На главную

Доллар = 63,95

Евро = 71,57

29 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Госдума хочет приравнять журналистскую работу по степени опасности к деятельности правоохранителей

Комментируют Сергей Соколов, Сергей Шаргунов

Кровавый режим работы

На самом деле журналистская работа и так куда более опасна, чем работа полицейского. Сотрудников МВД защищает форма, сотрудников СК и ФСБ — мигалки и всесильные «корочки», а всех вместе правоохранителей защищает монополия на насилие.
Кровавый режим работы 10 июля 2013
Депутаты Госдумы предлагают приравнять журналистскую деятельность по степени опасности к деятельности правоохранительных органов и ужесточить санкции за насилие в отношении сотрудников СМИ. По мнению законодателей, законопроект поможет обезопасить тех тружеников пера, кто занимается антикоррупционными расследованиями. В планируемом к принятию законопроекте закрепляются новые санкции за преступления в отношении представителей прессы. В частности, если в отношении журналиста применяется или существует угроза насилия, не опасного для жизни и здоровья, предусматривается штраф до 200 тыс. рублей либо принудительные работы сроком до пяти лет или лишение свободы на тот же срок. Если совершено насилие, опасное для жизни и здоровья журналиста, то преступник может быть наказан лишением свободы до 10 лет. Стремление защитить прессу от преступных посягательств, конечно же, похвально. Россия считается достаточно опасной для работы масс-медиа — хуже, чем у нас, дела обстоят в странах, раздираемых гражданской войной (всякие Афганистаны, Сирии, Сомали), либо там, где правят совсем уж людоедские режимы. У нас гражданской войны вроде как нет, а правящий режим, несмотря на известные проблемы с демократией, откровенно тоталитарным назвать пока все же нельзя. И тем не менее: журналистов избивают, убивают — как раз 9 июля в Дагестане был расстрелян неизвестными замредактора еженедельника «Новое дело» Ахмеднаби Ахмеднабиев. По-прежнему не раскрыто варварское избиение Олега Кашина, не установлен следствием заказчик убийства Анны Политковской, и подобных дел множество. В одних случаях власти ограничились наказанием «шестерок», исполнителей преступлений, в других — на свободе неподсудными гуляют и исполнители, и заказчики. Вот и интересно: если государство не может защитить журналистов и эффективно наказывать преступников в рамках действующего сейчас законодательства (по статьям «Убийство» и «Причинение тяжких телесных повреждений»), откуда уверенность, что какие-то новые статьи УК или поправки в старые статьи как-либо исправят ситуацию? И будут ли на практике правоохранительные органы с тем же рвением расследовать преступления против работников прессы так же рьяно, как они возбуждают дела за оторванный полицейский погон на митинге или за злой «антиментовской» пост в блоге?

Сергей Соколов, шеф-редактор «Новой газеты»

Это странная инициатива, поскольку в Уголовном кодексе есть достаточно возможностей для наказания за нападения на журналистов. Там есть целая статья, карающая за воспрепятствование журналистской деятельности. В случае тяжких преступлений отягчающим обстоятельством является воспрепятствование исполнению профессиональных обязанностей.

Вот, допустим, напали на журналиста, а рядом напали на правозащитника. Почему правозащитник, который тоже выполняет свой общественный конституционный долг, хуже, чем журналист? Я этого не понимаю. Я думаю, в этой ситуации надо говорить в целом об эффективности системы следствия и дознания, чтобы, независимо от того, на кого напали и кто получил травмы, или был убит, чтобы преступников находили и чтобы они оказывались на скамье подсудимых. Мне кажется, в данном случае происходит подмена понятий.

Зачем вообще вносятся подобные законопроекты? Мне трудно влиться в сознание нашего замечательного принтера под названием «Государственная дума». На мой взгляд, это попытка сбалансировать в политическом пространстве и общественном сознании последние скандалы, которые спровоцировали депутаты Исаев, Железняк и прочие (депутат-единоросс Андрей Исаев в ответ на критическую статью о депутате Ирине Яровой, опубликованной в «МК», обозвал сотрудников этого издания «мелкими тварями» и пригрозил «жестко разобраться». Коллега Исаева по фракции Сергей Железняк — автор многих законопроектов, ограничивающих свободу прессы в России — Ред.).

***

Сергей Шаргунов, писатель, главный редактор портала «Свободная пресса»

У меня двойственное отношение к этой инициативе. Я помню мнение Олега Кашина, который считает, что ни в коем случае нельзя выделять журналистов как особую касту. И мне кажется, что в этом суждении человека, который был избит до полусмерти, есть много смысла.

Недавно у меня убили друга в парке в Москве, талантливого человека, поэта молодого. Его звали Иван Пушкин. Он не был журналистом, он не обладал никакой «корочкой», «ксивой», не числился ни в каком СМИ. И я не знаю, почему теперь менты не будут расследовать его убийство, а если какой-нибудь журналист где-нибудь огребет, то это нужно, наоборот, выделять в особое дело и давать какие-то страшные сроки.

Конечно, когда происходят нападения на реально важного журналиста, ведущего действительно серьезное расследование, это неизбежно оказывается резонансной историей. Тем не менее вспомним ситуацию с Бекетовым в Химках. Ведь до сих пор заказчики этого преступления не установлены. Хотя стоит немножко копнуть, и их легко найти, об этом много раз писалось и говорилось. Можно вспомнить убийство Игоря Домникова, журналиста «Новой газеты», которого забили молотком в подъезде.

То есть известно, кто заказывал, как и почему, но не хватает политической воли разобраться даже на региональном уровне! И что эти депутаты? Лучше бы они провели расследование избиения Олега Кашина! Когда известен круг лиц, которые за неделю до нападения выясняли его домашний адрес, но не хватает политической воли, чтобы привести расследование к финалу. И теперь власти лицемерно предлагают такой закон.

Как им выгодно, так они и будут решать, поэтому ничья жизнь в России не защищена. Поэтому очередной закон окажется филькиной грамотой. Я считаю, что угрозы для жизни в России существуют для каждого без исключения. И в этом отношении нельзя давать никаких преференций тому, кто обзавелся журналистской корочкой. Тем более что в наше время этих масс-медиа развелось пруд пруди. И что, получается, человек, обладающий «корочкой» журналиста, оказывается выше других людей? Выше ученого, выше медика, выше литератора?

А почему все остальные люди, на которых нападают, которых избивают, должны быть ниже рангом? Я с этим не согласен. Вопрос, повторюсь, вообще о безопасности граждан России и о том, чтобы они были защищены. Вопрос в том, что наше государство, наши правоохранительные органы не хотят расследовать разного рода преступления против граждан страны. Вот этим надо заниматься, а не придумывать очередные законы. Уголовного кодекса вполне хватает — не хватает только воли, чтобы доводить расследования до финала.

 

Материал подготовили: Роман Попков, Владимир Титов, Мария Пономарева

Комментарии
Любомудр Скудоумов

Конституция РФ.

Статья 19


1. Все равны перед законом и судом.

2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

3. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.

Ответственность за посягательство будь то на государственного деятеля, прокурора, полицейского, журналиста, бомжа, маньяка или судью должна быть одинакова...
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости