На главную

Доллар = 63,92

Евро = 67,76

6 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Согласно результатам опросов, 70 процентов россиян не планируют открывать собственный бизнес

Комментируют Сергей Жаворонков, Михаил Делягин

«У нас относятся к малому бизнесу так, будто под каждым ларьком нефтяная скважина»

Причинами нежелания россиян начинать своего дело эксперты считают нестабильность экономики и отсутствие гарантий. Но в 90-е, во время бума частного предпринимательства, экономику тоже нельзя было назвать стабильной, и гарантий опять же не давали.
«У нас относятся к малому бизнесу так, будто под каждым ларьком нефтяная скважина» 4 июня 2013
Те, кому доводилось бывать в российских СИЗО в последние годы, или те, у кого там, к несчастью, оказались родственники, или те, кто знакомы с людьми, сидевшими в СИЗО и колониях, знают, что коммерсанты — одна из самых многочисленных категорий зэков. Жертвы рейдеров и вымогателей из правоохранительных структур — это в основном не олигархи, а именно представители мелкого и среднего бизнеса, ставшие питательной средой для силовиков и гражданских госслужащих разного уровня. Живущие в Москве, возможно, видели, как стремительно и безжалостно власти расправляются с множеством мелких торговых точек — сносят их бульдозерами, не дожидаясь каких-либо решений суда. Говорят, то же самое происходит и в ряде других регионов. Часто говорят о нестабильности экономики как факторе, парализующем предпринимательскую инициативу россиян. Вряд ли дело только в этом: в 1989—1992 годах, во время зарождения рыночных отношений в России, экономика была не просто нестабильной — она была на грани коллапса. Был разгул криминала, была полная правовая неопределенность. Это не останавливало людей, потому что их не душило государство. Все можно преодолеть, любые препятствия: мутную правовую базу или полное ее отсутствие, экономический кризис, рэкет. Нельзя преодолеть только одно — враждебное, хищническое отношение государства к бизнесу. А сейчас у государства именно такое отношение.

Сергей Жаворонков, экономист, политолог

Малый бизнес в основном занимается вовсе не какими-то инновациями, а работает в сфере розничной торговли и сталкивается с многочисленными проблемами. Во-первых, в связи с принятием закона о торговле запланирована ликвидация рынков к 2015 году. Зачем это безумное решение нужно, непонятно. Ярмарки, рынки существуют и в развитых странах, и никто не обвиняет их в том, что они нецивилизованные.

Мелких торговцев лишают высокомаржинальных товаров: прежде всего, алкоголя и табака. Недавно вступил в силу закон о борьбе с курением, до этого запретили пиво продавать в ларьках. Человек, который желает купить пиво или сигареты, не пойдет в одно место за пивом, а в другое — за фруктами. Это все делается для того, чтобы людей загнать в торговые сети, которые имеют право продавать и алкоголь, и табак. Причем с табаком ограничения абсурдны: они не существуют практически нигде в мире, а в некоторых странах — например, во Франции — наоборот, как раз сетям запрещено продавать табак, а разрешено малому бизнесу.

В крупных городах, прежде всего в Москве, есть еще одна проблема — нехватка торговых площадей. Их примерно в 2—2,5 раза меньше, чем в Европе. Если вычтем из них несколько мегамоллов, например «Золотой Вавилон», «Город», то дефицит станет еще более явным. Исторически это связано с тем, что в советское время развитие малого бизнеса не предполагалось, но у нас существует многоэтажное жилищное строительство. В нормальных странах первые этажи зданий отводят под магазины, этого в России нет. Кто-то с большим трудом переводит их из жилого в нежилой фонд.

Материал по теме: знакомо ли вам слово «рэкет»? Речь о ситуации 90-х, когда некие дяди забирали у бизнесменов деньги в обмен на «крышевание». Извините, но государство действует сегодня так же: заплати свои кровные или учись ходит осторожно в душевые кабинки тюрем. (ДАЛЕЕ)

Кроме того, надо понимать, что такое малый бизнес. Под этим понимаются совершенно разные зачастую вещи. У нас есть такой закон ФЗ-209 «О развитии малого и среднего предпринимательства в РФ». В нем говорится о том, что, к примеру, выручка для малого бизнеса составляет 400 млн рублей. Это, конечно, не малый бизнес. В основной массе мелкие предприниматели в провинции не зарабатывают больших денег — они сводят концы с концами. Для них отдать в год 30 с лишним тыс. рублей на всякие выплаты государству — это, по сути, отдать одну или две месячные зарплаты.

Есть отдельная большая проблема: в целях минимизации налогообложения под малый бизнес могут маскировать те, кто к нему не имеет отношения. Понятно, что здесь надо достаточно тщательно относиться к критериям, чтобы не было возможности заниматься торговлей нефтепродуктами, зарегистрировавшись как ИП и платя 6 процентов налогов. На мой взгляд, правильным критерием налогообложения была бы выручка предприятия. Если мы говорим о том, что выручка составляет менее 1 или 5 млн рублей в год, — это малый бизнес. Такое предприятие может находиться на специальном налоговом режиме.

В целом логика предложений Владимира Путина о снижении отчислений предпринимателей в Пенсионный фонд нормальна, так как платежи в РФ реально велики. Историю с закрытием 400 тыс. предприятий можно было просчитать раньше и не доводить до этого.

***

Михаил Делягин, экономист, политолог

Государство, повысив налоговое бремя до уровня, который оказался непосильным для слабой части малого бизнеса, привело к сокращению количества зарегистрированных бизнесменов более чем на 300 тысяч. Некоторая часть перестала заниматься бизнесом как таковым, а некоторая — перешла в теневой сектор. Правда, часть предприятий уже были «мертвыми»: просто их раньше не закрывали. Сейчас их содержание стало болезненным.

Закрытие предприятий — результат деятельности государства. В то же время говорить, что у нас с малым бизнесом катастрофа, нельзя — он существует. Однако малый бизнес понимает, что все разговоры чиновников о том, что они заботятся о малом бизнесе и малый бизнес — это хорошо, лукавы. Наши бизнесмены теперь знают, что это неправда, они убедились на собственном опыте. Потому государство объявило им войну на уничтожение.

Изменение системы, я думаю, мало кого вернет обратно в бизнес, хотя у нас есть люди болезненно доверчивые. Но всерьез говорить об этом нельзя: вас ударили по голове, а потом говорят: «Ой, извините, пожалуйста, мы, может быть, пересмотрим этот вопрос».

Материал по теме: отвергая проект амнистии осужденных бизнесменов, хотя экономическая и политическая выгоды этой акции очевидны, Путин дал понять, в чьих интересах он правит. Получается, что его социальная база — опричники и баскаки, которые собирают ясак с подданных. (ДАЛЕЕ)

На мой взгляд, негативно сказывается на бизнесе налоговый террор. Важно не забывать, что у нас 100 тыс. предпринимателей сидит, какая из них часть малых предпринимателей — никого не волнует. Конечно, формально ситуация с проверками сильно улучшилась: какие-то нельзя часто проводить, о некоторых нужно предупреждать заранее. Но вряд ли этих новелл достаточно для того, чтобы бизнесмены чувствовали себя нормально.

Государству нужно рассматривать малый и средний бизнес (за исключением известных адвокатских контор) как способ самозанятости людей, борьбы с безработицей, а не как способ обогащения. А сейчас у нас относятся к малому бизнесу так, будто под каждым ларьком находится нефтяная скважина.

 

Материал подготовили: Татьяна Рязанова, Роман Попков, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости