На главную

Доллар = 63,15

Евро = 70,88

30 сентября 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Непризнанная территория

Инна ДЕЛЕВА,

политический обозреватель — специально для «Особой буквы» (Приднестровье)

ДВАДЦАТЬ ЛЕТ БЕЗ ВОЙНЫ И ПРИЗНАНИЯ

Приднестровская республика отметила двадцатилетие своей до сих пор никем не признанной независимости.
ДВАДЦАТЬ ЛЕТ БЕЗ ВОЙНЫ И ПРИЗНАНИЯ 9 сентября 2010
Какие бы холодные ни дули ветра, жители республики все равно с упорством смотрят на северо-восток в надежде уловить хоть малейший намек на готовность России признать независимый статус Приднестровья. Несмотря на сильное давление со стороны Евросоюза, Кишинева, Бухареста, они не устают повторять: здесь русский дух, здесь Русью пахнет.
Приднестровская Молдавская Советская Социалистическая Республика была провозглашена как советская республика в составе СССР на Втором Чрезвычайном Съезде депутатов всех уровней Приднестровья, состоявшемся в Тирасполе 2 сентября 1990 года. Пик конфликта между Молдавией, считающей побережье Днестра своей территорией, и ПМР пришелся на весну и лето 1992 года. Вооруженное противостояние, приведшее к многочисленным жертвам с обеих сторон, было прекращено после того, как российские войска под командованием генерала Александра Лебедя вмешались в конфликт для защиты мирных граждан и прекращения кровопролития. В настоящее время безопасность в зоне конфликта обеспечивают Совместные миротворческие силы России, Молдавии, Приднестровья и военные наблюдатели от Украины. В ходе многочисленных переговоров при посредничестве России, Украины и ОБСЕ достигнуть соглашения по поводу статуса Приднестровья не удалось. Молдавская сторона неоднократно высказывалась за вывод российских войск из региона. Отношения между сторонами конфликта остаются напряженными.

Многие из тех, кого сегодня называют приднестровцами, родом из разных концов бывшего СССР и других стран: Молдавии, Украины, России, Болгарии. Часть из них — военные пенсионеры, осевшие здесь на закате своей карьеры. Другие — наемные работники, прибывшие на берега Днестра в период бурно развиваемой усилиями Советского Союза индустрии края. Полиэтнизм был свойствен этой территории всегда. Великие переселения народов, многочисленные набеги и чужестранные владычества сварили в котле Приднестровья микс из десятков национальностей.

Говорить о чистоте «родословной» здесь не приходится. Поэтому воцарившаяся в головах некоторых молдавских политиков идея о превосходстве одной национальности над другими не могла не резануть по живому. Так оно и произошло.

Протестуя против дискриминационных положений закона о языке, принятого парламентом Молдавии, и тотальной румынизации, приднестровцы в начале 90-х годов создали свое государство. Они выдержали месяцы, годы провокаций и террористических вылазок, потеряли сотни людей в развязанном Кишиневом вооруженном конфликте. За эти годы местные промышленники и предприниматели научились выживать в самых сложных условиях, когда после очередного витка экономической блокады, устроенной правым берегом, приходилось заново налаживать партнерские связи, завоевывать рынки сбыта, объясняя клиентам: срыв поставок происходит не по нашей вине.

Простые граждане сегодня вынуждены получать одновременно несколько гражданств и иностранных паспортов, для того чтобы иметь возможность выехать за пределы своей обложенной блокпостами и таможнями родины. За особую виртуозность и талант среди приднестровцев почитается умение получить российское гражданство. Иногда складывается такое ощущение, будто ответственные за его предоставление люди все время боятся сесть в тюрьму за растрату гордого звания россиянина. В последнее время в республике как страшилку из уст в уста передают историю о неком законе, подписанном президентом РФ. В нем якобы говорится, что для того, чтобы получить российское гражданство, надо аргументированно доказать сотрудникам посольств, что ты являешься «профессиональным соотечественником».

Правда это или нет, доподлинно неизвестно. Но многие жители республики всерьез задумались над вопросом: собственно, кто же они — профессионалы или любители?

Раздумья приводят к весьма витиеватому ответу: в нашем «любительстве» к России приднестровцы, безусловно, уже стали профессионалами. Какие бы холодные ни дули ветра, мы все равно с упорством смотрим на северо-восток в надежде уловить в Белокаменной хоть малейший намек на готовность признать независимый статус Приднестровья. Несмотря на сильное давление со стороны Евросоюза, Кишинева, Бухареста, мы твердим: здесь русский дух, здесь Русью пахнет. На том стояли и стоять будем.

Каждый год в последний день июля в ПМР отмечается день миротворца. В этот день в 1992 году российские военные вошли в регион и встали между противоборствующими сторонами, остановив уничтожение жителей левого берега. С тех пор здесь не раздалось ни единого выстрела, не погиб ни один человек. Мы это чтим и помним.

Российский бизнес, пусть и не очень активно, но все же участвует в экономическом развитии республики. Несколько лет действует программа гуманитарной помощи Российской Федерации региону: она идет на надбавки к пенсиям и дополнительное питание в детских и лечебных учреждениях. Но ответ на самый главный вопрос: когда же приднестровцы смогут стать полноправными членами своего государства, а не какими-то «полугражданами», «сепаратистами», «контрабандистами» — мы никак получить не можем.

В политически нестабильной Молдове происходит постоянное усиление тревожных националистических тенденций, однако Приднестровье упорно пытаются туда запихнуть, невзирая на ясно высказанное категорическое нежелание жителей ПМР «влиться» в состав соседней республики.

Признание нас в качестве независимого государства Россией, которую мы двадцать лет искренне считаем главным гарантом мира и безопасности в регионе, стремление к сближению с которой приднестровцы подавляющим большинством подтвердили не на одном плебисците, к сожалению, так и остается всего лишь оптическим миражом. Но мы, как и прежде, продолжаем верить и надеяться, что интересы населения республики рано или поздно будут учтены.

Пока же этого не произошло, приднестровцы на свое двадцатилетие пригласили гостей, прошли военным парадом по главной площади Тирасполя, развернули музыкально-ярмарочные подворья, накрыли столы прямо на центральных улицах городов, наготовили шашлыков и кырнэцей (колбаски на гриле), ударили в небо праздничным салютом. Им есть чем гордиться: они избежали участи покоренной территории, остановили геноцид, отстояли и доказали свою независимость во всех сферах жизни.

Мы прекрасно помним, что в 2008 году с разницей в шесть месяцев была признана независимость трех государств — Косово, Абхазии и Южной Осетии. Утверждать после этого, что Приднестровье не имеет права на самоопределение, — значит своими руками приводить в жизнь практику двойных стандартов в международных отношениях и международном праве. Мы-то это понимаем.

Когда же это поймут другие? Неужели для этого понадобится еще два десятка лет?

Комментарии
lindamar
Преклоняюсь перед приднестровцами! Молодцы! Я бы очень хотела, чтобы Россия признала эту республику! Но видимо это непросто. Может разгореться война. А паспорта российские не мешало бы выдать всем! Сколько же мучиться! Благо, что есть такая страна Россия! Что бы было в этом мире без нее? Православного народа точно уже не было бы. Как в Югославии. Бомбили бы и никто бы не стал на защиту.
  • 9 сентября 2010, 17:45
Лет тридцать сотрудничали с одним предприятием в Кишинёве, частотам бывал, поэтому представлял хорошо обстановку в Советской Молдавии. Предпоследний раз — в 1993 году, когда кипели «демократические страсти», а последний раз в 2008 году. Было очень интересно понаблюдать как изменилась ситуация, как себя чувствуют жители Кишинёва. Это естественно мои наблюдения, никакой политики. В воскресенье сидел в парке недалеко от детской площадки. Мамы с детьми стояли в очереди на аттракционах. Слышалась и русская и молдавская речь. Неподалёку располажилась группа 6-7 человек, судя по всему, студентов, ели мороженое, «хохмили» , на русском языке, но среди них явно были и молдаване. В целом мне показалось, что Кишинёв становится более «европейским» городом, чем был раньше. Единственно, на предприятии среди руководителей стало больше как говорится «местных кадров». Но общаясь с ними, ничего плохого сказать не могу: интерес к сотрудничеству, обмен информацией (в пределах, доступной для конкурирующей стороны). У давнего приятеля поинтересовался: а как живёт Приднестровье? Он предложил съездить в Бендеры: недалеко и в один день обернёмся, а представление будешь иметь. — А пустят? — По паспорту РФ нет вопросов. Поехали. На блок посту заполнял анкеты, строже, чем в закрытый город на Севере. Походили, посмотрели. Впечатление — тягостное. Город запущен, жители — мало улыбаются. На рынке — как в России в 89-90 гг. Зашли пообедать в летнее кафе. Сидим пьём коньяк (очень приличный), а за спиной садятся 3 человека в камуфляже, один — полковник. Тоже выпили, обсуждали какие -то бумаги, так громко, что невольно их слышал. — А нас поддержат? — Да, я был в Москве, там подттвердили... Словно планировали операцию. Уезжали часов в 5 вечера. На пложади где стояли автобусы, в ожидании нашего рейса — было жарко — сели выпить по кружке пива. Неподалёку разместились боцы армии Приднестровья — расхристанные, мать- перемать. Идёт девушка по противоположной стороне — её оскорбили. Когда вернулись в Кишинёв, решил обменять оставшиеся приднестровские «деньги» . А в обменном пункте сказали: мы таких денег не знаем. Вот так подтвердилась непризнанность Приднестровья. Больше посещать его мне не хочется, а Кишинёв, если выпадет случай — с удовольствием.
Воистину, как сказал один философ: каша в голове. Надо мирно жить и улучшать жизнь населения. Тогда всё изменится. Кто в советское время поверил бы, что Малазия станет местом паломничества туристов из России? — подняли бы на смех! А они за какие-то 20-30 лет преобразили страну. Желаю приднестровцам мира, благополучия, и развития в рамках мировой цивилизации. И чтобы деньги менялись во всех обменниках. Как в Малазии.
  • 9 сентября 2010, 17:49
Лет тридцать сотрудничали с одним предприятием в Кишинёве, частотам бывал, поэтому представлял хорошо обстановку в Советской Молдавии. Предпоследний раз — в 1993 году, когда кипели «демократические страсти», а последний раз в 2008 году. Было очень интересно понаблюдать как изменилась ситуация, как себя чувствуют жители Кишинёва. Это естественно мои наблюдения, никакой политики. В воскресенье сидел в парке недалеко от детской площадки. Мамы с детьми стояли в очереди на аттракционах. Слышалась и русская и молдавская речь. Неподалёку располажилась группа 6-7 человек, судя по всему, студентов, ели мороженое, «хохмили» , на русском языке, но среди них явно были и молдаване. В целом мне показалось, что Кишинёв становится более «европейским» городом, чем был раньше. Единственно, на предприятии среди руководителей стало больше как говорится «местных кадров». Но общаясь с ними, ничего плохого сказать не могу: интерес к сотрудничеству, обмен информацией (в пределах, доступной для конкурирующей стороны). У давнего приятеля поинтересовался: а как живёт Приднестровье? Он предложил съездить в Бендеры: недалеко и в один день обернёмся, а представление будешь иметь. — А пустят? — По паспорту РФ нет вопросов. Поехали. На блок посту заполнял анкеты, строже, чем в закрытый город на Севере. Походили, посмотрели. Впечатление — тягостное. Город запущен, жители — мало улыбаются. На рынке — как в России в 89-90 гг. Зашли пообедать в летнее кафе. Сидим пьём коньяк (очень приличный), а за спиной садятся 3 человека в камуфляже, один — полковник. Тоже выпили, обсуждали какие -то бумаги, так громко, что невольно их слышал. — А нас поддержат? — Да, я был в Москве, там подттвердили... Словно планировали операцию. Уезжали часов в 5 вечера. На пложади где стояли автобусы, в ожидании нашего рейса — было жарко — сели выпить по кружке пива. Неподалёку разместились боцы армии Приднестровья — расхристанные, мать- перемать. Идёт девушка по противоположной стороне — её оскорбили. Когда вернулись в Кишинёв, решил обменять оставшиеся приднестровские «деньги» . А в обменном пункте сказали: мы таких денег не знаем. Вот так подтвердилась непризнанность Приднестровья. Больше посещать его мне не хочется, а Кишинёв, если выпадет случай — с удовольствием.
Воистину, как сказал один философ: каша в голове. Надо мирно жить и улучшать жизнь населения. Тогда всё изменится. Кто в советское время поверил бы, что Малазия станет местом паломничества туристов из России? — подняли бы на смех! А они за какие-то 20-30 лет преобразили страну. Желаю приднестровцам мира, благополучия, и развития в рамках мировой цивилизации. И чтобы деньги менялись во всех обменниках. Как в Малазии.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости