На главную

Доллар = 73,72

Евро = 89,20

20 января 2021

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Россия и Белоруссия. Управляемая демократия и назначение мэра Москвы. Терроризм

Сергей НИКИТИН,

председатель Комитета защиты прав граждан

ВЛАСТЬ НЕ УМЕЕТ ПРИМЕНЯТЬ ВЛАСТЬ

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущие: Лев Гулько («Эхо Москвы») и Александр Газов («Особая буква»).
ВЛАСТЬ НЕ УМЕЕТ ПРИМЕНЯТЬ ВЛАСТЬ 13 октября 2010
Корни всех проблем сегодняшней России кроются в устройстве ее политической системы. Именно поэтому любые выборы в нашей стране превращаются в фикцию: кто бы ни стал их победителем, он все равно будет вынужден делать то, что прикажут свыше — ни больше, ни меньше. Когда же власти действительно нужно применить власть, выясняется, что на это она уже и не способна.

Террористов соберут в одном месте

ЛГ: Начальник Главного управления МВД по Северокавказскому федеральному округу Сергей Ченчик считает, что необходимо ужесточить наказание для террористов и экстремистов. Он, кстати, предложил создать для них специальные места лишения свободы. Такое российское Гуантанамо. «Я считаю, что данная категория лиц должна находиться в специализированных местах лишения свободы, то есть сотрудники, которые обеспечивают их нахождение там, должны иметь специальную подготовку, там должны работать высококлассные психологи, психиатры, педагоги», — заявил он в ходе встречи с журналистами. Он хотел бы видеть там и представителей националистических движений. По его мнению, сроки наказания для экстремистов и террористов неадекватные. «Безусловно, они должны быть увеличены в разы. Недавний пример — суд в США вынес пожизненный приговор только за планирование теракта в Нью-Йорке», — сказал, в частности, Сергей Ченчик. Вот такая история. Я, например, только «за».

АГ: А я совершенно не понимаю, как к этому относиться и что власти хотят этим добиться. Видимо, это какой-то элемент борьбы с терроризмом.

ЛГ: Запугать хотят.

АГ: То есть их там соберут и будут обращаться, как в Гуантанамо? Да? Как на ваш взгляд?

СН: Я думаю, что националистическую оппозицию, особенно исповедующую ислам, запугать невозможно. Согласитесь, для тех смертников, которые все время проводят теракты, угроза смерти не страшна.

ЛГ: Они там не главные. Главные — люди, которые их посылают. А они боятся лишиться того и этого. У них свои планы.

СН: Наверное. Планы у них свои. А вот в отношении ужесточения наказания… Да, я убежден, что необходимо восстановить смертную казнь. Смертную казнь именно для этой категории руководителей, для тех, кто отправляет на преступления, на смерть этих людей. Если у нас не будет смертной казни для этой категории, то никакие Гуантанамо, никакие педагоги и психиатры им головы не исправят. Это мое убеждение. Я думаю, что решать нужно комплексно. Но самое главное даже не это. Главное — нужно загрузить работой жителей тех регионов, чтобы у них не было повода пытаться с помощью террора, с помощью участия в бандформированиях зарабатывать себе деньги на жизнь. Ведь согласитесь, та безработица, которая существует в той же Чечне и в других регионах, — она ужасна.

ЛГ: Конечно. А как вы смотрите на переселение одних народов туда, других сюда? Сейчас рассматривается такой проект.

АГ: Уже утвержден.

ЛГ: Уже утвержден? Ну, все равно он рассматривается.

СН: Сегодня не война. И таким образом проблему не решить. То, что было в период Великой Отечественной войны, те решения, которые принимала власть, и в частности Сталин, с моей точки зрения, были оправданны. Меня вот что поразило. При переселении чеченцев в Сибирь, а это происходило в течение двух дней, по разным причинам погибло, я боюсь ошибиться, но сильно не ошибусь, где-то 164 человека. Меня эта цифра поразила. Значит, людей переселяли, но погибло всего-навсего 164 человека. Сегодня у нас в день гибнут десятки людей от всяких, так сказать, акций. И если сегодня, при той неуравновешенности в обществе, при тех конфликтных ситуациях между разными группами населения, еще вносить вот это…

ЛГ: Тогда же это было не добровольно. А здесь — добровольно.

АГ: Предлагают создать рабочие места. Приезжайте и работайте. А русских — обратно.

СН: Я должен сказать, что пока власть не будет проявлять власть, все это превратится в другую форму преступления.

ЛГ: А как власть применить? Там другие устои.

СН: Вот они приехали — допустим, в Сибирь. Промышленный регион. Получится, как в Москве. Обратите внимание, что делается на рынках Москвы.

АГ: В Сибирь они не поедут. Они поедут в Москву.

СН: В Москву или в Сибирь — при том бардаке, который существует у нас в стране, когда власть не выполняет своих функций, а только надувает щеки, порядка не будет. А будет новая форма преступлений — экономические. А эти экономические преступления обязательно будут сопровождаться и преступлениями против личности. Другого просто не бывает. И будет все то же самое, только еще в больших масштабах. К своим преступникам добавятся преступники из других регионов.

ЛГ: А может, тогда… Вот Кадырову отдали власть, и там успокоились. Может, посадить губернаторов, как раньше?

СН: Да, успокоились, но национальный вопрос там решен однобоко. В сторону коренного населения. А все другие, извините, они уже в России.

ЛГ: Ну, кто успел. Так я об этом и говорю. Может быть, отдать народ? Чтобы там было тихо, а нам — хорошо?

СН: Но, извините, если у нас единое государство, то все должны находиться в одинаковых условиях. А если поставить мелких князьков, которые будут своей территорией управлять по собственному разумению, а не в соответствии с общероссийскими законами, то это опять преступление. То есть мы не выскакиваем из системы преступлений.

ЛГ: Деваться некуда. Они уже живут по шариату. По другим законам.

СН: Это власть, в первую очередь во времена Ельцина, дала им отступного. Так это надо исправлять. Но если исправлять силовым образом, ничего не получится. А если создать там условия, чтобы они работали. Там, у себя. Не надо никуда ехать, давайте они там будут работать.

ЛГ: Нефть добывать, например.

АГ: Можно я все-таки вновь вас разверну к той новости, от которой мы отталкиваемся? Гуантанамо «а-ля русс». Примечательный момент. Это чиновник предлагает, он говорит даже, что хотел бы видеть в этой тюрьме представителей националистических движений. Ну, учитывая…

СН: В качестве наблюдателей и советчиков? Воспитателей?

АГ: Не как воспитателей, а наказывать их там. Я так понимаю.

СН: Вот тут непонятно.

АГ: Вот как раз из того, что непонятно... Не станет ли это местом, куда, помимо террористов, начнут отправлять еще и какие-то оппозиционные политические силы? Термин «националистическая» можно очень по-разному интерпретировать.

СН: Но, понимаете, у нас ничего закрытого не получается. Формула известная: хотят как лучше, а получается как всегда. Как всегда непорядок, буду культурно говорить, в системе наказания. И люди бегут, и наркотики там, и торговля. И живут по понятиям, а не по тому порядку, который предусмотрен федеральным законом. Поэтому эта новость говорит о том, что власть, в том числе и правоохранительной структуры, в отчаянии. Они не знают, что им делать. И вот придумывают новые планы, надеясь, что это что-то изменит. Думаю, что это больше направлено на общество. На настроение россиян. Только и всего. Проку от этого, с моей точки зрения, не будет.

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости