На главную

Доллар = 63,39

Евро = 68,24

10 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Политики не видят рационального зерна в «концлагере для мигрантов», устроенном в Москве

Комментируют Владимир Тор, Анатолий Баранов, Дмитрий Абзалов, Леонид Гозман

Пионер лагерей

Гольяновский «концлагерь для мигрантов» мало того что напугал интеллигенцию, он, по общему мнению, вряд ли поможет в борьбе с этническим криминалом. Данный проект больше напоминает попытку заплевать пожар, да еще и попиариться на этом.
Пионер лагерей 7 августа 2013
Было время, когда в приличном обществе считалось дурным тоном говорить о межнациональных столкновениях, этнической преступности и нелегальной миграции. Это, дескать, удел маргинальных нацистов. Допускалось осторожно посетовать, что гости с юга плохо интегрируются в полиэтническую российскую нацию. Правда, с началом нового десятилетия не замечать межнациональную напряженность в России стало трудно. А после того как группа толерантных россиян из СКФО избила полицейского на Матвеевском рынке в Москве, даже федеральная власть схватилась за голову. Потому что уже не простые граждане, а государство в лице сотрудника полиции получило по голове от этнического криминала. В прямом и переносном смысле. На рынках столицы начались облавы на нелегальных мигрантов, хотя, напомним, полицейского побили не иностранцы, а российские граждане. В настоящее время несколько сотен задержанных отправлены в палаточный лагерь в московском районе Гольяново. Подобные лагеря, где нелегалы будут дожидаться депортации, в ближайшем будущем появятся во всех субъектах Федерации, рапортует Федеральная миграционная служба. Леволиберальные публицисты уже бьют тревогу: скоро Россия покроется сетью концлагерей! Если отрешиться от эмоций, то правовой статус гольяновского лагеря действительно вызывает ряд неразрешимых вопросов. Российские законы не регламентируют содержание арестованных или задержанных в подобных условиях. Кроме того, проблема нелегальной миграции требует системного подхода. И одни лишь массовые облавы после каждого громкого преступления, совершенного «нерусскими», ее не решат.

Владимир Тор, глава исполкома Национально-демократической партии

Напомню, что систему лагерей, которая существовала в России со времен ГУЛАГа, никто не отменял. И сейчас более 600 тысяч в лагерях, а всего в местах заключения — 800 тыс. человек. Это все знакомо и привычно.

Лагерь в Гольяново, который открыли, мне, честно говоря, не нравится. Я не вижу в нем рационального зерна. Лагеря нужны не для того, чтобы пытать и мучить людей, это не их функция. Это не нужно ни России, ни русским, ни вообще цивилизованным людям. Лагеря нужны, чтобы концентрировать там людей и направлять на историческую родину. Тот же лагерь, который сейчас формируют в Гольяново, на мой взгляд, сугубо показушный. Собрали людей, как в зоопарке, посадили в вольер, показывают кто пальцем, кто палкой: мы боремся с миграцией.

Послушайте, в этом лагере находится всего 600 человек. Всего мигрантов в Москве — сумма, исчисляющаяся миллионом и даже более, а с Подмосковьем — миллионами. Конечно, лагерь на 600 человек не может решить эту проблему. Надо продумать, куда люди будут из него направляться и на каком правовом основании будут там находиться. Конечно, у людей, которые там находятся, должны быть гигиенические приспособления, питание, вода, зубные щетки, в конце концов…

То, что сейчас происходит, — какая-то профанация, изображение борьбы. Если делать это масштабно, то я это приветствую. В принципе такие пункты необходимы по всей стране в городах-миллионниках: Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Екатеринбурге.

Кроме того, необходимо не просто высылать людей, а прекращать приток новых мигрантов. Если вы хотите, чтобы в лодке было сухо, вам недостаточно вычерпывать из нее воду, необходимо еще и задраить пробоины. Необходимо ввести визовый режим со странами Средней Азии. Это то, что можно и нужно сделать очень быстро.

***

 

Анатолий Баранов, главный редактор интернет-газеты «Форум.MSK»

Те люди, которых у нас называют мигрантами, на 95 процентов еще 20 лет назад были нашими соотечественниками. Если бы это были какие-то чужие: сирийцы, индонезийцы, негры из Ганы — это вообще по-другому надо было бы обсуждать. Только два-три процента мигрантов из тех стран, которые никогда не входили в Советский Союз. И то большинство из них — все равно люди из Восточного блока.

Но в основном люди, которые сейчас считаются нелегальными мигрантами и для которых государство создает такие замечательные условия, как концлагерь, — бывшие граждане СССР… За наш с вами счет, между прочим, создает! Не надо обольщаться, они платят за лагерь из бюджета, это наши деньги. Может, какой-то пенсионер недополучит свой бублик или ребенок. Эту услугу наше государство нам оказывает совершенно странным образом.

Мы помним те славные времена, когда внутри Советского Союза не было никаких границ, когда узбеки, таджики, не приведи господи, грузины, молдаване могли совершенно свободно перемещаться в Москву, в Ленинград, в Кутаиси — куда хотели. Аналогично и все остальные. И проблемы мигрантов, то есть проблемы «понаехавших», даже в Москве, в общем, не было. Более того, народное хозяйство Советского Союза постоянно нуждалось в трудовых ресурсах. Не было проблемы найти работу — везде висели объявления «требуется», «требуется», «требуется». И если вдруг неожиданно какой-нибудь там юноша из Киргизии приезжал в Москву и хотел устроиться работать на ЗИЛ, то его с радостью брали. Другое дело, что не особенно большая очередь была из юношей из Киргизии, чтобы устроиться на ЗИЛ, потому что этим юношам и дома было чем заняться.

Так уж была устроена экономика, что более-менее равномерно ресурсы были распределены по территории страны. Такого резкого разрыва, как между уровнем жизни сегодняшнего москвича и сегодняшнего жителя города Хорог в Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана, не было. Большой необходимости куда-то перетекать, жить в скотских условиях, питаться лапшой «Доширак» и половину скотски маленькой зарплаты отдавать бабаю какому-то тоже не было. Согласно Конституции СССР, каждый гражданин Советского Союза имел право на жилище. И если его брали на работу, администрация предприятия, конечно, квартиру не давала, но койку в общежитии была обязана предоставить. Конечно, чтобы получить отдельное жилье, приходилось ждать, но не всегда слишком долго. Когда Москве требовались определенные специалисты, скажем, участковые врачи, большинство которых были приезжие, они в течение трех — пяти лет постоянной работы получали отдельное жилье. В таких условиях проблемы нежелательной миграции в позднем СССР не существовало.

И что же у нас получилась за система, когда 20 лет спустя истерически вопят, что сейчас нас захватят таджики, русских из России вытеснят киргизы, хотя русских в России 100 млн, а киргизов в природе 2 млн? Это говорит о полной, тотальной неэффективности сложившейся экономической и государственной системы. На самом деле все эти перекосы, о которых пишет пресса, о которых судачат бабушки у подъездов, можно ликвидировать в течение месяцев.

Неравномерное развитие регионов бывшего СССР будет создавать миграцию. Если у вас в доме нечего есть, а в 100 километрах от вас еду выбрасывают в мусорный контейнер, вы приедете к этому мусорному контейнеру. А разница в уровнях жизни близка к этому. Та же таджикская деревня вообще-то голодает. Если Российская Федерация собирается сохранить влияние в странах бывшего СССР, она должна озаботиться тем, чтобы ее экономическое влияние позволяло регулировать неравномерное развитие, людские потоки и тому подобное.

Допустим, нет нелегальной миграции из Казахстана в Россию, потому что нет экономических причин. А нелегальная миграция из Узбекистана самая большая, потому что каждый третий человек там не может найти работу и вынужден заниматься отхожими промыслами. И это говорит о несостоятельности политики государства, в первую очередь государства-метрополии. Экспорт капитала — страшно выгодная вещь. Ну почему российский капитал, который пухнет от денег, не проводит экспорта? Где российские предприятия в Центральной Азии? Где российские предприятия на Кавказе? А ведь если бы российские предприятия работали в Узбекистане, то узбекам не надо было бы ехать работать буквально в рабских условиях где-то здесь. Они это прекрасно могли бы осуществлять по месту жительства.

А что значит «нелегальный мигрант» из страны, с которой у нас безвизовый режим? Если этот человек нарушил какие-то нормы небольшие миграционные, он еще не нелегальный мигрант, он им может не быть. Власть не знает, что делать с этими людьми, которые приезжают сюда в основном заработать себе на кусок хлеба. Есть плохие люди, всякие, но их всегда мало. А наша власть не знает, что с ними делать, и поэтому строит концлагеря. Это верх государственной беспомощности.

Страна сейчас завалена деньгами, в стране до хрена чего нет: нет ни одной дороги, которая могла бы называться словом «магистраль», и у нас при этом мигрантов загоняют в концлагеря, будут их кормить сухим пайком и высылать за государственный счет на родину, откуда они с голодухи все равно попрутся обратно. Концлагерь — это не решение. Я уж не говорю о том, что наличие такой системы лагерей сильно подорвет доброе отношение к России со стороны наших бывших сограждан по Советскому Союзу.

***

 

Дмитрий Абзалов, вице-президент Центра политической конъюнктуры России

Проблема миграции существует во всем мире. Другое дело, что ее необходимо решать системно, а не за счет точечных акций. Проблема связана с деятельностью правоохранительных органов, миграционной службы, с экономической моделью, с функционированием несистемной торговли, розницы, в которой задействовано много нелегальных мигрантов.

Поэтому какая-то логика в этом есть, но опять же это точечное решение. На мой взгляд, необходимо более серьезное решение. Реформирование функционирования несистемных рынков, ярмарок, обеспечение доступа к продовольственной рознице производителей, фермерских хозяйств.

Что касается лагерей, то надо вспомнить, что они присутствуют в целом ряде стран: во Франции, Германии. Это довольно распространенная система, и она существует во всех странах, где производится высылка нелегальных мигрантов, оплачиваемая за счет государства. Поэтому ничего удивительного в этом нет. Тем не менее понятно, что такие модели могут присутствовать, но вне системного подхода эффективность этой модели будет не очень большой. Депортация приводит к тому, что через месяц-два эти люди все равно возвращаются, пока есть экономический стимул. Какая-то логика в депортации есть, но она очень краткосрочно работает.

***

Леонид Гозман, политик, советник главы госкорпорации «Роснанотехнологии»

Я отношусь к этому явлению с некоторым удивлением по следующим причинам.

Первое. Главная проблема, которая есть у населения Москвы в связи с миграцией, не взаимоотношения с вьетнамцами или марокканцами, или кем-то еще, а взаимоотношения с приехавшими в Москву, живущими в столице гражданами России из северокавказских республик. Это главная проблема на самом деле. И скандал, который послужил толчком, спусковым крючком для массовых зачисток, — это была драка с гражданами России. Ситуация напоминает старый анекдот, когда выясняется, что убил кого-то бондарь, но бондарь в селе один, а кузнецов двое, поэтому давайте повесим кузнеца.

Второе. Конечно, с нелегальной миграцией надо бороться, и ее надо останавливать. Но мне непонятно, почему удар направляется не в актуальную сторону. Ведь понятно, что мигранты в Москве, нелегалы вьетнамцы, афганцы и еще кто-то, находятся в Москве потому, что предельно коррумпированы правоохранительные органы, в том числе пограничная служба. Потому что представление, что у нас «дырявая граница», сильно преувеличено. Если таджик может перейти границу через сопредельные государства и ему виза не нужна, то вьетнамец этого сделать не может. Понятно, что налажен огромный коррупционный бизнес по их доставке сюда. И в этом бизнесе заняты не какие-нибудь сержанты или лейтенанты, а генералы и полковники.

Вторая группа, которая ответственна за массовое пребывание в России мигрантов, — это те работодатели, прежде всего в строительной индустрии, аффилированные с городскими властями, которые их нанимают на работу, для того чтобы совершенно зверским, средневековым образом эксплуатировать.

Если государство хочет решить эту проблему, то нужно двигаться в этом направлении, а не в направлении создания концентрационных лагерей.

Что касается лагерей, то, если их делать, в них нужно обеспечивать нормальные человеческие условия и нормальный правовой статус. То, что я слышал, не знаю, правда или нет, но в прессе сообщали, что там содержатся люди, пребывание которых в нашей стране абсолютно законно. Их взяли случайно: рожей не вышел, рожа не наша…

 

Материал подготовили: Владимир Титов, Мария Пономарева, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости