На главную

Доллар = 63,69

Евро = 71,64

28 сентября 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Единый следственный комитет

Станислав ЯКОВЛЕВ,

обозреватель «Особой буквы»

КТО ПОЛУЧИТ КОНТРОЛЬ НАД БУДУЩИМ СВЕРХВЕДОМСТВОМ?

Столько суверенитета, сколько отмеряется новообразованному Следственному комитету, Александр Бастрыкин проглотить не сможет. В том числе и потому, что — кто же ему даст.
КТО ПОЛУЧИТ КОНТРОЛЬ НАД БУДУЩИМ СВЕРХВЕДОМСТВОМ? 12 октября 2010
Отставка мэра Москвы Юрия Лужкова, резонансное выступление Игоря Юргенса и прочие громкие политические события последнего времени отчасти отвлекли внимание прессы и политизированной части российского общества от «реформы следственных органов» — которая тем не менее идет своим чередом и на публичное обсуждение в отличие от закона «О полиции» отчего-то не выносится. Речь идет о выведении Следственного комитета, возглавляемого Александром Бастрыкиным, из подчинения Генеральной прокуратуры.

 

По словам Александра Бастрыкина, в Следственном комитете, возможно, будет специальное подразделение для расследования преступлений самих следователей. При этом он отверг идею о том, что расследовать такие преступления должны следователи прокуратуры.

— Следуя всем традициям, которые существовали в данном отношении, это расследование могли бы проводить сами следователи Следственного комитета. Я имею в виду традиции, когда прокуратура, когда она обладала правом следствия, предварительного следствия, сама расследовала преступления, совершенные работниками прокуратуры. Обсуждается, действительно, и другой вариант — создание некоего органа при, скажем, прокуратуре, который будет расследовать дела в отношении следователей Следственного комитета. Я не думаю, что это разумный вариант. Потому что возникает тогда следующий логический вопрос: а кто будет расследовать дела в отношении тех прокурорских работников, которые осуществляют расследование в отношении следователей Следственного комитета? И так можно строить вертикаль до бесконечности.

Следователи получают все больше суверенитета. Однако любое хорошее слово имеет, как правило, свой нехороший синоним. Качество, которое некоторые эксперты положительно называют «независимостью», при желании может быть охарактеризовано и как «безнадзорность». Глава СКР Александр Бастрыкин уже попытался успокоить журналистов заявлением о готовности довести до конца расследования по громким, резонансным делам. Но, к сожалению, модная идея «модернизации» может оказаться обычным прикрытием для серьезного конфликта между могущественными силовыми кланами Кремля за право контроля над будущим сверхведомством. А убийцы журналистов, правозащитников, политических активистов, общественных деятелей и других невиновных, но неудобных кому-то людей в очередной раз отделаются легким испугом…

В полном соответствии с указом президента России Дмитрия Медведева Следственный комитет при прокуратуре РФ утратил букву «П» в аббревиатуре и тем самым окончательно попрощался с прокуратурой. Последнюю, надо сказать, этот факт не очень обрадовал. В начале сентября в «Российской газете» появился довольно интересный материал: первый заместитель генпрокурора Александр Буксман рассказывал в интервью Михаилу Барщевскому, что лучший друг гражданина и самый верный защитник его прав называется «прокурор». А без должного надзора со стороны прокурора следователи немножко звереют и начинают заниматься мракобесием. Так и Веру Трифонову сгноили за решеткой, хотя прокуратура решительно возражала.

Напоминание о «деле Трифоновой» — истории пожилой, тяжелобольной женщины, умершей в СИЗО, — трудно рассматривать иначе, как «последний привет» от всей российской прокуратуры персонально Александру Бастрыкину. Именно СКП замешал прокуроров в громкий скандал, во многом повторяющий знаменитое «дело Магнитского». Бастрыкин уволил первого заместителя руководителя Следственного управления СКП РФ по Московской области Александра Филиппова и руководителя отдела по расследованию дел коррупционной направленности Валерия Иварлака. Но Иварлак через некоторое время был восстановлен в должности. Адвокат Веры Трифоновой полагает, что он «непосредственно способствовал ее смерти».

Александр Буксман нисколько не лукавит, когда говорит о том, что, конкурируя со следствием, прокуроры зачастую выступают в откровенно непривычной для них роли адвокатов. Конфликты интересов между ведомствами Юрия Чайки и Александра Бастрыкина вполне очевидны даже для самой широкой публики. Например, в конце марта текущего года прокуратура успешно отбила у СКП заместителя мэра Москвы, главу «Москонтроля» Александра Рябинина. Неугомонные следователи, впрочем, немедленно завели на Рябинина еще одно уголовное дело.

Перспективы Александра Бастрыкина в качестве главы нового, уже совершенно независимого СКР довольно туманны. Во-первых, потому что доподлинно неизвестно, насколько он вообще способен влиять на принятие каких-либо серьезных решений. По неофициальным данным, Александр Бастрыкин выступает не более чем «публичным лицом» Следственного комитета. Настоящая власть в ведомстве принадлежала и до сих пор принадлежит его заместителю Юрию Ныркову — человеку, принципиально избегающему всякой публичности. До назначения в СКП Нырков возглавлял кадровое управление ФСБ. Считается «человеком Патрушева». В качестве первого во всех смыслах заместителя Бастрыкина курирует работу управления по борьбе с коррупцией, которое недоброжелатели чаще всего называют «управлением по сбору компромата». Это, разумеется, только слухи, но если эти слухи верны, то причины, по которым уволенный «борец с коррупцией» Валерий Иварлак стремительно вернулся на свое рабочее место, становятся много понятнее.

Во-вторых, за относительно недолгую историю собственного существования СКП успел заработать довольно неоднозначную даже для силовой структуры репутацию. Достаточно вспомнить, как руководитель Главного Следственного управления и доверенный человек Александра Бастрыкина Дмитрий Довгий прославил себя возбуждением уголовных дел против генерала Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков Александра Бульбова и заместителя министра финансов РФ Сергея Сторчака — после чего был уволен из СКП и сам получил обвинение во взяточничестве. Еще до суда Довгий признался, что уголовные дела возбуждал безо всяких на то оснований под давлением лично Александра Бастрыкина. Приговор Дмитрию Довгию: девять лет в колонии строгого режима.

В-третьих, превращение СКР в независимую и самостоятельную структуру чаще всего рассматривается как начало увлекательного «объединительного процесса», итогом которого может стать появление российского аналога американского Федерального бюро расследований — Единого следственного комитета. Пока Александр Бастрыкин портил отношения с Юрием Чайкой, представители прочих силовых структур не особенно беспокоились. Но что такое «расследование»? Это возможность прослушки, возможность слежки, возможность проведения обысков и выемок — и множество других любопытных возможностей того же рода. МВД, ФСБ и ФСКН, разумеется, не отдадут их просто так, без борьбы — и уж тем более не отдадут такой сомнительной фигуре, как Бастрыкин, все преимущества которого заключаются только в том, что ему посчастливилось оказаться однокурсником Владимира Путина. Силовые «кланы», скорее всего, договорятся между собой о какой-то компромиссной фигуре. Возможно, такой фигурой окажется однокурсница Дмитрия Медведева Елена Леоненко, но ее шансы очевидно невелики.

Александр Бастрыкин понимает опасность своего положения. Несколько дней назад он встретился с делегацией международного Комитета защиты журналистов и обсудил с ними результаты расследования громких уголовных дел; таких как убийство Юрия Щекочихина, убийство Анны Политковской, убийство Пола Хлебникова и некоторых других известных правозащитников и журналистов. На встрече Александр Бастрыкин заявил, что убийца Натальи Эстемировой следствию известен и сейчас принимаются меры по его задержанию. Также глава СКР сообщил о намерении провести ревизию дел по тем преступлениям, где потерпевшими являются журналисты, — и слово свое сдержал.

Но страсть Александра Бастрыкина к громким публичным заявлениям известна слишком хорошо — и потому никого уже всерьез не обнадеживает. Бастрыкин неоднократно «почти раскрывал» резонансные дела, но всякий раз с одним и тем же результатом. Даже формально раскрытое дело об убийстве первого зампреда Центробанка России Андрея Козлова вызывает множество вопросов, самый очевидный из которых: почему же киллеры оказались такими идиотами и оставили столько улик? Подобное поведение характерно, скорее, для группы, нанятой ради слежки за жертвой, но вовсе не для «убойной бригады». С другой стороны, сотрудники СКП достаточно добросовестно расследовали дело об убийстве Руслана Ямадаева, но резко и заметно остановились на половине пути. Так в обвинительном заключении появилась формулировка «неустановленный заказчик».

Поэтому на объективное и беспристрастное расследование громких дел надеяться, увы, не приходится. Либо следователи в очередной раз «ошибутся», а обвиняемые благополучно вернутся домой, либо под судом окажутся простые исполнители, либо выяснится, что убитые погибли «случайно», как Магомед Евлоев, либо следствие будет назначать бесконечные экспертизы и терзаться столь же бесконечными сомнениями, как в деле о гибели юриста Сергея Магнитского. К слову, непосредственное отношение к этому делу имеет глава еще одного СК, но уже при МВД — фигурирующий в «списке сенатора Кардина» Алексей Аничин.

Помимо отладки связей с представителями СМИ, Александр Бастрыкин занялся еще одним вполне полезным делом: чисткой кадров в СКР. В конце прошлой недели он разгромил управление Следственного комитета по Хабаровскому краю — руководство уволено, на сотрудников заведены уголовные дела. Неизвестно, можно ли считать это простым совпадением, однако вечером того же дня в Интернете «случайно обнаружился» видеоролик «Завещание приморских партизан».

Прогнозировать вероятность дальнейшего карьерного роста или оглушительного падения Александра Бастрыкина на сегодняшний день достаточно сложно. Но у него вряд ли получится сохранить свой пост и уж тем более стать главой «российского ФБР». Слишком мало достоинств, слишком много недостатков и слишком могущественные аппаратные недоброжелатели — Юрий Чайка, Борис Грызлов, Николай Патрушев. Столько суверенитета, сколько отмеряется СКР, и в обозримом будущем ЕСК, Александр Бастрыкин проглотить не сможет; в том числе и потому, что — кто же ему даст. Как говорил персонаж одного неприличного анекдота: «если выкрутится — назовем Копперфильдом».

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости