На главную

Доллар = 63,69

Евро = 71,64

28 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Заключенные рассказали о том, как их пытали музыкой

Оксана ТРУФАНОВА,

журналист-правозащитник

Камерный оркестр

В руках редакции оказались анкеты, заполненные заключенными российских тюрем. В анкетах они подробно рассказывают о том, что чувствовали, когда их подвергали воздействию запредельно громкой музыки в интервале времени от суток до нескольких месяцев.
Камерный оркестр 26 марта 2014
Люди музыку любят. Психиатры музыкой лечат. Однако есть те, кто превратил это прекрасное явление в пытку. В пытку над Человеком-личностью. В то время как в мире уже давно и активно идет борьба против пыток музыкой, в России об этом мы начали узнавать только после нашумевшей акции протеста в колонии №6 города Копейск Челябинской области, когда почти каждый из тех, кто побывал в штрафном изоляторе этого ИК, рассказывал правозащитникам о пытках музыкой. В руках редакции сейчас оказались анкеты, заполненные заключенными и других российских тюрем, в которых они подробно рассказывали, что чувствовали, когда их подвергали воздействию запредельно громкой музыки в интервале времени от суток до нескольких месяцев. Опросив порядка тридцати заключенных, которых в различных уголках страны сотрудники колоний пытали музыкой, можно понять, что песни одни и те же, и предположить, что есть некие инструкции по тому, как воздействовать музыкой на человека.

Пытка музыкой — явление далеко не новое. Музыка неоднократно использовалась в качестве пытки или сильного психологического воздействия на пленников: достаточно вспомнить историю нацистского концлагеря «Яновский» в Львове и его оркестр, играющий композицию «Танго смерти» перед казнью пленных.

К музыкальным пыткам прибегают агенты ЦРУ США по отношению к подозреваемым в терроризме. Большинство из заключенных скандально известных тюрем Гуантанамо и Абу Грейб — арабы, которые никогда не слышали западной тяжелой музыки. Биниям Мохаммед, бывший пленник американской тюрьмы в Афганистане, рассказывает: «На протяжении 20 суток нас заставляли слушать громкую музыку, днем и ночью. Люди кричали и бились головами о стены. Многие сходили с ума».

После этого американская газета The Guardian написала, что думают по поводу пыток их музыкой сами музыканты. Одни были шокированы и высказались категорически против, другие сослались на то, «что террористы не ангелы и поделом», ну а третьи, как часто бывает в жизни, просто побеспокоились об авторских правах на свои произведения.

Список из 33 музыкальных композиций и исполнителей, используемых для выбивания показаний в американском Гуантаномо, был опубликован в 2008 году британским отделением международной правозащитной организации Reprieve. Тогда же правозащитники начали кампанию «Zero dB» по запрету использования музыки для пыток. Пора бы сделать что-то подобное и в России — опыта для обобщения хоть отбавляй.

У обвиняемого по сфабрикованному громкому уголовному делу мордовского шахматиста Юрия Шорчева воспоминания уже не очень свежие, но неизгладимые. Его пытали пять лет назад в ПФРСИ города Варнавино Нижегородской области. Правоохранители выбивали из Шорчева и других арестантов «признательные» показания не только при помощи привычных (как ни страшно это для нас звучит) избиений и тушения окурков о тело, но и с помощью воздействия произведений группы Rammstein сутки напропалую. Чего хотели правоохранители? Да ничего особенного — всего лишь повинной в 20 убийствах, к которым человек в принципе не мог быть причастен.

Шорчев вспоминает:

— Периодически меня выводили из камеры в коридор и голым ставили на «растяжку» (ноги и руки на ширине плеч, тело примотано скотчем к решетке) и врубали на полную катушку Rammstein через динамик над головой. От такого сильного звука порой не просто глохнешь — физически ужасно больно, из ушей идет кровь. Пытка длилась всю ночь. Кстати, тот же Rammstein я слушал вообще каждый день и в камере — через маленький динамик над дверью. Такая музыка могла тоже свести с ума. Хотелось кричать!…

Аналогичные воспоминания и у осужденных ИК-6 города Копейск Даниила Абакумова, Руслана Латыпова и Артема Дмитриевского, у осужденного ИК-10 города Кыштым Николая Жирнова и многих других. Но если в случае с Шорчевым пытки, в том числе и музыкой, были ни чем иным, как инструментом для выбивания признаний, то в случае с ними цель иная — заставить отказаться от жалоб на администрацию колоний и принудить смириться со всем беспределом, который она творит: вымогательствами, избиениями, рабским трудом.

Парни вспоминают, что у российских сотрудников пенитенциарных учреждений есть даже своеобразное чувство юмора — весьма извращенное, конечно, но все же. К примеру, детскую песню, в которой все время повторяются слова «Далеко, далеко, ускакала в поле молодая лошадь» и звуки топота копыт включали именно в тот момент, когда в камеры направлялся бегом спецназ ФСИН, чтобы производить обыск (а по сути, крушить все и всех). Или песня Бориса Моисеева «Голубая луна» — как ее могут воспринимать заключенные?!

Пытки музыкой в России — это не просто громкость и децибелы, как в Гуантаномо. Это очень жестокое и изощренное злодеяние, к тому же хорошо продуманное — специфическое языковое наполнение (текст), которое изначально может вызывать нравственные страдания. Эта пытка не оставляет на теле синяков (а кто дойдет до психиатрической экспертизы?). Эта пытка, по сути, не доказуема — за такую пытку никто из сотрудников не будет отвечать, да и Европейский суд по правам человека вряд ли вынесет положительное решение по поводу пыток музыкой в РФ или хотя бы признает этот факт.

Комментарии специалистов

Андрей Бабин, психотерапевт:

— Инструментом для пытки можно сделать все что угодно: не только музыку, а и отсутствие соли, сахара или, наоборот, их избыток. Говорить, что музыка сама по себе вредна, нельзя. Она вредна, если чрезмерно громкая и долгая — это вызывает раздражение, снижение слуха, состояние напряжения.

Что касается избиений под «тили-тили, трали-вали» — это не просто пытка, это формирование условного рефлекса, как в психиатрических лечебницах было раньше: человеку дали в руку вкусный бутерброд, и как только он собирается откусить кусочек, его бьют электрическим током. То же самое с детскими песнями — казалось бы, поют ангельские голоски, а тут спецназ с резиновыми палками.

Это не значит, что в обдумывании пыток участвуют психиатры, это просто совпадение психотипов пытателей и пытуемых. Зачастую они одинаковые по характеру и по поведению, разница в погонах на плечах… Вы никогда не задумывались о том, почему и те, и те тащатся по шансону?! Более того, у нас и высшие органы власти взяли на вооружение криминальный жаргон и используют словосочетания типа «кошмарить бизнес» и «мочить в сортире». Это особый садизм — ни больше ни меньше. Никто этому не учит. Это местные «таланты», которые потом делятся опытом.

Скажутся ли пытки музыкой потом на психике человека? Вряд ли. Психика имеет такую особенность — самоизлечиваться. Но у некоторых может остаться стойкий рефлекс, и если его били под детские песни, он потом может ненавидеть детей. Некоторые узники нацистских концлагерей, к примеру, потом всю жизнь ненавидели собак, потому что там всегда слышали их лай…

Наталья Коноплянская, музыковед:

— Конечно, музыка имеет колоссальное воздействие на человека — как позитивное, так и негативное. Не стоит недооценивать негативное влияние. Музыка — это ведь не только мелодия и текст, но и различные физические характеристики: децибелы громкости, вибрации, частотности и так далее. Все это влияет не просто на психологическое состояние человека, но и на физическое. От громкой и идущей вразрез с природой человека музыки тело буквально может страдать: громкость звука не физический параметр, это интенсивность слухового ощущения. К чересчур громкому звуку невозможно привыкнуть. В связи с этим особенно вредны всякие динамики и наушники.

Не побоюсь критики, скажу, что вреднее воздействия, чем воздействие от тяжелого рока и хеви-метала, я не знаю. Если в тюрьмах пытают именно этой музыкой, без сомнения, это действительно пытка не только для психики, но и для тела. Инфразвуки такой частоты рано или поздно вызывают в нервных клетках резонанс, а это очень вредно. Это не просто страдание, это и болезни: происходит перебивание пульса человеческого сердца и рассогласование работы нервной системы и эндокринных желез; происходит повреждение внутренних органов; оказывается отрицательное воздействие на центральную нервную систему…

Кроме того, стоит отметить, что современная музыка пишется на идентичных низких частотах. Исследования показали, что звуки низкой частоты оказывают по большей части негативное воздействие на человека. Они вызывают упадок сил, депрессию или воспринимаются как угрожающие для жизни и здоровья (организм включает защитную реакцию, а впоследствии инстинкт самосохранения может затухнуть). 

Если человека постоянно подвергают воздействию очень громкой музыки, конечно, для него это очень опасно. Вы только подумайте: громкость, частота и ритм разрушительной силы могут уничтожать даже здания (к примеру, в 1979 году во время концерта Пола Маккартни в Венеции рухнул деревянный мост, а группа Pink Floyd сумела разрушить мост в Шотландии. Концерт этой группы на открытом воздухе привел к тому, что в соседнем озере всплыла оглушенная рыба — Ред.).

Выдержки из анкет заключенных

***

***

 

Топ-5 «пыточных» композиций в России

Анализируя все полученные от заключенных анкеты, мы также составили топ российских «пыточных» мелодий:

Борис Моисеев и Николай Трубач — «Голубая луна»

Rammstein — «Du Hast»

«Любэ» — «Дуся-агрегат»

Детская песня «Ускакала в поле молодая лошадь» из мультфильма «Спирит: душа прерий»

Детская песня «Тили-тили, трали-вали» из мультфильма «Антошка»

 

Материал подготовили: Оксана Труфанова, Александр Газов

Комментарии
razoomeika
Отличная подборка.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости