На главную

Доллар = 63,91

Евро = 68,50

9 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Кто убивает полицейских в Новочеркасске: «партизаны», экстремисты, бандиты или «заклятые друзья»?

Владимир ТИТОВ,

корреспондент «Особой буквы»

Прицел оправдывает средства

За последние восемь месяцев в Новочеркасске Ростовской области были убиты несколько бывших и действующих полицейских. Кто объявил войну МВД: «новочеркасские партизаны», исламисты, мафия, или же убийства совершаются по мотивам личной мести?
Прицел оправдывает средства 7 июня 2013
Многие, наверное, слышали такой вечно живой афоризм: «Россия беременна революцией». Этому афоризму уже лет полтораста. Означает он, что в нашей стране обязательно должна произойти революция. Не сегодня и не завтра, но в ближайшее время — вне всякого сомнения. Эту фразу любит вольнодумная интеллигенция, которой надо как-то примирить себя с тем, что давно уже пора грянуть буре, а она все никак не грянет. Но время от времени ее вспоминают и «профессиональные патриоты» — разумеется, в совершенно другой тональности и с другой целью: намекнуть правительству, что консервативных мыслителей можно и подкормить… Но с куда большей уверенностью можно утверждать, что Россия беременна гражданской войной. Слишком много неразрешимых противоречий накопилось в стране. И не только между условной властью и народом, а между различными слоями и группами населения. Кажется, что только силовой аппарат государства удерживает людей от того, чтобы начать войну на взаимное истребление. Но госаппарат тоже состоит из людей. И они тоже уязвимы. Гражданской войны в России нет. Но время от времени происходят события, наглядно показывающие: народ вполне дозрел до нее.

 

В ситуации в Новочеркасске много загадок и странностей. Так, поражает отсутствие внимания СМИ к происходящему. Пресса, точно сговорившись, игнорирует эту тему. Молчат государственные пропагандисты, намозолившие языки на разоблачении криминально-оппозиционных заговоров. Молчат маститые аналитики, знающие подоплеку всего и вся. Возможно, представители власти порекомендовали журналистам не слишком акцентировать внимание на этой проблеме, потому что правоохранительные органы выглядят в этой ситуации не самым выигрышным образом. «Конечно, полиции невыгодно распространяться об этом деле, — цитирует Рабкор.Ru ростовского блогера Сергея Резника. — Заместитель начальника областного убойного отдела Олег Лигай кричал, что он еще до Нового года разыщет преступников. Ну и что, кого они разыскали? Да никого».

В редакцию «Особой буквы» позвонил знакомый из аппарата Государственной думы, который спросил, известно ли нам что-то об охоте на полицейских в Новочеркасске. Мы ничего не слышали об этом. Тогда наш собеседник рассказал, что и ему, и его коллегам журналисты задавали подобный вопрос, но никто из думцев не смог ничего ответить: о происходящем в Новочеркасске они слышали впервые. Сотрудники аппарата парламента стали искать информацию и обнаружили, что о терроре против стражей порядка в Ростовской области пишут некоторые СМИ и блогеры. Правда, информация пока предельно скудна.

Депутаты забили тревогу и начали собирать информацию по различным каналам, в том числе и через знакомых журналистов. Ну и позвонили в «Особую букву»…

Мы со своей стороны проанализировали то, что пишут о событиях в Новочеркасске. А происходит там действительно нечто странное.

19 сентября 2012 года в одной из стоматологических клиник Новочеркасска несколько раз за ночь срабатывала сигнализация. Наряд полиции — Владимир Мандрик и Василий Камфорин — выезжали на место, но ничего подозрительного не обнаружили. Когда они вновь подъехали к злополучной клинике, неизвестные расстреляли автомобиль полицейских и скрылись, забрав оружие погибших — два пистолета Макарова, автомат Калашникова и боеприпасы к ним.

В ноябре того же года все в том же Новочеркасске погиб таксист Вадим Ложков, ранее работавший водителем у бывшего прокурора области Валерия Кузнецова. Возвращаясь домой вместе с женой, Ложков заметил, что в его квартире хозяйничают неизвестные. Заметив, что вернулись хозяева, из дома выбежали несколько мужчин и попытались скрыться на автомобиле. Ложков бросился в погоню на своей машине, однако был застрелен. Баллистическая экспертиза показала, что он был убит из оружия, похищенного у убитых ранее сотрудников вневедомственной охраны — Мандрика и Камфорина.

По некоторым данным, из дома Ложковых был похищен сейф с оружием.

8 апреля попали в засаду сотрудники новочеркасского ЧОП «Охрана Сервис». Их вызвали к продуктовому магазину, а когда автомобиль с охранниками прибыл на место, по нему открыли шквальный огонь из близлежащей лесополосы. Погиб Юрий Стаценко, но его напарник Николай Корсунов выжил и сумел выехать из-под обстрела.

Охранников атаковали из того же оружия, что было ранее похищено у убитых полицейских. Очевидно, целью нападавших было служебное оружие сотрудников ЧОП.

23 апреля во дворе своего дома на хуторе Малый Мишкин, расположенного недалеко от Новочеркасска, был застрелен инспектор ДПС Андрей Юрин. Как отмечает сайт «Русская планета», преступники пытались проникнуть в дом Юрина, но им помешали соседи.

После серии нападений на сотрудников правоохранительных органов, сообщает издание «Блокнот», полицейским Новочеркасска предписано выезжать на вызовы и в патрулирование в бронежилетах и касках, запрещено носить форму в нерабочее время и курить возле отделов. Вернувшись домой после окончания дежурства, полицейские обязаны телефонировать начальству, что с ними все в порядке.

Между тем, как отмечает белорусский сайт dal.by, убийства стражей порядка по схожему сценарию начались в Ростовской области еще в 2008 году. С того времени погибло 17 сотрудников МВД.

Кто и зачем убивает правоохранителей? По официальной версии, преступники охотятся за служебным нарезным оружием. Эта версия выглядит вполне разумной, если не принимать в расчет, что охотники за стволами действуют чересчур круто: групповое убийство даже одного полицейского может грозить им двузначными сроками, а то и пожизненным лишением свободы. Поэтому логично предположить, что убийцами полицейских движет нечто большее, чем стремление разжиться автоматами и пистолетами.

По другой, столь же умозрительной версии, бывших и действующих правоохранителей убивают из мести. И это предположение не лишено смысла. Дело за малым: выяснить все связи рядовых сотрудников и попытаться найти тех, кому они ухитрились насолить при жизни.

Поэтому многие предполагают, что группа неизвестных истребляет полицейских только потому, что те являются (или являлись когда-то) полицейскими. Заодно и обзаводится служебным оружием — для продолжения «святой борьбы». Возможно, в Новочеркасске действует радикальная группировка, объявившая государству войну на уничтожение.

Последнее тем более вероятно, что в России подобные прецеденты имели место. Всем памятна история «приморских партизан». Напомним: в первой половине 2010 года (основная активность пришлась на май-июнь) эта группа молодых людей устроила несколько нападений на сотрудников милиции. Против них была организована полномасштабная войсковая операция. После того как «партизаны» были частью захвачены, а частью погибли при захвате, стало известно, что заставило их начать самоубийственную войну.

Они были обычные парни, чуждые блатной романтике, но остро ощущавшие несправедливость Российского государства как такового. Этому осознанию немало поспособствовали милиционеры, которые в разное время применяли энергичные методы дознания к будущим «партизанам», задержанным за пустяковые правонарушения, а то и вовсе без оснований.

Например, из Александра Ковтуна, задержанного однажды за драку, «правоохранители» выбивали признание в убийстве, которого он не совершал и которое к драке не имело никакого отношения. Романа Савченко пытали в кировском РОВД, добиваясь признания в краже. Андрей Сухорада тоже не понаслышке был знаком с методами работы милиции; в то же время он разочаровался в российской «околополитике», в беззубых, совершенно безопасных для власти «акциях прямого действия»…

Российская действительность предоставила этим парням сомнительный выбор. Либо все это терпеть. Либо отвоевать человеческое достоинство с оружием в руках. Никаких иных путей они не увидели, остановившись на втором варианте.

Но если действия «приморских партизан» в какой-то мере можно объяснить юношеским максимализмом, то поступок подмосковного фермера Олега Бутусина указывает на то, что пиетет граждан перед полицией, мягко говоря, уходит в прошлое.

Бутусин не собирался воевать против государства — но ему тоже не оставили выбора. В конце мая 2013 года семья Бутусиных — он сам, его жена и 15-летний сын — возвращались на своей машине домой. Машину остановил инспектор ГИБДД. Он потребовал документы у водителя, а затем — у его жены. По официальной версии, Бутусин предъявил фальшивое удостоверение, а когда его разоблачили — попытался скрыться. По другой версии, страж порядка общался с Бутусиными грубо и неуважительно, сам первый схватился за пистолет, выстрелил в воздух и пригрозил «стрелять на поражение».

Бутусин пытался скрыться, полицейские, преследуя его, несколько раз выстрелили по автомобилю, в которой, напомним, Бутусин был не один. Машина с пробитыми колесами съехала в кювет, Олег Бутусин ранил одного из полицейских из травматического пистолета, после чего ушел в лес. По официальной версии, фермер с пистолетом находился в федеральном розыске по подозрению в экстремизме.

Как пишут некоторые СМИ, правоохранители пытались с помощью органов опеки забрать из семьи девятерых детей «фермера-партизана», однако после вмешательства общественности, и в том числе детского омбудсмена Павла Астахова, оставили эту затею.

Версию о том, что в Новочеркасске против полицейских воюют именно радикальные революционеры, косвенно подтверждают сами правоохранители, которые прошлись частым гребнем по ростовским политикам. Так, по делу о серийных убийствах полицейских были допрошены молодые активисты Азовского отделения КПРФ.

Хотя некоторые считают, что убийства сотрудников МВД в Ростовской области — дело рук криминально-экстремистских этнических группировок. «Думаю, просто пришел черед и этого южного города пасть перед лицом пришельцев: началось истребление той совокупности людей (разного уровня), кто препятствует захвату ключевых позиций города чужаками», — рассуждает блогер Сергей Корнев.

Добавим, что пока ни одна из радикальных группировок не взяла на себя ответственность за нападения на полицейских в Ростовской области.

 

Материал подготовили: Владимир Титов, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости