На главную

Доллар = 63,95

Евро = 71,57

29 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Политэкономический заключенный — об экономической амнистии, ее причинах и последствиях

Антон МУХАЧЕВ,

заключенный ИК-2 Костромской области

Политические выводы из экономической амнистии

Экономическую амнистию «кастрировали», чтобы на свободу не вышел Михаил Ходорковский. Пока сидит он, сидеть будут и все те, чье дело «состряпано» по статье «Мошенничество» и другим статьям, имеющимся в приговорах экс-руководителя ЮКОСа.
Политические выводы из экономической амнистии 10 июля 2013
Вернувшиеся на днях из поселка Поназырево родители политэкономического заключенного Антона Мухачева передали в распоряжение «Особой буквы» размышления об объявленной Государственной думой экономической амнистии осужденного по политической 282-й статье и экономической статье 159 Уголовного кодекса РФ, которые считаются самыми «резиновыми» в российском законодательстве.

Антон Мухачев был приговорен в 2011 году Савеловским судом Москвы к 9 годам лишения свободы по обвинениям в нанесении ущерба торговому дому кирпичного завода «Кудиново», где он работал гендиректором, несмотря на то что учредители торгового дома в процессе подтвердили отсутствие у них ущерба и претензий к Мухачеву, а также по обвинениям в причастности к деятельности впоследствии запрещенной организации «Северное братство».

В нашем лагере чуть меньше тысячи человек. Среди наркоманов и убийц немало и тех, кто совершил преступление, предусмотренное статьями Уголовного кодекса из раздела «Преступления в сфере экономики». А это не только мошенничество и незаконная банковская деятельность, но и разбой, грабеж и даже банальная кража.

Стоило Владимиру Путину на Петербургском форуме высказаться о скоро грядущей экономической амнистии, как тут же ко мне потянулись разбойнички и крадуны, фальшивомонетчики и мошенники с единственным вопросом: «Когда меня отпустят?» Так как у меня самого четыре «экономические» статьи, в свое время добавленные для утяжеления плохо склеенного «экстремизма», пришлось озаботиться изучением вопроса. Благо приехали на длительное свидание родители и привезли почитать много интересного на эту тему. Разобравшись с документами и законопроектами, я теперь знаю, что буду отвечать вопрошающим об амнистии:

— Когда меня отпустят?

— По звонку.

То есть из нашего лагеря, равно как из соседних, в эту амнистию вряд ли кто выйдет. И не потому, что у нас нет предпринимателей, заказанных конкурентами или попавших со своим развитым бизнесом в поле зрения спецслужб, — их как раз хватает. А потому, что власть изначально не собиралась кого-либо отпускать в значимом количестве.

Синоним подобного акта милосердия — профанация. Перечень статей, указанных в проекте амнистии, был максимально сокращен, еще даже не попав в Госдуму. В него не вошли такие распространенные статьи Уголовного кодекса, так обожаемые фальсификаторами из следственных отделов, как «Мошенничество» (в старой редакции — статья 159), «Присвоение или растрата» (статья 160), «Вымогательство» (статья 163), «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием» (статья 165). По тем же статьям преступлений, что остались в амнистии, большинство коммерсантов и так получают либо условный срок наказания, либо вообще приговариваются к оплате штрафа.

Например, в моем девятилетнем сроке заключения только одну треть мне «вручили» за экстремизм, а остальное мне принесла моя должность генерального директора в коммерческой организации. Все мои попытки и старания моего адвоката Александра Васильева из «Русского вердикта» переквалифицировать мои статьи «Мошенничество» на «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности» остаются пока безуспешными. Основания у судов одни и те же: я не предприниматель и преступления совершил вне сферы предпринимательской деятельности. Несмотря на то что я руководил торговым домом, занимавшимся коммерческой, самой что ни на есть предпринимательской деятельностью.

Я не удивлен и был готов к отсидке «от звонка до звонка» еще в кабинете следователя, так как знал, что судят меня и «накручивают» срок не за «экономику», а за мои взгляды и политическую оппозиционную деятельность. Однако подобных моему криво сшитому экономическому делу по «резиновой» 159-й статье «Мошенничество» за последние годы я встретил десятки. Сроки по этим делам коммерсанты получали реальные и немалые. И, как и мне, никакая амнистия им не светит.

Дабы горе-коммерсантам гарантированно не сорваться из мест лишения свободы (вдруг у районного судьи будет хорошее настроение), в проекте амнистии на всякий случай прописали: «не попадают под амнистию получившие наказание по совокупности преступлений». То есть если даже и случится чудо и мои экономические статьи признают экономическими, мой врожденный экстремизм не даст мне выйти на свободу раньше определенного судом срока. Как и большинству других предпринимателей, осужденных, как правило, за букет мнимых преступлений. Как и самому главному заключенному коммерсанту России, из-за которого, скорее всего, и кастрировали изначальный всеобъемлющий проект экономической амнистии, — Михаилу Ходорковскому. Его личные взаимоотношения с руководством страны стоят преградой десятку тысяч ожидающих освобождения предпринимателей. Факт: пока сидит он, сидеть будут и все те, чье дело «состряпано» по статье «Мошенничество» и другим ключевым статьям, имеющимся в его приговорах.

Для чего же тогда власть вообще пошла на этот шаг — амнистию для коммерсов? По ее завершении из СИЗО и лагерей по всей стране выйдет не более тысячи человек. Но стоит отдать должное Владимиру Путину: он не уклонялся от диалога с обществом. И пусть его диалог больше похож на инструктаж, тем не менее в еще не эмигрировавшей и не этапированной бизнес-среде президент теперь всегда может заявить: «Вы просили амнистию? Я дал вам ее. Теперь вы сделайте в ответ то-то и то-то, и еще вот это». Плюс диалог с Западом: «У нас отличный инвестиционный климат! Мы даже оступившихся предпринимателей из тюрем отпускаем ради развития малого и среднего бизнеса». И диалог с либералами: «Вы говорите, мы сажаем? Не только сажаем, мы еще и отпускаем».

Так что в результате этой амнистии власть получила очередной козырь для игры в одни ворота. Соответственно, интересующиеся своей свободой или свободой родственников и друзей должны следить не столько за политическими новостями, сколько за биржевыми сводками цен на нефть — единственном хребте существующей сегодня системы.

 

Материал подготовили: Алексей Барановский, Мария Пономарева

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости