На главную

Доллар = 64,15

Евро = 72,06

27 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Травматическое оружие в быту бывает опаснее огнестрельного

Владимир ТИТОВ,

корреспондент «Особой буквы»

«Травмат», несовместимый с жизнью

«Левада-центр» сообщает, что россияне выступают за запрет «травматов». При этом не уточняется, что одни в принципе против «этого ужасного оружия», другие же добиваются, чтобы вместо опасной травматики узаконили нормальный «короткоствол».
«Травмат», несовместимый с жизнью 22 июля 2013
Спор о легализации короткоствольного огнестрельного оружия не с нас начался и не нами закончится. Аргументы сторон известны, наверное, каждому, кто когда-либо интересовался проблемой гражданского оружия. Одни уверены, что у «наших людей» отсутствует оружейная культура и, заполучив пистолеты, они немедленно друг друга перестреляют. Другие доказывают, что «оружейная культура» — это не цвет кожи и не разрез глаз, и она естественным образом формируется в обществе, где значительная часть населения имеет оружие. А утверждать, будто «наши люди» отличаются от жителей Техаса, Аляски, Эстонии или Молдовы, где оружейные законы достаточно либеральны, — это уже попахивает разжиганием межнациональной розни… Примечательно, что сторонники и противники «гражданского оружия» присутствуют как в странах, где такое оружие широко распространено, так и в тех государствах, где податным сословиям оружие не полагается. Словом, тема гражданского оружия широка и необъятна. Вот почему мы намереваемся рассмотреть лишь одну из граней этой проблемы. А именно: насколько полезно «травматическое оружие»?

«Левада-центр» обнародовал данные опроса, согласно которым большинство граждан России (58 процентов) выступает за запрет продажи травматического оружия. Отрицательно относятся к идее запрета «травматов» 34 процента. Об этом пишет «Коммерсант».

Известно, что социологические опросы не самый надежный источник сведений о настроениях в обществе. Потому что при малой выборке возможны значительные отклонения от истинного значения. А обеспечить представительную выборку в условиях нашей страны затруднительно: в России проживают, на минуточку, 100 млн совершеннолетних граждан, не считая иностранцев. Кроме того, результат «на выходе» сильно зависит от того, какие социальные группы были охвачены опросом. Допустим, на вопрос «нужно ли запретить продажу скутеров» совершенно по-разному ответят учащиеся колледжей и пожилые автовладельцы.

Однако по вопросу отношения граждан к травматическому оружию данные «Левада-центра» недалеки от истины (и уж тем более никто не сомневается в том, что социологи центра грамотно поработали с выборкой). Если и не большинство, то многие хотели бы убрать из продажи «травматы».

Эта новость дала повод для радости консерваторам-государственникам. Так, публицист Вадим Дубнов заявил, что «россияне не верят в идеалы полковника Кольта»:

«Полковник Кольт уравнял людей в правах» — сказали когда-то американцы. Сегодняшние россияне их немного поправили, — радуется он. — Россиянам не нужно такое уравнение в правах. Не потому, что им не нравится это равенство. Они просто в него не верят. Не каждый человек сможет выстрелить в другого человека, даже если будет знать, что тысячу раз прав. А кто-то, наоборот, опасается собственной агрессивности».

В общем, не нужна нам эта ваша буржуйская свобода, у нас особый путь.

Материал по теме: убийства в американской школе «Сэнди Хук» в городе Ньютаун, где преступник расстрелял 27 человек, в том числе 20 детей, добавило аргументов российским противникам свободной продажи оружия. Но не все так просто, как кажется на первый взгляд. (ДАЛЕЕ)

Однако против «травматов» выступают не только консерваторы и условные домохозяйки, запуганные передачей «Дежурная часть». И не только большие начальники, которые уверены, что простым людям не полагается носить оружие. К травматическому оружию негативно относятся и те, кто поддерживает право граждан на вооруженную самооборону. И на то у них есть веские основания.

С одной стороны, «травматы» малоэффективны. Как показывает практика, даже лучшие образцы, которые пробивают 25-милимметровые пластины ДСП на радость пользователям, в реальном столкновении оказываются бесполезны или малополезны. Эффективная дистанция для оборонительного применения короткоствола — от 2 до 5 метров. На большом расстоянии, к тому же в условиях адреналинового шторма, трудно попасть в движущуюся мишень, а если расстояние между противниками менее двух метров, то тут уже надо переходить в рукопашную. (Поясним, что речь идет не о профессионалах, которых ежедневно «качают маятник» в тире, а о нормальных обывателях). Однако уже на расстоянии нескольких метров «травмат» оказывается бесполезен, если только пуля не попадет в горло, в глаз или в пах противника. Если же противник не одинок, если он подогрет алкоголем или наркотиками, если на нем надето что-то кроме майки-сеточки, то шансы «травмировать» его так, чтобы заставить отказаться от нападения, стремятся к нулю.

С другой стороны, «травматы» чрезмерно опасны. В какой-то степени даже более опасны, чем нормальное огнестрельное оружие, поскольку пользователь пребывает в плену иллюзий, будто его «средство самообороны» — это что-то вроде «длинного кулака». Причем речь идет не о кулаке Майка Тайсона или Владимира Кличко. Результат таких иллюзий — многочисленные ссоры, завершившиеся убийством с помощью травматического оружия.

Примеров можно привести множество. Про убийство Егора Свиридова знают все. Впрочем, вряд ли Аслан Черкесов, сделавший роковой выстрел из травматического пистолета, не ведал, что творил. Не случайно присяжные признали его виновным в умышленном убийстве, и суд назначил ему 20 лет колонии строгого режима.

Меж тем часто случается так, что бытовая перепалка, которая в других условиях завершилась бы безобразной, но в целом безвредной дракой, заканчивается убийством.

Так, в мае 2013 года в Новокузенцком районе Кемеровской области один гражданин встретил знакомого и решил, что тот неправильно на него посмотрел. Гордый гражданин попытался обосновать свое право на уважение, а в качестве убойного аргумента применил «травмат». Итог — смерть знакомого.

В июне этого же года житель села Бея в Хакасии «во время распития спиртных напитков» поссорился с пожилым бойфрендом своей матери и выстрелил ему в голову из травматического пистолета. Результат предсказуем…

10 июля в Томске вынесли приговор местному жителю, который во время празднования Нового года убил своего знакомого. «Во время застолья хозяин жилого помещения поссорился с одним из товарищей. От изрядно выпитой дозы алкоголя последний стал вести себя неадекватно — плевать на пол, не реагируя на замечания. Чтобы проучить невоспитанного гостя, подсудимый выстрелил ему в живот из травматического пистолета «Оса». Только после этого дебошир успокоился. Пулю извлекли, и пострадавший уснул. Друзья решили продолжить застолье в кафе. Но, вернувшись вечером домой, хозяин квартиры увидел, что томич справляет нужду посреди комнаты и на его замечания снова не реагирует. Тогда подсудимый схватил травматический пистолет и дважды выстрелил мужчине в голову. Гость умер», — сообщает Томск.info.

На первый взгляд, тут явное противоречие: как может слабое оружие причинить смерть? Однако элементарная физика и биология все расставляют по своим местам.

Как уже было сказано, на дистанциях реального «боя» «травмат» практически бесполезен. Во-первых, пороховая навеска в патронах к травматическому оружию значительно уменьшена по сравнению с патронами к спортивному, служебному и боевому оружию. Во-вторых, по баллистическим качествам резиновый шарик или цилиндр разительно уступают нормальной металлической пуле.

Однако законы физики одинаковы и для пули, и для резинового шарика. После выхода из ствола баллистический снаряд движется исключительно за счет инерции, при этом на него действуют две силы, снижающие скорость: земное притяжение и сопротивление воздуха. А кинетическая энергия пули убывает пропорционально квадрату скорости. Соответственно, снижается и «останавливающее действие».

Если иметь в виду, что во время уличного конфликта наиболее вероятные области поражения — корпус или конечности, то попадание пули из травматического оружия, конечно, болезненно и неприятно, но вряд ли заставит сильно мотивированного человека отказаться от антиобщественных намерений. Скорее — напугает и разозлит, то есть заставит действовать еще более жестко. А убийственные выстрелы из «травматов» наносились с максимально близкого расстояния, практически в упор. При этом пуля не успевает потерять свои джоули, которые так привлекают пользователей травматического оружия. Кроме того, выстрелы, ставшие причиной смерти, наносятся, как правило, в голову.

Вывод: травматическое оружие зачастую оказывается бесполезно для целей самообороны, однако может служить орудием убийства из хулиганских побуждений.

Для целей гражданской самообороны были бы гораздо более эффективны нормальные пистолеты и револьверы. А поскольку всем известно, что из огнестрельного пистолета, в отличие от «травмата», достаточно легко убить или серьезно ранить человека, желающих помахать стволом ради самоутверждения найдется гораздо меньше.

Правда, есть одно «но». Нынешняя власть ни за что не разрешит гражданам владение короткоствольным огнестрельным оружием самообороны. И ни сенатор Александр Торшин, ни либерал-демократ Роман Худяков, ни движение «Право на оружие» во главе с прекрасной валькирией Марией Бутиной, ни даже страшное и ужасное «оружейное лобби» вряд ли что-то изменят в обозримом будущем. Возможно, со временем им совокупными усилиями удастся произвести сдвиги в массовом сознании, и постсоветские люди перестанут бояться злых ковбоев с пистолетами…

 

Материал подготовили: Владимир Титов, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости