На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

5 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Даже если вы «не лезете в политику», вы не застрахованы от срока за экстремизм

Владимир ТИТОВ,

обозреватель «Особой буквы»

Был бы человек, а экстремизм найдется

Граждане, далекие от политики, наивно полагают, что «антиэкстремистские» статьи Уголовного кодекса РФ угрожают одним лишь политическим активистам, а вовсе не мирным обывателям. Но это не так.
Был бы человек, а экстремизм найдется 24 сентября 2013
282-я статья Уголовного кодекса России известна, наверное, всем, кто следит за новостями общественной жизни. Эта статья объявляет уголовно наказуемым деянием «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации». С ней по смыслу и духу смыкаются статьи 280 «Призывы к осуществлению экстремистской деятельности», 282.1 «Организация экстремистского сообщества» и 282.2 «Организация деятельности экстремистской организации». Однако бесспорным лидером по количеству дел и общественному вниманию считается все-таки «два-восемь-два». Многие уверены, что в демократическом государстве не следует наказывать за слова и идеи. Защитники статьи 282 либо вспоминают мантру «за слова надо отвечать» (если это охранители), либо апеллируют к опыту «цивилизованных стран» (если необходимость такой статьи в уголовном уложении отстаивает либерал-западник). Вместе с тем много нареканий вызывает правоприменительная практика по этой статье. Никто не рискнет отрицать, что антиэкстремистская дубинка бьет весьма избирательно. Кого-то осудят за демотиватор, гуляющий по Сети уже лет десять, а кто-то безнаказанно делится с миром своими фантазиями, как над Кремлем будет развеваться знамя всемирного халифата. Кроме того, само понятие экстремистского преступления весьма туманно. За отсутствием потерпевших или материального ущерба состав преступления должна определить «психолого-лингвистическая» экспертиза. А выводы экспертов иной раз заставляют сомневаться в их душевном здоровье. Однако в этой статье речь пойдет не о том, нужна ли такая статья в принципе.

У стороннего наблюдателя под влиянием СМИ может сложиться представление, что «два-восемь-два» — это в каком-то роде «элитарная» статья, по которой репрессируют оппозиционных политиков, журналистов или как минимум особо бойких рядовых активистов. В качестве примеров можно вспомнить дело Ирека Муртазина, который разжег ненависть к социальной группе «представители власти Республики Татарстан», или дело Константина Крылова, который возбудил национальную ненависть фразой «Пора кончать с этой странной экономической моделью».

Из недавнего — 17 сентября сайт Межрегионального профсоюза работников автопрома (МПРА) сообщил, что «Департамент по противодействию экстремизму» заинтересовался листовками, которые выпустили профсоюзные активисты на калужском заводе «Бентелер». В материале отмечается, что листовки МПРА еще в 2007 году были признаны экстремистскими с формулировкой «не отражают точку зрения работодателя и создают негативное отношение к нему». А 20 сентября было возбуждено целых два уголовных дела против неизвестных хипстеров, которые надругались над флагами «Единой России», о чем рассказывает «Русская планета». Комизм ситуации в том, что действующий в России закон защищает только государственные символы Российской Федерации — герб и флаг, а знамя партии власти, с точки зрения закона, не более, чем цветная тряпочка. Однако начальники не могли пройти мимо издевательства над флагом своего профсоюза, и, коль скоро в России не предусмотрено наказание за его сожжение, значит, надо искать здесь экстремизм.

Часто по «два-восемь-два» обвиняют недоговороспособных общественных деятелей, которым не получается пришить что-то более весомое, а наказать надо…

Сколь ни абсурдны обвинения по статье 282, подтверждающие правоту тех, кто требует устранить ее из Уголовного кодекса, большинству кажется, что за «экстремизм» судят исключительно «политиков». А мирному обывателю, который в общественные дела не лезет, преследование по этой статье не грозит. И когда говорят о репрессиях по 282-й, «простые люди» недовольно кривятся — мол, не делайте из мухи слона…

Увы, действительность опрокидывает эти наивные представления.

Вот сообщение с сайта Следственного комитета по Новгородской области:

«По данным следствия, 13 мая и 15 июля 2012 года обвиняемый, находясь в одном из интернет-кафе города Великого Новгорода, устойчиво придерживаясь экстремистских позиций и националистических взглядов, имея умысел на возбуждение национальной ненависти и вражды, разместил на своей странице интернет-сайта «vkontakte.ru» два видеоролика агитационно-пропагандистского характера с негативной оценкой человека или группы лиц по признакам расы, национальности. К данным файлам экстремистского характера имелся свободный доступ неограниченного круга лиц, и они стали объектами изучения и просмотра со стороны пользователей сети Интернет».

Умиляет прозорливость бастрыкинских психологов, способных проникать в невысказанные помыслы людей («устойчиво придерживаясь экстремистских позиций и националистических взглядов, имея умысел на возбуждение национальной ненависти и вражды»). Должно быть, в Следственном комитете работают экстрасенсы. Или, что более вероятно, безудержные фантазеры, умеющие заполнить своими домыслами белые пятна в обвинительном заключении.

Позиции и взгляды — это вообще такая тонкая материя, которую к делу пришить нереально. Большинство пользователей социальных сетей почти ничего не креативят, а только копипастят. При этом они тащат к себе чужой контент, руководствуясь единственным критерием — «это прикольно». Прикольный флеш-баннер с котиками, прикольный демотиватор с полуголой девицей у трактора, прикольное видео, где кто-то кого-то бьет под тяжелую музыку… а это, оказывается, целенаправленная пропаганда ненависти и вражды.

Конечно, можно было бы написать, что пользователь от нечего делать «лайкнул» забавный видеоролик и скопировал к себе на страницу, чтобы не потерять. Подчеркиваем: только скопировал. Не продумывал сценарий, не снимал, не монтировал, не выкладывал в Сеть. А на его странице страшный разжигающий ролик увидят (и не факт, что просмотрят) несколько десятков его «френдов», из которых половина — боты.

Можно было бы написать так, и это было бы правдой. Но тогда рассыпается в прах состав преступления. Тогда идет коту под хвост готовое уголовное дело и практически готовый обвинительный приговор, а вместе с ними — чьи-то «палочки», поощрения, звания, премии.

Обилие дел по экстремизму объясняется не тем, что в России невероятно активные и злые политические радикалы, а тем, что в каждом субъекте Федерации есть свое подразделение «Департамента по противодействию экстремизму». И его сотрудники очень довольны своей непыльной работой. Им не судьба романтично бегать за бандитами с пистолетом, рискуя нарваться на пулю или нож. Им не нужно таскать за шиворот облевавшихся бомжей и грязных мигрантов. Им не приходится ломать головы над «висяками» в виде ограбленных дач или трупов-«подснежников»… В общем, они за свою работу держатся. Но для того чтобы не потерять ее, они должны постоянно подтверждать свою необходимость. Ведь если однажды не станет экстремистов, то куда пойдут борцы с ними? Вот поэтому бравые офицеры Центра «Э», талантливые следователи, ученые эксперты, честные прокуроры и неподкупные судьи будут искать экстремизм даже в картинах художника Васнецова. А их общественные помощники усмотрят преступление против межэтнической гармонии даже в сочинениях Гоголя и Ярослава Гашека.

Будем надеяться, что к экспертной работе по преступлениям экстремистской направленности не привлекут лингвиста Валерия Чудинова. Иначе он найдет призывы к разжиганию и в пятнах на солнце, и в рисунках Пушкина.

Это шутка, конечно. А вот для очень многих наших сограждан обвинение по статье 282 может иметь совсем нешуточные последствия. Пусть арестованных за «экстремизм» можно пересчитать по пальцам, сам факт судимости по уголовной статье изрядно осложняет жизнь. И что немаловажно: для того чтобы быть осужденным за разжигание, вовсе не обязательно быть политическим активистом. Достаточно, если на вашей страничке в социальной сети (а они сейчас есть у многих) «товарищи из органов» обнаружат нечто, по их мнению, противоречащее неписаным законам толерантности.

Больше того: если вы не являетесь сколько-либо заметной фигурой в российской или местной политике, ваши шансы стать жертвой «антиэкстремистов» возрастают. Задевать популярного журналиста, известного общественного деятеля, да хотя бы рядового, но заметного активиста… не то чтобы опасно, но сопряжено с ненужными хлопотами. Сразу поднимется шум, подтянутся журналисты, сперва маргинальные, а потом и более-менее солидные. Пикеты, митинги, депутатские запросы. Наглые адвокаты, требующие допросить экспертов и потерпевших. А то еще какие-нибудь бездельники найдут фотографии пьяной следовательши, танцующей нижний брейк в мундире на голое тело, или прокурора в обнимку с тайскими трансвеститами. Или откопают, что докторская диссертация уважаемого эксперта — липовая.

Все это несмертельно, но неприятно.

Другое дело — вызвать повесткой простого гражданина, у которого нет связей в СМИ, который имеет самые превратные представления о законах и правоприменительной практике. И, глядя на него в упор добрыми и усталыми глазами, сказать: «Вот ты повесил у себя в «Одноклассниках» объявление «Куплю топор для рубки чурок». А ведь это экстремизм. Уголовное преступление. Психолингвистическая экспертиза постановила, что ты послал семантический сигнал, побуждающий неограниченное число пользователей компьютерной сети Интернет к насильственным действиям в отношении населения Кавказа и Средней Азии. Конечно, можешь побарахтаться, но мой тебе совет — признай вину и иди особым порядком. И нам проще, и тебе никакого лишнего геморроя. Получишь год условно и гуляй себе, только больше так не шути».

 

Материал подготовили: Владимир Титов, Мария Пономарева

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости