На главную

Доллар = 63,95

Евро = 71,57

29 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Интервью с экоактивистом: о борцах за природу, экологическом социализме и партии зеленых

Егор ДАВЫДОВ,

активист экологической организации «Зеленый мир»

«Ко всем партиям мы относимся негативно, в том числе и «зеленым»

Раньше бездомных животных защищали пенсионерки, а за природу боролись хиппи. Теперь среди экологов все больше крепких парней с богатой активистской биографией и недружелюбной по отношению к властям идеологией. Мы поговорили с одним из таких парней.
«Ко всем партиям мы относимся негативно, в том числе и «зеленым» 14 мая 2013
Западные социально-политические и субкультурные веяния, пусть и с опозданием, но доходят до нашей страны. В прежние времена российские леваки и националисты занимались хождением на юбилейные шествия, штудированием книжных догматов и прослушиванием, соответственно, песен «Гражданской обороны» или группы «Коловрат». Сегодня молодые активисты, как и их коллеги на Западе, расширяют фронт своей деятельности: борются против загрязнения окружающей среды, против жестокого обращения с животными, считая это продолжением, закономерной частью битвы за свои идеалы. Государство в ответ косится на «подозрительных парней» и готово применить к ним карательные санкции, так как любая несанкционированная сверху активность априори нежелательна.

— Кто такие экологические активисты в нашей стране? Отгороженные от мира сектанты-хиппи, питающиеся исключительно овощами, или позитивная молодежь, разозленная происходящим?

Восприятие у народа зачастую стереотипно. Для многих экоактивист — это действительно полусумасшедший хиппи, который живет в землянке, не пользуется телефоном и Интернетом. Конечно, в образованных кругах общества серьезных экологов знают и ценят по-настоящему.

На мой взгляд, экодвижение в последнее время стало набирать обороты и популярность в обществе. Если раньше таким активизмом занимались преимущественно анархисты и левые, вплоть до достаточно экзотичных персонажей, то в наши дни это движение, в которое вовлечены вполне обычные граждане. В том числе и далекие от политизированных субкультур. Положительную роль в экоактивизме сыграл общегражданский протест, когда массы начали активно принимать участие в общественной жизни нашей страны. Нельзя отрицать — приток людей возрос именно благодаря протесту.

— На какие ответвления делится экоактивизм в России?

Есть как волонтеры, которые помогают приютам для животных, так и те, кто занимается более серьезными проектами, борется с могущественными корпорациями (Shell, «Газпром» и так далее). Многие экоактивисты противостоят убивающей все живое в округе промышленности, заводам, на которых безответственно не меняют изношенные и бесполезные очистные фильтры 60-х годов выпуска. К примеру, в регионах существуют цементные и химические заводы, которые травят целые города уже несколько десятилетий. Есть люди, сражающиеся за сохранение чистоты рек и озер, особенно остро эта проблема стоит на Байкале — самом чистом в мире озере, которое отравляет целлюлозный комбинат. Небольшим инициативным группам тяжело бороться с заводами и фабриками, нарушающими все нормы по выбросам в атмосферу, этим занимаются крупные экологические организации. Но так как для государства важнее выгода и накопление капиталов, то экологам крайне трудно приходится в нашей стране.

— Что привело лично вас в экоактивизм?

Сам лично приобщился к экоактивизму  в школе, тогда еще было принято проводить субботники, установление скворечников, бережное отношение к природе, чистоте вокруг. Полученные в те годы навыки оказались кстати, когда я решил заняться проблемами экологии вплотную.

Вспоминая о школе, пытались недавно устроить акцию для школьников, но у нас, оказывается, запрещена в школах «пропаганда».

— Организация «Зеленый мир», в которую вы входите, возникла на волне движения левых националистов «Вольница», если я не ошибаюсь. Решили бороться не за улицы, а за природу?

Да, мы родились именно в союзе с «Вольницей», как ее экопроект, весной 2012 года. После того как «Вольница» прекратила свое существование, «Зеленый мир» решил продолжать работать самостоятельно, имея опыт независимой активности. Плюс многие, кто пришел в «Зеленый мир», не состояли в «Вольнице».

«Зеленый мир» — не политизированная организация, она состоит из молодежи и занимается вопросами зоозащиты и экологии. Уже существуют активные отделения в Москве, Петербурге, Казани и Нижнем Новгороде. Надеемся, география будет только расширяться.

— И какие успехи за плечами? Есть прогресс или все еще в стадии формирования?

Конечно, «Зеленый мир» по сравнению с другими организациями молодая инициатива, мы только набираем обороты. Мы стараемся участвовать во всех протестных мероприятиях экологического и зоозащитного характера. Проводим агитационную и пропагандистскую работу с населением. Участвовали в защите Цаговского леса и поддерживаем активистов Жуковского до сих пор. Проблема там так и не решена, и местный реликтовый лес продолжают вырубать. В этом году возродили забытую всеми традицию строить и устанавливать кормушки и скворечники для птиц. Также мы работаем с муниципальными и частными приютами.

— Недавно ваша организация митинговала вместе с другими гражданскими и политическими активистами против федерального законопроекта одного депутата из ЛПДР. Закон об ответственном отношении к животным. Значит, вы за безответственное отношение?

Нет, наоборот, те, кто пришел на митинг, — крайне ответственные люди, на их счету тысячи пристроенных собак из приютов, десятки акций по зоозащите. Чиновники в Москве вместо помощи всем заинтересованным в работе с бездомными животными решили пополнить свои личные бюджеты на убийствах собак и кошек.

Законопроект даст чиновникам колоссальные бюджеты, а значит, новые квартиры и дома за рубежом. О животных и людях, как всегда, никто не думает, для них это расходный материал. Вся работа активистов по стерилизации бродячих животных, лечению, пристройству в заботливые руки — коту под хвост. Животных будут просто убивать, так проще…

— А как следует относиться к попрошайкам на улице, которые стоят с собаками и кошками в коробках и собирают деньги якобы на «корм животным», на «приют»?

За всех, конечно, нельзя говорить, но в подавляющей массе все эти попрошайки-коробочники — мошенники. На приюты никто не собирает деньги по электричкам и переходам. В основной массе это алкоголики и бомжи, собирающие себе на пузырь. Эти граждане накачивают животных алкоголем, чтобы те смирненько лежали и не мешали, и сгребают деньги с отзывчивых граждан.

В борьбе с коробочниками можно полагаться только на себя, ни один полицай не поможет вам. Отбирать животных, везти к врачам, на передержку, в приюты. Но нужно понимать, что ваша задача не просто отнять и отпустить — вы берете ответственность за животное на себя, так что будьте готовы заботиться о нем и искать ему дом.

— Расскажите о болевых точках зоозащиты в Москве. Например, ходят слухи, что так называемый Птичий рынок — это абсолютно адовое место, в котором животные содержатся в ужасающих условиях? Так ли это, и если да, как с этим можно бороться?

Начнем с того, что мы выступаем за запрет торговли животными, для нас это варварство, сродни продаже людей. Птичий рынок — реальный ад, это как рынок рабов в раннем Средневековье.

Про условия, в которых содержатся животные, известно еще со времен старого Птичьего рынка: как людей обманывают и красят кошек, чтобы подороже продать, как выкидывают или убивают «залежавшийся» товар. Подобных случаев тысячи и тысячи.

Но, к сожалению, в нашей стране проблемы животных мало кого волнуют, да и денежный оборот этого рынка явно помогает закрывать глаза соответствующих чиновников на происходящее.

— Хоть вы и говорите, что «Зеленый мир» — не политизированная структура, и все же спрошу: экоактивисты относятся к нынешнему Российскому государству враждебно?

Естественно, главные враги — это корпорации и государственная система. По-моему, настолько очевидно их варварское отношение к природе, что и комментировать нет смысла.

— Расскажи, что такое экологический социализм — так написано в вашей программе? Заявка о том, что вы левые, или что-то иное?

Экосоциализм для нас неотделим от социализма как такового. В мире царит антропоцентризм — человек во главе всего. Мы же проповедуем иную точку зрения — биоцентризм. Согласно ей интересы живой природы ставятся выше интересов человека и капитала.

Древняя мудрость гласит: величайшее чудо на Земле — не человек, а жизнь; сама жизнь во всех ее многоликих проявлениях. Все живое прекрасно, неповторимо и ценно само по себе, так как жизнь — это таинство и великий дар, одинаково драгоценный для всех земных существ. Мы верим, что человечество сможет одуматься, откажется от потребительского, господствующего отношения к природе и экологии и сохранит нашу планету для будущих поколений. Ну а мы постараемся ему в этом помочь.

— Один из сегментов мирового экологического сопротивления — акции прямого действия. В России среди экологов есть радикалы?

Безусловно. Таких людей единицы, и они благоразумно не афишируют перед большой аудиторией свои акции. Например, поджоги строительной техники, которая уничтожает конкретные леса.

Естественно, российские радикальные экологи действуют не с таким размахом, как их американские вдохновители: по сравнению с тамошними активистами их действия носят намного меньший характер. Вспомнить хотя бы самые известные акты экосопротивления в США, такие как поджог горнолыжного курорта в Вейле, поджог Бюро по управлению земельными ресурсами в штате Орегон и отделения рейнджеров Федеральной лесной службы.

— А эта радикальная экоборьба все-таки заимствована с Запада или имеются и отечественные корни?

Экологическое движение появилось в нашей стране еще в СССР. Тогда экологи (среди них было очень много анархистов) широко практиковали акции прямого действия: нападения на стройки АЭС, приковывания цепями к заводским трубам, были также эколагери. Так что традиции борьбы в России имеются.

Однако сейчас для большинства российских радикалов и пропагандирующих такое, наверное, ориентирами являются веяния с Запада. Например, «Фронт освобождения Земли» (ELF) и «Фронт освобождения животных» (ALF). Естественно, молодежи интересно читать про их акции прямого действия. Неудивительно, что некоторые пытаются подражать.

— Если уж мы говорим о Западе, то каково ваше отношение к Гринпису: есть какие-то рабочие контакты с ними?

Гринпис, конечно же, мастодонт в среде экологических и зоозащитных движений, но, к сожалению, не очень много знаю о них. Мы рады, что они привлекают внимание к экологическим проблемам и функционируют в нашей стране. Однако с их ресурсами можно было бы и более активно принимать участие, и освещать не только глобальные вопросы, но и действовать локальнее. Хотя, может, мои знания об этой структуре не совсем полные.

— Молодые люди в экодвижениях — левые и анархисты. Это последствия того, что их субкультура в значительной мере пропагандирует подобное?

Если говорить о субкультурной среде, то да, это зависит от ориентиров. В левой среде тема экологии и зоозащиты актуальна уже не один десяток лет. Многие музыкальные проекты пропагандируют бережное отношение к природе, из-за этого лагерь экоактивистов и пополняется в основном левыми.

— Националисты не вовлекались в экодвижение?

В свое время в среде националистов появились так называемые автономы. Эта субкультура черпала идеи из радикальных зарубежных движений, в том числе и левых. Тема защиты экологии, зоозащиты стала появляться и в среде националистов. Ими даже совершались акции против меховых магазинов, других объектов, причастных к меховой индустрии.

Но автономные националисты вышли из моды за последние два года, и количество таких акций стремится к нулю. Плюс националистическое движение, в том числе его радикальная часть, откатилось назад. Непонятно, что с ним будет дальше, и вряд ли стоит ожидать от националистов акций прямого действия. Да и раньше экология была не в моде у националистов и не входила в их приоритеты.

В стане националистов существует стереотип, что экология — это тема левых и антифа. Но есть и такие примеры, как Outlaw Heroes Standing, которые в своем творчестве затрагивают тему экологии. Хотя я затрудняюсь, к какому лагерю их отнести.

Мы постараемся исправить упущение с националистами.

— Среди либералов тоже немало людей, уделяющих внимание проблемам экологии. Ну, например, Евгения Чирикова, которая ведет кампанию в защиту Химкинского леса. Доводилось работать с либералами в целом и Чириковой в частности?

Конкретно с Чириковой мы уже пересекались на митинге в защиту Сходненской поймы. Вроде бы одно дело делаем, а оказалось, что из защиты поймы митинг перерос в агитацию госпожи Чириковой — она как раз тогда в мэры Химок пыталась выбраться. Когда наш человек попросил слова, нам было отказано с формулировкой: «Вы и так попиарились со своим флажком». Так что более с такими людьми мы дела вести не намерены.

— Как вы относитесь к перспективам создания в России «зеленых», экологических» политических партий? Готовы их поддерживать?

Ко всем партиям мы относимся негативно и к этой тоже. Большинство наших членов придерживаются анархических или социалистических взглядов. Партии — это паразиты на теле народа. А что до создания «зеленых» партий — это очередная политическая спекуляция.

Экоактивистов многим хочется прибрать к рукам. Ведь если их пособирать по Москве, наберется порядка тысячи активистов, заинтересованных в решении экологических проблем. Поднимая темы экологии, можно набрать себе дополнительных политических бонусов.

 

Материал подготовили: Максим Собеский, Роман Попков, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости