На главную

Доллар = 63,39

Евро = 70,93

1 октября 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

9 дней

Юрий ИВАНОВ,

адвокат

В ЗАЩИТУ ЯНАЕВА

Рисуя портрет первого и последнего вице-президента СССР, историки и журналисты зачастую оказываются во власти определенных стереотипов. Они тиражируют телевизионный образ Геннадия Янаева, хотя в жизни он был совсем другим человеком.
В ЗАЩИТУ ЯНАЕВА 1 октября 2010
Демократы, пришедшие к власти в России в начале 90-х годов прошлого века, прекрасно осознавали роль и значение личности в истории. Именно поэтому они развернули агитационно-пропагандистскую информационную войну против коммунистов, патриотов, националистов и всех своих недругов. При этом в борьбе с символами советской эпохи либералы не брезговали методами, как это сегодня называют, «черного пиара», обрушивая потоки грязи и клеветы на политических противников. Жертвой этой атаки, сопровождающейся мифотворчеством псевдоисториков, стал и Геннадий Янаев.

Юрий Иванов, в защиту Янаева, ч. 1

Завтра девять дней со дня смерти Геннадия Янаева, бывшего вице-президента СССР. И больше известного в нашем обществе как одного из руководителей ГКЧП. Я посмотрел телепередачи и послушал несколько радиопрограмм, почитал сайты, газеты, в которых появились те или иные публикации о Янаеве. У меня сложилось впечатление, что все сделано под копирку. По всем программам Янаев характеризуется как человек с дрожащими руками, что обязательно подчеркивается всеми. И вдобавок идут танки, и в это время по телевизору «Лебединое озеро». Причем что любопытно? Вот этот тезис о дрожащих руках, о трусости, никчемности излагается не только в провластных СМИ, но и на откровенно коммунистических сайтах. И там повторяют то, что было запущено либералами еще в те далекие годы. Поэтому начну от печки…

Мое знакомство с Янаевым произошло в следственном изоляторе «Матросская Тишина». Я там работал по делу ГКЧП как адвокат Крючкова. Хочу сразу обрисовать обстановку: все гэкачеписты допрашивались в кабинетах одновременно. То есть приходила бригада следователей, сидели в 10—15 кабинетах с общим коридором. Янаева я увидел где-то в начале сентября. Было очевидно, что надо налаживать гэкачепистам «круговую оборону», поскольку все идут по одному делу и их прессует единая огромная следственная бригада. В таких ситуациях надо найти друзей среди других обвиняемых, организовать общую защиту. И я у Крючкова тщательно выяснял, что из себя представляют другие арестованные. Он мне подробно обрисовал Болдина, Шенина, Язова и других фигурантов этого дела. Он их хорошо знал.

Когда дошел до Янаева, он отметил, что мало знал этого человека. И обратил внимание, что Янаев во многом стал вице-президентом случайно. Янаев был одним из депутатов Верховного Совета СССР, правда, возглавлял к этому времени ВЦСПС, то есть был лидером профсоюзного движения. Но выдвижение в вице-президенты получилось спонтанно. Страна ушла от 6-й статьи Конституции, от руководящей роли партии и стала президентской. И Горбачеву был нужен вице-президент. А Горбачева нещадно лупили в то время в Верховном Совете СССР самые различные силы, слева и справа. И однажды Янаев вышел на трибуну и начал его защищать. Он вышел и произнес речь такую, что оставьте вы Горбачева в покое, ему трудно, тяжело. Впоследствии он говорил уже мне: «Знаешь, Юра, я просто вышел, потому что вот бьют, бьют человека. Мне стало жалко его…» Тут, очевидно, Горбачев его и запомнил. И буквально через месяц-полтора кандидатуру его предложил на вице-президента. Но для Крючкова Янаев был немножко такой фигурой достаточно неясной. Хотя жили они, можно сказать, по соседству. В соседних домах…

У Янаева был сильный адвокат — чеченец Хамзаев. Он потом много горя причинил, я бы сказал, российским омоновцам, российским офицерам. Потому что когда кого-то привлекали за правонарушения, совершенные в Чечне, Хамзаев садился с чеченской стороны. Но вот в тот период времени, когда мы работали по делу ГКЧП, можно было сказать, что это был очень сильный, не трусливый человек. Как потом он защищал свой чеченский народ — позволю себе не касаться. С ним я нашел общий язык очень быстро. Среди работавших по делу ГКЧП адвокатов были адвокаты-демократы, были более или менее политизированные люди, но Хамзаев был человеком, с которым можно было иметь дело.

Тогда, сразу после ареста, важно было выяснить позицию Янаева по делу. В то время обсуждался союзный договор. Гэкачеписты выступили для того, чтобы предотвратить подписание союзного договора, который Ельцин, Горбачев и Назарбаев тайно в Ново-Огарево между собой согласовали, не показывая Верховному Совету, находившемуся в отпуске. И 19 августа 1991 года предполагалось уже начать подписание этого договора. Почему, собственно, и произошло выступление ГКЧП. И мы с Крючковым «закинули удочку». Текст этого договора, который согласовали Горбачев с Ельциным и собирались подписать, я передал через Хамзаева Янаеву. И написал записочку: «Уважаемый Геннадий Иванович, я адвокат Крючкова. Будьте добры, пожалуйста, выскажитесь по поводу вот этого договора».

Янаев, что меня поразило, этот договор прочитал за три-четыре часа: утром я его передал, а в обед Хамзаев мне вынес заключение Янаева. И меня поразил высокий юридический уровень оценки Янаева. Он быстренько и на высоком уровне разобрал, что в этом договоре разрушаются финансовая система, внешняя торговля, разрушается налоговая система… То есть будем иметь войну между республиками. Причем надо понять: когда ты дома за чашкой чая проводишь анализ — это одно. Другое дело, когда ты этот разбор проводишь, извините, рядом с парашей, на коленке. И еще меня поразили его речь и язык. Вот он этот договор, который превращал Советский Союз в эфемерное государство, назвал очень здорово в этой записке. Он написал: страна превращается в «облако в штанах». Это остроумное определение, четкий и быстрый юридический разбор произвел на меня огромное впечатление. Ранее я считал, что Янаев — человек достаточно далекий от юридических вещей. Вдруг оказалось, что это умный и быстро схватывающий человек.

Ну а потом произошел еще один эпизод, который я никогда не забуду. И который для меня стал визитной карточкой Янаева. Дело в том, что, поскольку Крючков его мало знал, Янаев был привлечен к участию в этом «заговоре» ГКЧП в последний момент. Он сидел у своего приятеля, заместителя главного редактора газеты «Гудок». Ему Крючков позвонил, попросил приехать и стал излагать: мол, вот создается ГКЧП и так далее. Но мы без тебя не можем, ты вице-президент. Горбачев будет объявлен больным, а ты прими на себя обязанности президента и подпиши указ о введении в Москву бронетехники… Представьте себя на месте Янаева: приезжаете вы, ничего не зная, и на вас это обрушивается.

В 150 томах дела есть протоколы допросов Крючкова и Янаева, где они об этом рассказывают. Но этот разговор ведь носил не канцелярско-протокольный характер, а бытовой. И как мне Крючков потом рассказывал: ты знаешь, говорит, Янаев минут пять походил, когда я ему это все изложил. А потом сказал: «Чувствую, сидеть мне придется, и буду я паровозом как «первое лицо». Потом подумал еще и сказал: «Надоела эта мерзость: Горбачев, Ельцин, споры, тряски, закулисье, эти договора. Давай, буду подписывать». Вот такое решение принял Янаев.

Комментарии
Агент Смит
Не могу согласиться с позитивной оценкой Янаева. Руки у него тряслись и выглядел он как мокрая курица. Я тоже волнуюсь, и на его месте взял бы вместо бумажек что-то потяжелее — пистолет, например. Кроме того, у ГКЧП была уникальная возможность вернуть страну на конституционный путь развития, достаточно было лишь проявить твердость, как это сделали китайцы.
Кроме того, обязательно надо было расстрелять ельцина и его окружение — людям как у нас, так и на Западе это бы, как ни странно, понравилось — все бы увидели, что пришли серьезные люди, которые гарантируют сохранность вложенных капиталов.
Ну и наконец, жалко, что их потом не расстреляли после бесславного конца — были бы мученики, хоть какая-то польза от этой бесполезной кампании (кроме генерала Варенникова, разумеется, святого человека).
Профессор
Профессор — Агенту Смиту.
Не слишком ли Вы кровожадны, Агент Смит? Всех бы расстрелять — такая позиция либо гворит о мальчишестве, либо об отсутствии разума. А. Иванов совершенно прав в оценке Г. Янаева, даже желтые СМИ («Комсомолка» им МК) сейчас заговорили о порядочности этого человека, который чувствовал огромную ответсвенность за судьбу страны и знал, что его ждет.
Как хорошо, что «вышел из тени» Юрий Павлович Иванов, его свидетельства очень важны в современной оценке поведения участников ГКЧП. Пишите мемуары, г-н Иванов!
Агент Смит
Я не кровожаден, а адекватен. Горе побежденным, говорили древиние римляне. Только применение танков на площади Тянаньмынь позволило удержать Китай от крупномасштабной гражданской войны и кровавого хаоса. Уверен, и Ленин не стал бы размышлять ни минуты. В минуты исторических переломов вполитике ценится не «порядочность», которая оборачивается кровью, а решительность. Янаев явно сел не в свои сани, а пострадали мы все.
Агент Смит
И вообще, к ГКЧП (кроме Варенникова, разумеется) я не испытываю ничего, кроме презрения.
Объективист
Уважаемый Агент Смит !
Вы — в плену штампов.! Только не либеральных , а «анпиловских»... .
СССР и Китай конца 80-х несопоставимы. Проблема гекачепистов была в том, что над ними был предатель Горби Причем , предатель избранный народом. И противостоял ему другой предатель -Ельцин. Кроме того, СМИ были в руках А.Яковлева, а в следствие этого обыватель, прежде всего московский, поддерживал и выбирал из этой парочки. В Китае руководство было едино и не расколото — отсюда и возможность резких шагов... Применение силы и кровь вряд ли бы, что-то остановили , при таких обстоятельствах, уже развернутое в другую сторону тупое общество ...
По Варенникову — прочтите оправдательный приговор, ужаснетесь ! Там просто констатируется непричастность Варенникова к гекачепистам.
Т.е., если Янгаев хотя бы бронетехнику вводил указом, а Крючков в Форосе связь у Горби отключал, то Варенников просто отсиживался ... Да и закончил он позорно, в думской пропутинской фракции. Испортил славную фронтовую биографию ... .
Вера
Давайте вспомним, сколько ему было лет...
Проблема, поставленная Ивановым шире, чем роль Янаева. Это историческое незнание.Ведь нас от ГКЧП по историческим меркам отделяет всего ничего — а сколько лжи пишут о том, чему свидетелями были мы сами.Вот сегодня 3 октября — расстрел Белого Дома. А мы до сих пор не знаем достоверно, что и как происходило там. Роль Ельцина, Руцкого, Грачева и остальных — все нуждается в свидетелях и документах, и все это хотелось бы знать.
Вера
Владимир, имеется в виду сколько лет было Варенникову...
Агент Смит
Владимиру Жданову. Я самый что ни на есть здравомыслящий реалист. И вообще добрый и некровожадный человек. Не знаю, что там думал Яковлев, но народ принял ГКЧП на ура! Мне в те дни не удалось обнаружить НИ ОДНОГО человека, кто бы их не поддерживал. Я уж не говорю о настроених в армии и друхи силовых структурах, где всю эту «демократию» люто ненавидели. ГКЧП просто должен бы проявить твердость. К сожалению (именно к сожалению!), как показывает исторический опыт, применение силы и решительность почти всегда позволяет выправить положение. Оправдательный приговгор по Варенникову не только читал, но и знаю, как он был вынесен. Вы его не читайте, а читайте только резолютивную часть, останове вода. Варенникова я понять могу, потому что Путин на фоне совершенно инфернальных «демократов» розлива 1991 года — просто агнец Божий и патриот-государственник.
truhan
Уважаемый Юрий Павлович!
Спасибо за очень интересное и искреннее выступление, присоединяюсь к отклику выше: Пишите мемуары, г-н Иванов!
Извините, что отвечаю с таким опозданием, долго колебался, может, просто набрать номер и поговорить. Потом прочел еще раз Вашу речь и отклики и понял, что разбора по существу Вашего выступления почему-то не случилось. Поэтому, извините уж, со всей прямотой рядового участника перестройки и бывшего историка советской, марксистско-ленинской и где-то даже сталинской школы, хотя и со слабой надеждой сохранитть Ваше незаслуженно доброе ко мне отношение.
Ю.П, Вы с большой симпатией высказываетесь о Геннадии Янаеве, наверное, имееете для этого все основания. Но из тех фактов, которые Вы откровенно сообщаете, к сожалению, вырисовывается какая-то не очень симпатичная фигура, и в смысле честности, и в смысле ума, которые Вы-то как раз у Янаева находите.
Начнем с ума. Хотелось бы, конечно, прочесть его аналитические замечания на текст Союзного договора. Но пока о том, что услышал от Вас. Вот Янаев выступает в защиту Горбачева и объясняет свой,наверное, благородный поступок так: «Знаешь, Юра, я просто вышел, потому что вот бьют, бьют человека. Мне стало жалко его…».
Проходит немного времени и Крючков предлагает Янаеву возглавить ГКЧП, лишив Горбачева власти. «Янаев минут пять походил, Потом подумал еще» ... и согласился. 5 — всего П-Я-Т- Ь!!! минут подумал Янаев, Ю.П, и — вверг нашу страну , нашу великую родину в — сами найдите подходящее определение. А аргументы привел — очень умственного порядка — : «Надоела эта мерзость: Горбачев, Ельцин, споры, тряски, закулисье, эти договора«. Юрий Павлович, что угодно вижу здесь, только не ум не только не мужа, но и даже не мальчика, а истерику брошенной гимназистки или, без гендерных обид, логику того персонажа из Диканьки: »А куды идешь куме? — А куды ноги несуть"
Теперь о нравственности, честности Янаева. То, что Янаев согласился сказать следствию, что Крючков установил ему прослушку по его же янаевскому желанию, — ведь это же ложь, не так ли? Разве не об этом предупреждают следователи — об уголовноуй ответственности за дачу ложных показаний. Тем более, это было лжесвидетельство по сговору с участием минимум четырех человек. И, в скобках, насколько нравственно прав адвокат, уговаривающий подследственного соврать в пользу своего подзащитного.
И кстати, ув Ю. П, здесь же о Вашей любимой теме либерального мифотворчества: если бы не это Ваше выступление, мы бы так и думали, что Янаева Крючков прослушивал с согласия самого Янаева, а, оказывается, прослушка была тайной. А теперь вопрос на засыпку, на основе чего вырастет очередной либеральный миф — записи в протоколе допроса членов ГКЧП или Вашего видеоинтервью?
Кстати, о Крючкове. Не так давно в программе Владимира Кара-Мурзы на Радио Свобода Вы сказали примерно следующее, вот объединить бы Крючкова и Руцкого, и получилась бы фигура калибра Наполеона или Ленина. Я удивился, но не успел обсудить с Вами. А тепер, понял, действительно, извините за невольную иронию, искать главу государства путем прослушки- это очень по-наполеновски и по-ленински. У Наполеона был верный министр-полицейский Фуше, а у Ленина — целая ВЧК.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости