определяет политику в стране.

Что же мы узнали? Что нужен драйв, что закон должен быть превыше всего, а демократия в России начинается в Интернете. Нельзя сказать, что эти тезисы подкупают своей оригинальностью и новизной, но, наверное, важно, что они прозвучали в эфире каналов, которые не часто балуют аудиторию подобными посылами.

Практически под всем, что прозвучало в эфире, можно было бы подписаться, но... Но все же после интервью остался странный осадок.

Как только квартет участников этого шоу замер в ожидании отключения камер, в голове уже засела мысль, что мужики хорошо поговорили. Нет, правда, и про ребенка спросили, и про презервативы в Химкинском лесу успели ввернуть остротку. Еще бы чуть-чуть — и гонца можно было бы засылать за крепленым. Еще бы немножко — и раздались бы возгласы: «Анатольич, я тебя уважаю!» Галстук Кулистикова определенно всех расслабил и расположил к непринужденной беседе.

Впрочем, непринужденная беседа совсем не подразумевает откровенного разговора. Именно это ощущение неполной искренности и не отпускало на протяжении всего интервью. Под софитами и прицелом телекамер участники разговора как будто упражнялись в остроумии и умении отвечать на неудобные вопросы. Выкручивались, шутили, улыбались... Может, только у меня возникло такое ощущение, но они определенно посмеивались. Над ситуацией или друг над другом — не знаю. Меньше всего хочется верить в то, что посмеивались над зрителями. Зная все друг про друга, формируя совместно — кто прямо, а кто косвенно — актуальную повестку дня для большинства граждан страны, чуваки (позвольте мне здесь это просторечие, но именно так оно и выглядело) вволю порезвились в словесный пинг-понг. Судите сами.

Константин Эрнст, генеральный директор Первого канала: «Дмитрий Анатольевич, одной из самых острых дискуссий общественных в уходящем году было обсуждение ситуации по поводу строительства «Охта-центра». Конечно, самая острая была в Питере дискуссия, мы активно тоже приняли в ней участие…»

Владимир Кулистиков, генеральный директор НТВ: «Не любите вы «Газпром»…»

Олег Добродеев, генеральный директор ВГТРК: «На чьей стороне?..»

Константин Эрнст: «На стороне тех, кто был против. И на данный момент ситуация, на мой взгляд, благоприятно разрешилась…»

Дмитрий Медведев: «Телевизионная демократия…»

Константин Эрнст: «Я хотел бы воспользоваться этой ситуации и спросить: Дмитрий Анатольевич, а какова была Ваша роль в принятии окончательного решения?..»

Или вот...

Константин Эрнст: «Мы заметили. Дмитрий Анатольевич, на протяжении уходящего года одна из самых острых дискуссий и большая тема, которую вы анонсировали, — это борьба с коррупцией и борьба со взятками. Есть, безусловно, известное Вам как юристу понятие «легисламия». А своим коллегам я хотел бы пояснить…»

Дмитрий Медведев: «Объясните, объясните. Потому что сейчас все вздрогнули — и те, кто смотрит нашу программу…»

Вот еще...

Владимир Кулистиков: «Дмитрий Анатольевич, я помню, как Вы очень широко и полно осветили проблему жилищно-коммунального хозяйства, поэтому я, если позволите, Вас о ЖКХ не буду спрашивать — я Вас спрошу об МБХ, о деле Ходорковского...»

Дмитрий Медведев: «Заход интересный…»

Ну, здорово же! Им же было здорово! Вот и я о том же... Собрались начитанные, остроумные люди поговорить. Наблюдая за ними, я даже как-то забывал, что речь в этом разговоре шла о судьбах конкретных людей и страны целиком.

Спросили про Михаила Ходорковского после заявления Путина, что «вор должен сидеть в тюрьме»? Хорошо... А про выступление Парфенова вы что скажете?.. Они ему крученый, а он им резаный. Классная, красивая партия. И все между строк, и глаза такие понимающие-понимающие. Не брюзга я, нет. Мне искренне было интересно и местами смешно, но пусто как-то, пусто...

Были, конечно, и серьезные моменты, и суровые лица. Сложно заподозрить Медведева в легкомыслии, когда он перечислял важнейшие, по его мнению, события 2010 года или когда рассказывал об авиакатастрофе под Смоленском, в которой погиб президент Польши. А в остальном? А в остальном все всё прекрасно понимают.

Чего вы ждали от президента России? Посыпать голову пеплом, корить себя за промахи и недочеты для него равнозначно росписи в собственном бессилии. Такой роскоши он позволить себе не может — старшие товарищи не поймут. Или ты работаешь, или ты уходишь, и то не сразу... Двумя неделями по Трудовому кодексу здесь не отделаешься. В его положении глупо было бы отвечать на чаяния критиков отставками и разоблачениями. Истерить и сеять панику не его компетенция. Даже искренне сказать то, что думает, — уже проблема, поскольку каждое слово может быть чревато политическими последствиями.

В итоге в пятницу по телевизору мы увидели самого несвободного человека — президента Российской Федерации, который разговаривал с такими же несвободными людьми (какие бы галстуки они ни надевали и о чем бы ни спрашивали).

И дело здесь не в цензуре, а в том, что живем мы все не так, как хочется, а так, как нужно. Нужно окружению, нужно людям, которые в свое время помогли, дали дорогу... Интересы государства, правящей элиты, народонаселения. Всем нужно угодить и понравиться. Быть между и между.

Когда Медведев спрашивал о свободе на телевидении, мне кажется, он говорил и о себе тоже. Это был вопрос о представлении свободы, а не о том, почему ее нет. Если честно, то и особенного запроса на эту свободу не существует. Не нужна она в абсолюте, поскольку каждый имеет о ней собственное представление. Свобода не думать о завтра резко отличается от свободы сказать все, что думаешь о сегодня. С этим тоже приходится считаться.

Президент много говорит о том, что, в его же представлении, невозможно сегодня. Складывается ощущение, что он за рулем автомобиля, в котором нет двигателя. Поедем, говорит Медведев, непременно поедем! Только вот подтолкнем чуть в гору, а дальше машина поедет сама...

Комментарии
rossija
Дорогой Володька !!!
В Вашей шапке стаьи, есть некий упрёк,что не было откровенности и интервью дали, только трём богатырям инфо-агенств.
Вообще пресс-конференция Высшего лица,допустим трём главным тележурналистам ,это нормальное явление.
Другое дело в манере задаваемых вопросов,и реакции интервьёра на это,
Задаваемые вопросы порой были,ниже планки,(валяющиеся гандоны,мусор где бегал великий Пушкин) и хохоток и хохоток, c тихим подхрюканием, кто это там хихикал и подхрюкивал вопрос????
Могу предположить, наверное Добродеев или Эрнст,(оказывается у них есть ещё и такие таланты) Кулистиков исключено, бывшему работнику радио Свободы а мы знаем, там просто так работать,без подписки о сотрудничестве с Разведкой,какой сами догадайтесь,ой можно ли????
И вся эта пресс-конференция оставила тяжёлый осадок,
Я думаю она не украсила Высшее должностное лицо.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости